ЛитМир - Электронная Библиотека

Негодующий ответ Мэдди, несомненно, привел бы к тому, что ее вышвырнули бы из Уиллитс-Хауса, но прежде чем она успела открыть рот, Эверетт постучал в дверь библиотеки.

– В чем дело? – проворчал виконт, откровенно недовольный тем, что прервали его тираду.

– Два посетителя к мисс Уиллитс, – сообщил дворецкий.

– Кто это? – мрачно спросил лорд Халверстон.

– Мистер Бэнкрофт и маркиз Уэй…

– Мистер Бэнкрофт? – воскликнула Мэдди, вскочила на ноги и бросилась мимо удивленного дворецкого, чуть не сбив того с ног. – Извини, Эверетт.

– Все в порядке, мисс.

В холле стояли двое мужчин, и это остановило ее.

– Мистер Бэнкрофт, вы стоите?

– Более-менее, – усмехнулся он. – Как ты, моя дорогая?

Мэдди заспешила к своему бывшему хозяину и обняла его.

– Я так рада, – прошептала она, и по щекам ее катились слезы. – Я так рада!..

– Ну вот, это настоящее приветствие, – сказал Малькольм, отвечая на ее объятия.

– И все это благодаря мне, – сообщил Куин.

Мэдди взглянула на него, и они встретились взглядами. Она улыбнулась сквозь слезы. Он пришел увидеться с ней.

– Благодарю, – произнесла она.

– Не за что, – ответил Куин. – Но он добрался до Лондона. Думаю, он обеспокоен тем, что ты можешь выйти замуж не за того человека.

– А, лорд Уэрфилд, – с пафосом произнес ее отец, выходя из библиотеки и не выказывая свое недавнее раздражение. – Это очень любезно с вашей стороны навестить мою дочь.

– Для меня это удовольствие, – ответил Куин, пожимая руку виконту. – Разрешите мне представить вам моего дядю мистера Бэнкрофта. Малькольм – виконт Халверстон.

Мэдди с неохотой выпустила мистера Бэнкрофта, и он тоже пожал руку ее отцу.

– Я много слышал о вас, – уклончиво заметил Малькольм.

– Хотел бы сказать то же самое, – ответил виконт, глядя на дочь.

Мэдди могла легко догадаться, о чем он думал – что у нее были грязные отношения с мистером Бэнкрофтом. Он, похоже, думал так о любом джентльмене, которого она упоминала. Но ее уже давно не заботило, что отец думает о ней. Мэдди снова взглянула на Куина.

– Как вы сегодня, мисс Уиллитс? – вежливо поинтересовался он.

– Благодарю, милорд, очень хорошо.

– Могу я поговорить с вами наедине? – продолжил Куин. – Моя мать просила кое-что передать вам.

– Конечно, – ответила Мэдди, пытаясь скрыть неожиданное возбуждение и указывая ему на вход в библиотеку, куда направилась сама. Так как ее отец стоял как раз напротив входа, Мэдди не могла закрыть дверь, но Куин отвел ее в дальний конец комнаты к высокому окну.

– Как вам здесь живется? – тихо спросил он, пробегая пальцами по ее щеке.

Мэдди закрыла глаза, и его губы коснулись ее губ. Она так скучала по нему.

– Словно я никогда не покидала этот дом.

Он улыбнулся:

– Так плохо?

– Да. – Мэдди вздохнула. – Итак, вы пришли справиться о моем здоровье?

– Не совсем. Я никогда не спрашивал вас, – прошептал он, – каково ваше представление об идеальной жизни?

Мэдди смущенно отвернулась от Куина. Он медленно обнял ее за талию и притянул к себе.

– Я не мечтаю, – призналась она. Он чрезвычайно осложняет все – и знает об этом, негодяй.

– Но все же?

Мэдди покачала головой:

– Вы сами знаете. – Понемногу она расслабилась. – Это было бы так прекрасно.

Куин прижался щекой к ее волосам.

– Это будет прекрасно, – поправил он ее.

Было так легко – слишком легко забыться, потеряться в какой-то момент и вообразить, что так будет всегда. Мэдди выпрямилась и повернулась к нему.

– Куин, перестаньте…

Нефритовые глаза смотрели не отрываясь в ее, теплые и всепонимающие, смотрели в глубь ее, что никогда никто не делал и не сделает в будущем. И в тот момент она твердо решила: она не выйдет замуж за Чарлза Данфри. Благодаря Куину она поняла, что значит любить. И, что бы ни случилось, она никогда не выйдет замуж без любви.

