ЛитМир - Электронная Библиотека

Куин заправил рубашку в брюки и попытался привести волосы в относительный порядок, так как Мэдди основательно растрепала их. Она поправила платье и нижнюю юбку, чувствуя, что тоже растрепана. Это было безумием. И помрачение рассудка оставалось единственным объяснением поведению с тех пор, как она встретила Куинлана Улисса Бэнкрофта.

Она слышала о мужчинах, которые, начав пить крепкие напитки, уже не могут остановиться. День и ночь они жаждут их снова и снова, не обращая внимания ни на что иное, пока наконец не упиваются до смерти. Она впервые поняла подобное пристрастие.

Мэдди жаждала Куина каждой клеточкой своего тела, каждым ударом сердца. Никто не знал ее так, как он, и никто не заботился о ней, как он. Они совсем не подходили друг другу, но весь смысл ее жизни состоял в том, чтобы быть с ним. В лунном свете его волосы казались серебряными, а зелень глаз – чернотой.

– На что ты смотришь? – спросил он.

– На тебя, – ответила она. – Я не могу понять тебя.

Он усмехнулся:

– Я думал, что весь как на ладони.

– Нет, не это. – Мэдди покраснела, хотя не могла представить, что ее смущало. У нее определенно не было секретов от него.

Куин накинул старую простыню на стол.

– Что же тогда?

– С тех пор как ты встретил меня, ты чуть было не утонул и не был подстрелен, на тебя напала сумасшедшая свинья и наорал отец, и…

– Мой отец орет все время, – перебил он ее, – к тебе это не имеет никакого отношения.

– Я просто не понимаю, как после всего этого ты решил, что любишь меня.

Куин долго смотрел на нее, затем медленно подошел и заправил выбившуюся из прически прядь волос.

– Я не тупой и не скучный, – спокойно заявил он.

– Я знаю об этом, – согласилась Мэдди. – Это только раньше я сердилась на тебя.

Он нежно коснулся пальцем ее губ.

– Скучный не я, а моя жизнь. Сколько себя помню, я знал, что однажды стану герцогом Хайбэрроу. Я знал, кого считать другом, а кого врагом, не потому, что я лично встречал их, а из-за их предков. Я знал, на ком женюсь, практически с момента ее рождения. Ты же… такая непредсказуемая, это редчайшая ценность там, откуда я пришел. – Куин засмеялся. – Право, до тебя никто не пытался утопить меня.

Она искала его взгляд, и то, что увидела в нем, были тепло и страсть под стать ее собственным.

– Что произойдет, когда ты пресытишься мной?

Куин засмеялся, и она прикрыла ему рот рукой, чтобы не услышали снизу.

– Тихо, – приказала Мэдди.

Куин отвел ее руку, задержав в своей.

– Не думаю, что ты можешь мне наскучить, даже если захочешь, дорогая. – Он тихо засмеялся, в глазах его плясали огоньки, и он наклонился, чтобы снова поцеловать ее.

За этим последовали новые поцелуи, пока музыка внизу не прекратилась. Мэдди бросила взгляд в окно.

– О нет.

– Это всего-навсего перерыв, Мэдди, – сказал он, притягивая ее ближе к себе и обнимая руками за плечи так, словно намеревался никогда не отпускать. И она не имела ничего против. – Подождем, когда начнется следующий танец, а затем спустимся вниз.

Мэдди с сомнением посмотрела на него.

– Полагаю, ты не хочешь, чтобы мы тайком выбрались с чердака…

– Мы вернемся тем же путем, каким поднялись, – спокойно объяснил Куин.

– Но у меня нет такого же мощного стимула спускаться вниз, как когда я карабкалась наверх, – шутя пожаловалась Мэдди. – Это чертовски длинный путь, Куин.

– Я полезу первым, так что можешь упасть на меня, если захочешь.

Освободив ее, он направился к окну, осторожно выглядывая наружу.

– В саду, похоже, никого нет, – сообщил Куин и наклонился, чтобы осмотреть балкон.

– Ух! – Он нырнул обратно. – Очевидно, мы не единственная влюбленная пара этим вечером. Должен сказать, что нравы в «Олмаксе» безнадежно падают.

Теперь, когда она не была так… погружена в Куина, ночной воздух из окна холодил ее обнаженные руки. Мэдди обхватила себя руками.

– Тогда, подозреваю, нам придется выбраться отсюда другим путем.

– Нет, подождем еще несколько минут. – Куин посмотрел вниз, затем на нее. – Не хочешь узнать, кто там?

