ЛитМир - Электронная Библиотека

– Большое спасибо, леди, но у нас с мисс Уиллитс запланировано много дел на сегодняшнее утро. Солнце пригревает, и, думаю, я скоро и так обсохну.

Мэдди выглядела откровенно разочарованной, что убедило Куина в правильности его решения.

– Вы уверены, милорд? – настаивала она. – Кухарка Фаулеров готовит замечательный яблочный пирог.

– О да! – поддержала ее Салли и, протянув руку, коснулась рукава маркиза. – Мама говорит, что миссис Пламмер – самая искусная повариха в Сомерсете. Она родом из Йоркшира. Это из-за папиного больного желудка. Он не выносит приправ и специй, поскольку они вызывают у него образование газов. – Она хихикнула.

У Мэдди заклокотало в горле, но, когда маркиз взглянул на нее, она внимательно изучала пучок травы под ногами.

– С вами все в порядке, мисс Уиллитс? – заботливо поинтересовался он.

Она вздрогнула и вскинула на него глаза.

– Не беспокойтесь, милорд. Я только подумала, что мне следует присмотреть за мисс Маргарет, прежде чем она окончательно уничтожит урожай капусты.

Значит, она намеревалась оставить его на попечение сестер Фаулер.

– Да, вы правы, – сказал он, торопливо подбирая свои сапоги, и заковылял к Аристотелю. – Нам пора отправляться.

– Вы уверены, что не хотите поехать с нами в Ренден-Холл, милорд? – растерянно спросила Лидия.

– Извините, но я не могу. – Куин натянул один сапог, и в нем неприятно захлюпало.

– Тогда я приглашаю вас завтра на чай, – настаивала Салли. Куин на мгновение опешил. Очевидно, девушка не имела представления о том, что подобное приглашение должно исходить только от главы дома, особенно если оно адресовано знатной персоне. Но он не хотел выглядеть таким же неучтивым, как она.

– С удовольствием, – ответил маркиз, стараясь не морщиться. Он бросил взгляд на Мэдди, и его осенило. – Извините, с моей стороны не будет бестактностью просить мисс Уиллитс сопровождать меня? Похоже, она очень любит пироги миссис Пламмер.

– Грандиозно! – согласилась Салли. – Да, Лидия, может, нам пригласить сквайра Джона и его сестру, и тогда мы могли бы поиграть в вист?

Куин наблюдал краешком глаза за мисс Уиллитс. При упоминании имени сквайра раздраженное выражение сразу исчезло с ее лица.

– Тогда увидимся завтра. – Мэдди тронула поводья. – Пойдем, Милашка, давай отыщем мисс Маргарет.

Думая о том, знает ли его дядя о явном расположении Мэдди к местному сквайру, Куин быстро натянул второй сапог и подхватил болтавшуюся узду Аристотеля.

– Леди, – рассеянно произнес он, подняв руку, чтобы коснуться полей шляпы, и только тут вспомнил, что теперь она на пути к проливу Бристоль и Атлантическому океану. «Пропади все пропадом!» Куин любил эту шляпу. – До завтра.

– До завтра, милорд.

– Да, до завтра, лорд Уэрфилд.

Минуту спустя он нагнал мисс Уиллитс, которая покинула его, даже не оглянувшись.

– Чего мне ожидать от семейства Фаулер?

– Не могу знать, милорд, – ответила девушка. Опять вернулась раздраженная женщина, словно и не было предыдущей забавной встречи. – Они вряд ли когда-либо развлекали представителя знати, милорд.

Что-то в ее тоне, в настойчивом обращении – «милорд» – заставило его задуматься над тем, распространяется ли ее неприязнь только на него или представляет собой нечто большее.

– А вам приходилось принимать представителей знати?

Она посмотрела на него.

– У меня нет ни собственного дома, ни положения в обществе, милорд.

Но так и не ответила на его вопрос.

– Может быть, они почувствуют себя свободнее, если нас будет сопровождать дядя Малькольм?

– Мистер Бэнкрофт не может ходить, милорд. И он пока не в состоянии долгое время сидеть прямо. – Она снова бросила на него быстрый взгляд – разгадать выражение ее лица было невозможно, но глаза оставались холодными. – Однако я уверена, что Фаулеры оценят ваше внимание к ним. И к мистеру Бэнкрофту.

