1
2
3
...
71
72
73
...
76

– Сестра вашего отца? Мэдди покачала головой:

– Нет, моей матери.

Солнце пробилось сквозь облака, Мэдди выглянула из окна и нахмурилась.

Но она тут же справилась с собой. Ее сердце забилось вдвое быстрее, и она сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться, прежде чем Чарлз заметит ее смятение. Насколько она знала, его предложение о содействии было полностью обосновано. Все дело было в том, что солнце находилось не там, где должно было быть в эти утренние часы.

– Разве это не странно? – сказала она как можно небрежнее. – Я думала, что солнце должно светить нам в лицо.

Чарлз кивнул, зевая.

– Сейчас мы направляемся немного севернее. Но через несколько минут снова повернем на восток.

– Конечно, – согласилась Мэдди, становясь все подозрительнее и чувствуя себя все более неловко с каждой минутой. – Но разве Дувр не южнее Лондона?

Чарлз хмыкнул.

– Мэдди, у меня никогда не было никаких сомнений относительно вашего ума и сообразительности. Но, по-моему, я никогда не просил вас разбираться для меня с картой.

Мэдди сухо улыбнулась:

– Действительно, картография лишь мое хобби.

Он внимательно посмотрел на нее.

– Правда?

– Да, как…

– Стой!

Мэдди встрепенулась при звуке раздавшегося позади них зычного голоса.

– Рейфел? – Неожиданно Мэдди обрадовалась, что ее побег не прошел так гладко, как она предполагала.

– Кучер, говорю тебе, стой! – донеслось уже гораздо ближе. Она сдвинула брови и устремила на Чарлза свой самый невинный взгляд.

– Что могло понадобиться от нас Рейфелу Бэнкрофту?

Чарлз наклонился вперед и постучал тростью в потолок кареты.

– Не имею ни малейшего представления. Поезжай вперед, Рэндольф! Мы торопимся!

Карета немедленно набрала скорость, рискованно раскачиваясь на ухабистой дороге.

– Прошу снова! Остановитесь!

– Мистер Данфри! – послышался крайне взволнованный голос кучера. – Сэр, у него пистолет!

– Пистолет? – выдохнула Мэдди. Очевидно, ее подозрения оказались верными, хотя эта мысль была неутешительной. – Остановите экипаж. Уверена, случилось что-то непредвиденное.

– Я думал, вам нужно как можно скорее добраться к вашей тете, – заметил Чарлз, откидываясь на спинку сиденья. – Не обращайте на него внимания.

– А вдруг это что-то важное? – настаивала Мэдди, пытаясь решить, сможет ли она выпрыгнуть из кареты, когда лошади мчатся во весь опор.

Чарлз взглянул на нее, явно раздраженный, но больше она ничего не прочитала на его лице.

– Ну хорошо. Рэндольф, остановись!

Карета сильно накренилась и замерла, а Мэдди едва не упала на пол. Она ухватилась за раму окна и взобралась на сиденье.

– Мэдди!

Чарлз вытащил изогнутую ручку из трости, обнажив выглядевшую очень острой шпагу.

– Попросите его войти в карету, – потребовал он, приставив острие к ее горлу.

Разрываясь между гневом и страхом, Мэдди сжала кулаки и забилась в угол кареты. Лезвие следовало за ней.

– Рейф? Входите, пожалуйста.

Дверь распахнулась, и в карету сначала просунулось грозное дуло пистолета, а затем появился запыхавшийся сердитый Рейф.

– Мэдди, вылезайте… – начал он, затем выругался, увидев холодное оружие. – Черт побери! Данфри, опустите шпагу.

– Здесь условия диктую я, – заявил Данфри. – Поверните пистолет и протяните его мне. Рэндольф! Он один?

– Да, мистер Данфри.

– С вами все в порядке, Мэдди? – спросил Рейф, не отрывая пистолета и глаз от Чарлза.

– Да, пока все в порядке. Что вы тут делаете?

– Я прискакал, чтобы сообщить вам, что вас похитили.

– Хм, – слишком спокойно вздохнул Данфри. – Полагаю, вы общались с обворожительной леди Стоуксли?

– Да.

– Ну что же, теперь и вы в заложниках, Бэнкрофт. Отдайте мне пистолет и садитесь.

Все еще глядя на Данфри, Рейф немного попятился. Он резко свистнул.

– Это еще что такое? – грубо спросил Данфри. Рейфел продолжал холодно смотреть на него.

– Я разговариваю с лошадью.

– Остановите ее и садитесь сюда. Медленно.

