ЛитМир - Электронная Библиотека

Если Мэдди уехала в карете, а Рейфел на Аристотеле, будет логично предположить, что они встретятся где-нибудь в дороге.

Если бы Куин мог рассуждать и думать логически, он спросил бы Клэр, были ли на карете какие-нибудь опознавательные знаки, но он, казалось, был способен только скакать во весь дух по дороге на север и ругать своего брата на полудюжине разных языков. Легче было сосредоточиться на Рейфеле, который увез ее, чем признать, что Мэдди покинула его.

Куин всегда гордился тем, что был разумным и справедливым в своих делах, держал под контролем свои эмоции и чтил ответственность, налагаемую на него его титулом. Когда же он скакал по шумной дороге, пробираясь мимо повозок с сеном, пастухов с отарами овец и останавливая каждую закрытую карету, которую он объезжал, Куин и не вспоминал обо всем вышесказанному о том, какую заварил кашу. Рейфел увез Мэдди, и Рейфел вернет ее.

Сразу после полудня Куин наткнулся на первый ключ к разгадке. Рядом с дорогой группа мальчишек окружила лошадь и безуспешно пыталась поймать ее за волочащуюся по земле узду. Присмотревшись к животному, он пришпорил своего жеребца.

Аристотель ловко увертывался от своих захватчиков, в то же время оставаясь на маленькой полянке и не убегая туда, где у них не было возможности поймать его. Куин направил своего жеребца к группе, останавливаясь у полосы деревьев.

– Аристотель, – позвал он, хотя лошадь никогда не слушалась его раньше.

К его изумлению, жеребец заржал и подошел к нему. Куин нагнулся и поднял его уздечку.

– Он не оставил бы тебя, – сказал он лошади, и его разум метался в недоумении. – Не сейчас. Он приказал тебе остаться здесь, да? Почему он сделал это?

– Эй, милорд, это ваша лошадь? – прокричал один из мальчиков.

– Моего брата, – ответил он. – Вы видели его?

– Лошадь здесь уже около часа. Больше мы никого не видели.

Как бы ни был сердит Куин, присутствие Аристотеля заставило его на миг остановиться. И он подумал, что если Рейфел убежал вместе с Мэдди и оставил Аристотеля, чтобы тот служил ориентиром их пути, то это не имеет никакого смысла. Он привязал уздечку гнедого к своему седлу и продолжил путь на север. Что бы там ни происходило, черт побери, он собирался это выяснить.

– Вы погубите прекрасную пару лошадей, если будете двигаться в том же темпе, – спокойно заметил Рейфел.

– Заткнитесь! – огрызнулся Чарлз.

После полудня Чарлз все больше терял терпение, и какое бы удовлетворение Мэдди ни доставляло то, что они мучили своего захватчика, она предпочла бы, чтобы Рейфел стал помягче к нему. Ее собственному терпению, похоже, подходил конец, ее тело и ноги затекли от сидения целый день в тряской карете.

– Если вы собираетесь убить меня, – дружелюбно начал Рейф, – вы могли бы сообщить, куда мы направляемся.

– Рейф, – прошептала она, глядя на его профиль, – перестаньте напоминать ему об этом.

– Нет, он совершенно прав, дорогуша, – возразил Чарлз. – Все равно вы бы сами скоро вычислили. Мы едем в Гретна-Грин, где сможем пожениться.

Она устремила на него пристальный взгляд.

– Я не собираюсь выходить за вас замуж – ни в Шотландии, ни где-то еще. Поэтому можете прямо сейчас остановить карету и выпустить нас.

– Мэдди, Мэдди, Мэдди, – произнес Данфри, качая головой. – Пожалуйста, поймите меня. Я получил пять тысяч фунтов, чтобы увезти вас из Лондона. И у меня будет дополнительная сумма, когда вы станете моей. Если эта перспектива слишком неприятна, я ограничусь первоначальной суммой и закопаю вас в той же дыре, что и Бэнкрофта.

– Похищение – это одно, – сказала Мэдди, пытаясь заставить голос звучать твердо и уверенно. – Убийство – совсем другое. Думаю, вы понимаете это. Вы назначаете цену вашей собственной жизни, так же как и наших.

– Благодарю за непрошеные крупицы мудрости, дорогуша, но отдайте и мне должное. – Последние двадцать минут он выглядывал в окно, отодвигая занавеску свободной рукой. – Рэндольф! – громко позвал он. – Восточная дорога, пожалуйста.

– Да, мистер Данфри, я вижу ее.

Данфри снова откинулся на сиденье, но пистолет был по-прежнему направлен на Мэдди. Она поняла, что это был трюк – помешать Рейфу спасти ее или сбежать, но ей хотелось, чтобы Чарлз перестал смотреть так, словно идея застрелить ее ничуть не беспокоила его.