– Нет, кто бы там ни был, они хотят уединения, иначе они не вышли бы на балкон.

Куин выпрямился и повернулся к ней.

– Хочешь мой фрак? – Он начал снимать его.

– Нет, мне не нужен ваш фрак, мистер Галантность, – ответила она, останавливая его. – Ты все равно должен будешь снова надеть его через пару минут. – Он выглядел таким теплым и приятным, что Мэдди обняла его за тонкую талию под фраком.

Он сказал ей, что любит ее, и Мэдди хотелось, в свою очередь, сказать ему в ответ те же слова. Она так остро чувствовала их, что было больно сдерживаться, но когда она пыталась произнести их, они попросту застревали в горле. Завтра она признается ему. Скажет после того, как он сообщит Элоизе и родителям, что намерен жениться на маленькой Мэдди Уиллитс с погубленной репутацией.

Но у нее было ощущение, что после того, как Куин сделает это, он столкнется лицом к лицу с реальностью и будет сожалеть о своем безумном решении. Пока же она будет воспринимать все как сон, приятный, утешительный сон.

– Почему ты отказала Данфри? – пробормотал он, вдыхая запах ее волос.

Она спрятала лицо у него на груди.

– Я думала о том, что ты сказал. Чарлз заявил, что любит меня, но его слова звучали столь же искренне, когда он обозвал меня шлюхой перед своими друзьями. Ты был прав. Думаю, ему нужно было только мое приданое.

– Мэдди, – нежно произнес Куин.

– Все в порядке. – Оркестр заиграл снова, и она вздрогнула от неожиданности.

Куин взглянул вниз.

– Хм, очевидно, они не так влюблены, как мы с тобой. Они ушли. И, надо признать, не снимали одежды.

Она хихикнула.

– И мы тоже.

– Мы кое-что преобразовали, – запротестовал он. – И я готов все повторить. – Он шевельнул бедрами. – Охотно.

И если она сейчас же не отпустит его, то не сделает этого никогда.

– О нет, не нужно, – сказала она, высвобождаясь из его рук. – Давай выбираться.

– Кокетка.

– Олух.

– Вертихвостка. – Вспрыгнув на подоконник, он свесил ноги вниз.

– Мерзавец.

– Фея. – Куин исчез из виду.

– Тупица.

Его голова появилась вновь.

– Послушай, последнее, что я сказал, было комплиментом.

– О! Тогда герой.

Он засмеялся.

– Это уже лучше. Давай, моя сладкая. И спускайся побыстрее. – Куин снова исчез внизу.

Он был прав. Если до сих пор никто не обнаружил их отсутствия, им повезло больше, чем они того заслуживали. Нервно хмурясь, Мэдди подняла юбку до колен и свесила ноги в сад. Схватившись за одну сторону решетки, она неловко ступила на нее.

– Очень мило, – пробормотал Куин снизу где-то поблизости от нее. – Мне следовало бы пустить тебя вперед с самого начала.

– Замолчи, – спокойно оборвала она его, делая шутливую попытку встать ему на голову ногой в туфельке. Когда Мэдди впервые увидела его, она никогда бы не подумала, что маркиз Уэрфилд мог быть таким забавным и остроумным, страстным и сердечным. Слава Богу, он разгадал ее характер прежде ее самой.

Наконец Куин обнял ее за талию и поставил на каменный пол балкона.

– Ты хочешь войти первой, или это сделать мне?

– Я иду. – Кто-то оставил недопитый бокал мадеры на перилах, и она взяла его, затем со скучающим видом медленно вернулась в бальный зал.

Никто не повернулся, чтобы взглянуть на нее, и Мэдди восприняла это как добрый знак. Когда мать схватила ее за руку, она вздрогнула, и чуть было не выплеснула вино себе на платье.

– Где ты была? – зашипела леди Халверстон, ее лицо пылало.

– Дышала воздухом, – ответила дочь. – Я очень волнуюсь сегодня.

– С твоей репутацией следует вести себя очень осторожно. Люди с готовностью поверят, что ты собиралась что-то натворить. И тогда все усилия леди Хайбэрроу будут напрасны. Я бы никогда не смогла все это объяснить ее светлости.

Мэдди освободила руку.

– Не волнуйся, мама. Я знаю, что делаю. Я больше не причиню тебе неприятностей.

67
{"b":"108","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Танос. Смертный приговор
Сфинкс. Тайна девяти
Шум пройденного (сборник)
Дитё. Страж
Запредельный накал страсти
Драконоборец. Том 2
Девушка из Англии
Живи позитивом! Живые аффирмации и полезные упражнения