Он медленно улыбнулся.

– О чем вы думаете?

Мэдди поднялась на цыпочки и поцеловала его.

– Это прекрасно. – Из холла донесся голос ее отца, она встрепенулась и отступила от Куина. – Вы уже были сегодня у Элоизы?

Он нахмурился и покачал головой.

– Я готов был отправиться туда, когда появился Малькольм. Я поеду к ней, как только провожу дядю в Уайтинг-Хаус. Данфри нанес вам визит?

– Нет.

Куин сглотнул, и на лице его появилось нерешительное выражение.

– Мне нужно кое-что сказать тебе.

Теперь уже она почувствовала неуверенность. Ей не нужно было другого урока, чтобы знать, что все не просто там, где дело касалось их обоих.

– Я слушаю.

– Даже если вы решите по каким-либо необъяснимым причинам не выходить за меня замуж, есть нечто, что вы должны знать о Чарлзе Данфри.

– Вы распространяете сплетни? – спросила Мэдди, чтобы поддразнить его. Куин не опустится так низко, чтобы лгать о Чарлзе, просто хочет убедить ее не выходить за него замуж. Не сейчас.

– Это подлинный факт, Мэдди. На днях я обнаружил кое-что и, принимая во внимание сложившиеся обстоятельства, не думаю, что следует утаивать это от вас.

– Перестаньте юлить и говорите прямо, Куин.

– Это касается финансового положения Данфри. Он…

– Он что, Уэрфилд? – подобного злословия Мэдди ожидала от кого угодно, но только не от Куина. – Он не так богат, как вы? – предположила Мэдди. – Полагаю, что нет. Но при этом кто богаче вас?

– Мэдди, вы все понимаете неправильно. Речь не о моем снобизме или об отсутствии оного у вас.

– Тогда объяснитесь, наконец, милорд.

– Я и пытаюсь это сделать, черт побери, – огрызнулся он. – Данфри преследуют кровожадные ростовщики, Мэдди. Без вашего приданого ему конец. Возможно, еще до окончания сезона он попадет в долговую яму. Я беспокоился, что…

– Что он женится на мне только ради моих денег? Точнее, ради денег родителей? – Мэдди пожала плечами. – Полагаю, что он не так уж беден и хочет жениться на мне потому, что любит меня.

– Мэдди…

– Благодарю вас, милорд, вы очень помогли мне. Теперь отправляйтесь и женитесь на своей противной Элоизе и оставьте меня в покое! – Ее глаза наполнились слезами.

– Проклятие! – выругался он. – Вы невыносимы.

– Именно это я и пыталась внушить вам, если помните. Всего хорошего, милорд.

Мэдди повернулась на каблуках и покинула комнату, задержавшись на секунду, чтобы кивнуть Малькольму, прежде чем подняться в свою спальню.

Глава 16

Куину хотелось задушить ее.

Но еще ему хотелось поцелуем стереть слезы с ее глаз, поцеловать ее сладкие, нежные губы, снова заключить ее в объятия. Мысль, что он никогда больше не сможет испытать это, сдавила ему грудь.

– Как бы не так, – пробормотал он, входя в холл. – Пойдемте, дядя, – отрывисто произнес он.

– Милорд, – начал виконт, касаясь его плеча, – если моя дочь оскорбила вас, пожалуйста, позвольте мне извиниться. У нее дурные манеры и…

Куин направил палец ему в грудь.

– Не говорите так! – прорычал он и вышел из дома.

Драматический выход был несколько испорчен, так как Малькольму понадобилось еще четыре-пять минут, чтобы спуститься по ступеням и добраться до экипажа, так что Куин все это время сидел в полутьме кареты и томился.

– Другой довод? – проворчал его дядя, бросая обе палки на землю.

Куин встал, чтобы помочь ему забраться в карету и устроиться на сиденье.

– Это смешно. Мэдди никогда не слушает меня, искажает все, что я говорю, и так упряма, что мне хочется свернуть ей шею.

Малькольм поднял бровь.

– И?

– И это все ваша вина.

– Все, что я сделал, – это приютил ее и перенес апоплексический удар. Именно ты влюбился в нее, – ответил Малькольм. – Тебе не в чем меня винить.

– Почему я это делаю? – произнес Куин вслух. – Почему я прохожу через все это? Ведь никто не оценит мою жертву. Господи! Я проклятый будущий герцог Хайбэрроу.

Малькольм повернулся лицом к племяннику.

63
{"b":"108","o":1}