ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, – заверил Куин, беря невесту за руку. – Я просто… хотел удостовериться, что не навязывался тебе, когда попросил помочь мне с Мэдди.

Элоиза тепло улыбнулась.

– Конечно, нет. Я как раз договаривалась с мисс Харриет Дюшан и леди Девейн, чтобы они присоединились к нам завтра за ленчем.

– Хорошо, я очень ценю твою помощь.

– Я счастлива помочь. – Она смотрела на него, слегка нахмурив свои совершенные брови. – Что-нибудь еще?

– Нет, конечно, нет. – Он было повернулся, затем остановился. Он должен был знать. – Элоиза, могу я… кое о чем попросить тебя?

– О чем угодно, Куин.

Куин оглядел холл, который, к счастью, был пуст, и откашлялся.

– Могу я поцеловать тебя?

На какой-то момент она выглядела озадаченной, затем снова улыбнулась.

– Мне бы этого очень хотелось.

Коротко вздохнув, Куин подошел ближе. Он опустил голову, когда она подняла свою, и коснулся губами ее нежного рта. Куин надолго задержался там, пробуя ее рот, впитывая нежное дыхание.

Наконец он отступил назад.

– Спасибо.

– Ну, – спросила она, легко улыбаясь, – как это было?

Он улыбнулся в ответ.

– Великолепно, Элоиза. Я только что понял, что за все это время ни разу не поцеловал тебя. Увидимся завтра. – Он поклонился и повернулся.

– Куин!

– Да? – Маркиз остановился.

– Мы должны назначить дату. Если откладывать, в Лондоне никого не останется, чтобы отметить это вместе с нами.

– Да, я знаю. Я… обсуждаю этот вопрос с его светлостью. Однако это произойдет скоро.

Куин вышел из дома и направился к Аристотелю. Затем он остановился, держа в руке уздечку жеребца. Она предоставила ему прекрасную возможность объясниться в любви и сделать ей предложение, а он ничего не сказал. Да, он лишь понял, что его совсем не интересует его будущая жена – и он испытывает огромный интерес к женщине, которая никогда не будет ему принадлежать.

– Хм, и чего же хотел лорд Уэрфилд? – Джоанна, леди Девейн, накручивала на палец прядь белокурых волос.

Элоиза улыбнулась и заняла прежнее место.

– Поцеловать меня, – пробормотала она и сделала глоток чаю.

Харриет Дюшан наклонилась вперед.

– Что сделать?

– Поцеловать тебя? – скептически повторила Джоанна. – Он проделал весь этот путь только ради этого?

– Вы же знаете, что мы должны скоро пожениться, – подчеркнула Элоиза. – И он души во мне не чает.

– Мне кажется, что последнее время он души не чает в ком-то другом, – заметила леди Девейн.

– Куин всегда добр и щедр. Бедняжке с погубленной репутацией некуда было больше идти. – Элоиза отставила чашку с чаем и наклонилась вперед. – И наша задача, леди, найти для нее место, куда можно будет быстренько ее отправить.

Харриет хихикнула.

– Нежеланных щенят принято топить, не так ли?

Джоанна и Элоиза рассмеялись, и Элоиза принялась вновь за свой кекс.

– Завтра утром я поставлю на стол для ленча большую чашу с пуншем – на всякий случай.

Чарлз Данфри вздохнул, когда его экипаж, прогрохотав напоследок, остановился. Какая досада покидать Лондон в разгар светского сезона! Особенно ради поездки в Девоншир, где не было ничего интересного, чем можно было заняться, и ни одного привлекательного лица. Данфри поправил на голове шляпу и встал, когда дверь кареты открылась.

– Добрый вечер, Хоскинс, – сказал он, ступая на землю. – Виконт сегодня дома?

Мгновение дворецкий смотрел на него с открытым ртом, удивление было в каждой черточке его тонкого величавого лица.

– Мис… мистер Данфри. Да, он… он дома. Сюда, сэр.

Хоскинс провел его в гостиную и, торопясь сообщить хозяину об их госте, громко захлопнул дверь за собой. Данфри коротко улыбнулся, затем прошелся по комнате, глядя на знакомые фарфоровые миниатюры и коллекцию хрустальных ваз. За пять лет здесь мало что изменилось. Он обернулся на звук открываемой двери.

Появившийся в дверях высокий седовласый джентльмен выглядел одновременно пораженным и смущенным. Данфри вряд ли мог винить его за это. Он сам был уверен, что никогда больше не переступит порог этого дома.