– Когда вы отвергли мое предложение, Мэдди, я спланировал эту маленькую случайность. Конечно, я не ожидал, что вы выбежите из парадных дверей прямо в мою карету с упакованным чемоданом, что, вы должны признать, значительно облегчило мою задачу.

Экипаж кренился из стороны в сторону, так как дорога стала более ухабистой. Наконец они остановились, и Рэндольф спрыгнул с козел, чтобы открыть дверцу.

– Пожалуйста, следуйте за моим кучером, Бэнкрофт. – Данфри указал направление пистолетом. – Мэдди, а вы идите следом за ним.

Бросив на него сердитый взгляд, Рейф спрыгнул на землю. Мэдди спускалась следующей, и ее длинная юбка зацепилась за ступеньку кареты, так что она чуть было не упала. Солнце уже опустилось за высокие ели на западе, и грязная, размытая и вся в колеях дорога была пуста. Прямо перед ними виднелась маленькая гостиница, которую освещал единственный фонарь, висевший над темной исцарапанной дверью.

Казалось, они были единственными посетителями гостиницы. Кучер ввел их в пустую общую комнату, в которой хотя бы горел огонь в каменном камине. Очевидно, кто-то, слава Богу, разжег его, и Мэдди огляделась в поисках приветливого хозяина – или такого, которого можно было бы подкупить.

Человек, который вошел через дверь кухни с хлебом и фруктами на подносе, совсем не выглядел дружелюбным. Он также казался очень знакомым. Мэдди побледнела, замерев на месте, и Данфри налетел на нее сзади, ткнув дулом пистолета ей в позвоночник.

– Ух! Больно.

– Садитесь, – проворчал он.

– Но…

– Садитесь на стул, Мэдди, пока я не нашел более подходящее для вас положение, – мрачно сказал Чарлз и подтолкнул ее к стулу перед камином.

Мэдди сделала, как ей было сказано, не сводя глаз с высокого джентльмена, подававшего на стол еду. Он обернулся к ней и улыбнулся:

– Добрый вечер, Мэдди. Давно не видел вас. Вы еще более очаровательны, чем прежде.

– Да, Спенсер, ты знаешь Мэдди, – сказал довольно дружелюбно Чарлз, устраиваясь за длинным деревянным столом, – а это, к сожалению, Рейфел Бэнкрофт. Не беспокойся, мы прикончим его, прежде чем отправимся дальше.

Бенджамин Спенсер разглядывал Рейфела, а кучер в это время притащил еще один стул и поставил его возле камина.

– Бэнкрофт, родич герцога Хайбэрроу?

– Рад встретить вас, – сказал Рейфел и протянул руку. – Полагаю, вы – Бенджамин Спенсер? Осел, погубивший Мэдди?

– Сядьте, – приказал тот, беря с лавки моток веревки. – Я не прочь прикончить кого-нибудь, Данфри, но ты считаешь, что поделить тысячу фунтов стоит риска убийства Бэнкрофта?

Чарлз взглянул на приятеля.

– Сумма теперь вдвое больше.

Рейфел фыркнул. Данфри поднялся и ударил его по лицу пистолетом. Рейфел застонал и упал на стул. Чарлз склонился над ним.

– Я убью тебя даром, Бэнкрофт.

– Чарлз, прекрати! – запротестовала Мэдди, вскакивая на ноги. Он толкнул ее обратно на стул.

Она переводила взгляд со своего бывшего жениха на мужчину, который погубил ее. Теперь, когда она видела их вместе и когда поняла, что важнее всего для Чарлза было ее наследство, некоторые детали прояснились.

– Почему такой кислый вид, Мэдди? – угодливо спросил Чарлз, пока Рэндольф и Спенсер привязывали еще не пришедшего в сознание Рейфа к стулу.

– Вы никогда ко мне ничего не чувствовали, не так ли? – спокойно спросила она, не пытаясь скрыть горечь. – Все, что вы хотели, – это деньги за то, что женитесь на мне. И как можно больше.

– А из-за чего еще мне на вас жениться? – спросил Данфри, опуская пистолет в один из карманов фрака. – Хотя должен признаться, что если бы я знал, как вы будете выглядеть в будущем, то мог бы согласиться на несколько меньшую сумму.

73
{"b":"108","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Мы из Бреста. Путь на запад
Призрак
С любовью, Лара Джин
Шифр Уколовой. Мощный отдел продаж и рост выручки в два раза
Свергнутые боги
Укрощение дракона
Мягкий босс – жесткий босс. Как говорить с подчиненными: от битвы за зарплату до укрощения незаменимых
Шаги Командора