ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография
Храню тебя в сердце моем
Как запомнить все! Секреты чемпиона мира по мнемотехнике
Князь Пустоты. Книга первая. Тьма прежних времен
Резня на Сухаревском рынке
Зови меня Шинигами
Мальчик, который переплыл океан в кресле
Блуждание во снах

– Я думал, что больше никогда не увижу вас. – Чарлз на несколько шагов приблизил своего жеребца, словно опасаясь, что она может сбежать.

– Полагаю, вы на это и рассчитывали, – холодно сказала Мэдди, вызывая в себе гнев, возмущение, горечь – что угодно, лишь бы подстегнуть свое ослабевающее мужество.

Он покачал головой:

– Нет, я был сердит… взбешен. Но когда вы… покинули… я… – Чарлз опустил глаза, затем вновь встретил ее взгляд. – У меня было достаточно времени, чтобы подумать, Мэдди.

– И у меня тоже.

– Я… – начал он снова, затем умолк. – Боже, я так удивился, увидев вас, что никак не могу собраться с мыслями. Пожалуйста, скажите, что вы больше не сердитесь. Могу… могу я посетить вас завтра? Вы остановились со своими родителями?

– Нет. Они… Я остановилась в Бэнкрофт-Хаусе как гостья герцогини Хайбэрроу. Мои родители не знают, что я здесь.

– В Бэнкрофт-Хаусе? – Он сделал жест, словно хотел коснуться ее руки, сжимавшей узду, но в последний момент удержался. – Могу я посетить вас там?

Она снова заколебалась, полностью лишившись присутствия духа.

– Да, да, если хотите.

– Благодарю. – Бросив на нее прощальный взгляд, Чарлз повернул лошадь и уехал.

Мэдди не могла унять дрожь. Она так долго боялась этой встречи, и то, что сейчас произошло, не имело ничего общего е тем, как она это представляла. Абсолютно ничего.

– Что, черт побери, он хотел?

Куин выглядел как рыцарь, готовый броситься в бой с тем, кто огорчил его даму сердца. Его зеленые глаза сузились и блестели, когда он смотрел на удаляющегося Чарлза Данфри. Мэдди пришла в себя.

– Ничего.

Куин бросил на нее косой взгляд.

– Ничего? – повторил он. – Тогда вы провели достаточно много времени, обсуждая это.

– Думаю, он хотел извиниться.

– Изви… – Он закрыл рот и вновь посмотрел вслед Чарлзу. – И вы позволили ему просто извиниться? После того, что он сделал с вами? С вашим добрым именем?

По ее позвоночнику пробежала дрожь. «Он ревнует».

– Вы не думаете, что для меня все обернется наилучшим образом, если мы с Чарлзом помиримся?

– Полагаю, что так, – крайне неохотно согласился Куин. Мэдди кивнула.

– Он собирается посетить меня завтра в Бэнкрофт-Хаусе.

Куин взглянул на нее, затем отвернулся, и она услышала, как он заскрежетал зубами.

– Отлично. – Куин развернул Аристотеля. – Поехали. Где мой чертов брат?

Настроение у Куина еще больше ухудшилось, когда через пять минут после их возвращения с прогулки в Гайд-парке Мэдди с Рейфом покинули его, усевшись с герцогиней играть в пикет.

Этот проклятый Чарлз Данфри! И черт бы побрал Мэдди, которая была права по поводу примирения между ними. Он мог бы стараться все лето, пытаясь восстановить ее репутацию, в то время как Данфри достаточно было улыбнуться ей на публике, чтобы достичь того же результата.

Не было смысла отрицать это, хотя сама идея вызывала у него желание разбить самое ценное из семейного хрусталя и фарфора. Он не просто хотел восстановить статус Мэдди в светском обществе, Куин хотел быть единственным, кто может это сделать. Он хотел, чтобы она была благодарна только ему. Ему хотелось, чтобы она нуждалась в нем и любила его столь же страстно, как он ее.

С сильно бьющимся сердцем Куин прислонился к стене и взглянул на закрытую дверь гостиной, где они сидели. Где сидела она.

Боже правый, он любит ее! Если бы ее репутация не была подмочена, Мэдлин Уиллитс была бы той, с кем он мог бы задумать что-то посерьезнее любовной интрижки. И в момент, когда он достиг бы этого, он был бы счастлив до исступления.

Куин слышал, как они втроем смеялись и болтали, играя в карты в гостиной. Даже герцогиня в последние дни изменила свое отношение к Мэдди. Вчера она сопровождала мисс Уиллитс к леди Эштон, осмелившись перечить его светлости. И она убедила герцога отложить сообщение Малькольму о том, что они в самом скором времени возвращают опозорившуюся компаньонку в Лэнгли.