Данфри поклонился:

– Добрый вечер, лорд Халверстон. Извините, что не уведомил вас заранее о своем приезде, но я сам не знал об этом до сегодняшнего утра. – Он смущенно улыбнулся. – Могу я попросить бокал портвейна? Я… я чувствую себя очень неуверенно.

Виконт рассеянно кивнул и подал знак дворецкому.

– Хоскинс, портвейна.

Он шагнул в гостиную и закрыл за собой дверь.

На какое-то мгновение Данфри пожалел, что не попросил об аудиенции леди Халверстон, поскольку с ней было бы легче иметь дело, но он не хотел, чтобы они сбежали, прежде чем он должным образом все объяснит.

– Простите меня за прямоту, Чарлз, – сухо сказал виконт, – но что привело вас в Халверстон? Мы расстались отнюдь не дружески, когда виделись последний раз.

Покачав головой, Данфри присел на край кушетки.

– Да, это так, – честно признался он. – И я хочу извиниться. Я… понимаете, я тогда весь кипел.

Виконт кивнул.

Данфри поерзал, искренняя растерянность перекрывала его нарочитое смятение. Если сегодня вечером дела пойдут для него неважно, он вполне может угодить в долговую тюрьму.

– Я, право, не знаю, как это сказать. Но… сегодня утром я видел… я видел Мэдлин.

Лорд Халверстон побледнел.

– Мэдлин? Вы видели Мэдлин? Мою дочь Мэдди?

Данфри поспешно вскочил на ноги и помог виконту Халверстону сесть в кресло, прежде чем у того отказали ноги. Его собственное настроение значительно улучшилось. В сложившейся ситуации интерес Роберта к местонахождению дочери мог стать очень полезным для него – по крайней мере, он на это надеялся.

– Да, я даже поговорил с ней.

– Где она? – спросил Роберт Уиллитс, сжав ручки кресла. Это было самым трудным. Ему необходимо предстать во всем этом важной фигурой. Если Халверстон сочтет, что сам сможет найти дочь, для Данфри все будет потеряно.

– В Лондоне.

– Лон… где в Лондоне?

– Милорд, думаю, ей не хотелось говорить со мной о вас. Она только сообщила, что вы не знаете, что она там. Простите мое любопытство, но… я предполагаю, что вы не помирились с ней?

– Мы не могли найти ее, чтобы сделать это, – признался лорд Халверстон, и в его голосе слышалось глубокое сомнение. – Она здорова?

– Она прекрасна, – правдиво ответил гость. – Еще красивее, чем была в восемнадцать лет. – По правде сказать, он был разочарован, увидев, как хорошо она выглядит. Несомненно, Мэдди не сохла по нему.

– Она сказала вам, где была все это время? Она…

– Пожалуйста, милорд. – Данфри вновь смущенно улыбнулся Роберту. – Я разговаривал недолго. Я… не хотел испытывать ее терпение. Я во многом виноват перед ней. Мне нужно загладить свою вину.

Виконт оценивающе взглянул на него.

– Значит, вы собираетесь принести извинения?

Данфри едва сдержал улыбку, услышав надежду в голосе Халверстона.

– Да, да. Вы знаете, что я женился после того, как Мэдди исчезла. Моя жена… Патриция была дорога мне, но год назад она умерла. И когда я увидел Мэдди сегодня утром, я понял, что она всегда была в моем сердце. Говорят, время лечит раны.

– Это так, Чарлз.

– Я должен нанести ей визит завтра днем. Однако я подумал, что вам захочется услышать мои новости немедленно. И я также хотел получить от вас разрешение действовать дальше.

– Значит, вы все еще хотите жениться на ней? Несмотря на то, что вы ничего не знали о том, где она находилась все эти пять лет?

Все складывалось прекрасно.

– Милорд, я, конечно, понимаю, что рискую своей репутацией. Если я возобновлю свое предложение взять Мэдди в жены, меня могут осудить за мой поступок. И одному Богу известно, как мне было нелегко после смерти Патриции. – Чарлз пожал плечами. – Но я верю, что должен дать Мэдди еще один шанс.

Виконт наклонился в кресле вперед, к нему вернулся цвет лица.

45
{"b":"108","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга
Другой дороги нет
Туннель в небе. Есть скафандр – готов путешествовать (сборник)
Энциклопедия специй. От аниса до шалфея
Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена
400 страниц моих надежд
Последний шанс
Lagom. Секрет шведского благополучия
По ту сторону