Нахмурившись, Рейф повернул пистолет дулом к себе и протянул его Чарлзу.

– Будьте осторожны, – сказал он, садясь рядом с Мэдди. – Он заряжен.

– Надеюсь. Рэндольф, вперед!

Карета загремела, продолжая путь. Мэдди сбоку взглянула на Рейфела, но его глаза были прикованы к Чарлзу.

– Как вы узнали, где я? – спокойно спросила она его.

– Убедил Элоизу посвятить меня в свой секрет, – пробормотал он в ответ, улыбаясь их похитителю. – Она может быть очень сговорчивой, если правильно стимулировать ее.

– Что Элоиза знает об этом?

– Очевидно, она с самого начала делала все, чтобы разлучить вас с Куином. Полагаю…

– Довольно, – перебил его Чарлз. – Знаете, Бэнкрофт, вы все значительно усложнили. Боюсь, вы не отделаетесь так легко, как Мэдлин.

– Не отделаетесь легко вы, Данфри, когда угодите на виселицу.

– Чарлз, – вмешалась в разговор Мэдди, пытаясь отвлечь Данфри, так чтобы он не застрелил кого-нибудь из них, – почему вы это сделали? Вы ведь ничего не выиграли.

– За исключением пяти тысяч фунтов. – Рейф сложил руки на груди и закрыл глаза.

Мэдди хотелось бы выглядеть столь же спокойной.

– У меня нет таких денег.

– Они есть у Элоизы, – пояснил Рейф как бы в полусне. Чарлз усмехнулся и одной рукой засунул шпагу обратно в трость.

– На самом деле даже больше. По моим подсчетам, лорд Халверстон охотно расстанется по меньшей мере с такой же суммой, чтобы его дочь достойно вышла замуж.

Неожиданно все начало проясняться.

– Вы хотели жениться на мне только из-за денег? – спросила Мэдди, и гнев начал вытеснять страх у нее из груди. Она, конечно, подозревала что-то подобное, но это было уже слишком.

– На том и стоит мир, Мэдди. И будьте благодарны за это. Если бы не обещанные вашим отцом наличные, я охотно отправил бы вас с Бэнкрофтом в колодец. Теперь у меня только одна забота.

– На вашем месте я не рассчитывал бы на это, – прошептал Рейф так тихо, что Мэдди едва расслышала его слова.

Она повернулась к окну, чтобы Чарлз не разглядел внезапно вспыхнувшей в ее глазах отчаянной надежды, что она увидит Куина хотя бы еще раз.

Когда леди Хайбэрроу вернулась домой к послеобеденному чаю, ее ждала записка. Бикс выглядел еще более сдержанным, чем обычно, когда, поклонившись, протягивал ее хозяйке.

– От лорда Уэрфилда, ваша светлость. Посыльный доставил ее несколько часов назад.

– Спасибо. – Теперь ее сыновья ограничивались тем, что пересылали ей записки через посыльных. Так как дворецкий продолжал стоять с кислым выражением лица, она помедлила. – Что-нибудь не так, Бикс?

– Не скажу, миледи.

– Понятно.

Испытывая любопытство, она направилась в свою личную комнату, где ее ждал свежий чай. Налив себе чашку, Виктория развернула записку и поднялась со своего места так порывисто, что чуть было не опрокинула на пол весь поднос.

– Льюис!

Через секунду герцог с испуганным лицом появился в комнате.

– В чем дело, Виктория?

– Что ты сделал? – спросила она, направляясь к мужу и сжимая записку в руке.

Он принял свой привычный упрямый и непробиваемый вид.

– Я все уладил.

– Правда? Тогда скажи мне, что ты думаешь об этом? – Она снова развернула записку и прочитала ее вслух. – «Рейф и Мэдди на пути в Гретна-Грин. Еду следом. К.».

Герцогиня взглянула на мужа.

– Итак, я повторяю, Льюис, что ты сделал?

– Болван! – взорвался герцог. – Нет, оба! Я стану посмешищем для всего Лондона. Двое Бэнкрофтов гонятся за одной шлюхой!

– Меня, мой муж, беспокоит только то, – сказала Виктория спокойным, четким голосом, – что случится, когда Куин их догонит. Вот уж действительно: «Я все уладил». Они поубивают друг друга.

Какое-то мгновение герцог Хайбэрроу смотрел на жену, и краска медленно покидала его лицо.

– Боже! – прошипел он, выскакивая из комнаты. – Чертовы, чертовы дураки!

72
{"b":"108","o":1}