– Почему ты хандришь?

Куин подпрыгнул, выпрямляясь.

– Я не хандрю, – холодно ответил он герцогу, выходившему из своей конторки с пачкой газет, зажатых в руке. – Я решаю.

– Что решаешь? – скептически поинтересовался его светлость.

«Сказать ли Мэдди, что я чувствую по отношению к ней».

– Планировать свадьбу на лето или на осень, – сказал он вместо этого, с ужасом вспомнив об Элоизе и их двадцатитрехлетнем соглашении с неприкрытым ужасом. Он взглянул на отца, отметив быстро промелькнувшее удивление на его суровом лице.

Герцог пристально разглядывал сына.

– Почему не завтра, если тебе так уж приспичило?

– Меня это устраивает, – резко произнес рассерженный Куин. – Я пошлю записку Элоизе.

– Не пытайся обмануть меня, Куинлан, – предупредил лорд Хайбэрроу.

– И не собираюсь, – коротко ответил тот и повернулся на каблуках. – Вы лучше пошлите посланника к королю Георгу и сообщите ему, что нам понадобится Вестминстерское аббатство завтра утром, – бросил он через плечо. – Думаю, это не составит труда.

– Ты что, намерен дать понять всем пэрам, что берешь Элоизу с ребенком и я навязываю скорейший брак? Я говорю – нет! – проревел с потемневшим лицом герцог. – Думаю, ты не такой дурак, не так ли?

Куин снова взглянул на отца.

– Вы же считали, что я участвовал в половой охоте на мисс Уиллитс, – огрызнулся он с побледневшим лицом. – Решайтесь, ваша светлость.

– Не смей разговаривать со мной в таком тоне, мальчишка, иначе я позабочусь, чтобы тебя так же любили в Лондоне, как эту рыжеволосую шлюху!

Это было уже слишком.

– Вы не смеете говорить о Мэдди подобным образом, вы, помпез…

– Я не тот…

Дверь гостиной распахнулась.

– Льюис, – прервала мужа герцогиня тихим голосом. Несомненно, они слышали из гостиной весь разговор. Куин поморщился.

– Виктория, не вмешивайся…

– Пожалуйста, – прервала она его. – Леди Финч и леди Дериз приедут к нам с минуты на минуту. Успокойся.

– Успокоиться? Ты указываешь, что мне делать, жена? Ух! Я отправляюсь в «Уайтс»! – Его светлость зашагал по холлу. – Ты женишься на Элоизе этим летом, Куинлан, иначе, когда придет время для нового герцога Хайбэрроу, это будешь не ты! Тебе ясно?

Куин не ответил, но этого и не требовалось. Отец отдал прямое приказание, и он должен ему подчиниться. Конец спора, конец разговора. Куин встретил заботливый, испытывающий взгляд матери, затем холодно кивнул ей и удалился.

Аристотель был явно недоволен тем, что его выводили второй раз за день. В сложившейся обстановке Уэрфилд не испытывал к нему никакого сочувствия. Он поехал на Куин-стрит и спросил, дома ли Элоиза. Она отсутствовала, но дворецкий Стоуксли сообщил ему адрес знакомых, куда она уехала.

Он чувствовал себя смешным, рыская по Лондону в поисках Элоизы. Они так давно знали друг друга, что он мог с достаточной точностью предсказать ее реакцию, если появится на пороге дома графини Девейн, разыскивая ее. Она была очаровательной и разумной и с детства воспитана в убежденности, что она – будущая герцогиня Хайбэрроу, так же как ему внушали, что он – будущий герцог. Но он хотел узнать что-то, что для него стало крайне важным. Куину не терпелось узнать, что он чувствует, находясь рядом е ней.

Он знал, что чувствовал, когда они с Мэдди находились в одной комнате: он становился смущенным, оживленным и не верящим в свои силы. Раньше его не интересовало, чувствовал он что-то к Элоизе или нет. Он всегда знал, что женится на ней, – он так и поступит. Но, тем не менее, он подъехал к дому Девейна, взошел по узким ступеням и постучал в дверь.

– Лорд Уэрфилд. – Дворецкий поклонился, когда Куин протянул ему свою визитную карточку и передал просьбу. – Будьте любезны, подождите в холле.

Не прошло и пары минут, как Элоиза появилась со стороны расположенной на втором этаже гостиной.

– Куин, что-нибудь случилось? – спросила она, спускаясь к нему по ступенькам.

44
{"b":"108","o":1}