На этот раз прелестное создание даже не потрудилось замаскировать выпад. Хотя никто, кроме его брата, никогда не оскорблял его так открыто, Куин скорее испытывал любопытство, нежели обиду.

– Вот это да, мисс Уиллитс, – мягко заметил он, – ваш язычок, случайно, не наносил кому-нибудь телесных повреждений?

Она сжала зубы.

– Нет, насколько мне известно, милорд. Мои самые искренние извинения, если я чем-то оскорбила вас.

– Перестаньте извиняться. – Впереди показались маленькая ферма и свинья, роющаяся на капустной грядке. – Я только хочу спросить, не оскорбил ли я чем-нибудь лично вас?

Мэдди, вынув ногу из стремени, легко и грациозно спрыгнула на землю.

– О, милорд, не отвлекайте меня, – сказала она с явно преувеличенной тревогой.

На какой-то момент у Куина сложилось впечатление, что, если бы она была мужчиной, они бы уже договаривались о дуэли.

– Не принимайте меня за дурака, – ответил он, спешиваясь и устремляясь за мисс Маргарет, прежде чем та успела расправиться с остатками урожая капусты.

– Простите, милорд, – сказала Мэдди, быстро двигаясь к дальнему концу капустной делянки, чтобы погнать целеустремленную свинью в его направлении, – но почему вас так беспокоит то, что я думаю о вас?

– А почему это не должно меня беспокоить?

Мэдди заколебалась, ее взгляд был прикован к его лицу. Как раз в этот момент свинья, визжа, пронеслась мимо Куина, и он чуть было не шлепнулся на землю.

– Черт!

Повернувшись, он устремился за животным, внезапно рассердившись на него, – не потому, что из-за мисс Маргарет он оказался в ручье и та чуть было не наступила на него, а потому, что свинья прервала первый искренний разговор, который ему удалось завести с мисс Уиллитс.

Пока Куин бежал, трава и обрывки капустных листьев прилипали к его мокрым грязным бриджам, но он поклялся себе, что уж на этот раз свинья не ускользнет от него. Петляя, маркиз преследовал животное, ругаясь себе под нос. Позади раздался голос Мэдди, она оказалась гораздо дальше от него, чем он предполагал.

– Нет, мистер Уитмор! – кричала она. – Лорд Уэрфилд! Пригнитесь!

При звуке ее встревоженного голоса Куин, не колеблясь, бросился в мокрую грязную траву. Не успев приземлиться, он уже проклинал себя за доверчивость. Однако пуля, просвистевшая у него над головой секундой позже, обескуражила его окончательно. Что здесь происходит?

Тяжело дыша, Куин, пошатываясь, поднялся на ноги и обернулся. Он увидел, как Мэдди с силой вырывала мушкет из рук пожилого мужчины – одного из рассерженных фермеров, преследовавших мисс Маргарет днем раньше.

– С вами все в порядке, мисс Уиллитс? – закричал он, возвращаясь бегом к капустной делянке.

Она быстро повернулась к нему лицом.

– Да. А как вы, милорд?

– Благодаря вашей находчивости штопать меня не придется. – По крайней мере, она не желала его смерти, что уже было облегчением. Куин остановился перед краснолицым фермером. – Вы, должно быть, мистер Уитмор?

Мэдди кашлянула и вернула мушкет его владельцу.

– Милорд, могу я представить вам мистера Уитмора, одного из арендаторов вашего дяди? Мистер Уитмор, маркиз Уэрфилд.

– Мар… о Боже, я сожалею, милорд! – запинаясь, произнес побледневший мистер Уитмор. – Ужасно сожалею!

Он протянул свободную руку Куину, и тот, изумленно подняв бровь, пожал ее.

– Я целился не в вас, милорд, о нет! Это все та проклятая свинья, дьявольское отродье! Уже третий раз за последний месяц это животное покушается на мои овощи!

Маркиз попытался стряхнуть с себя грязь и растительность, прилипшую к его костюму.

– Мне тоже не нравится это животное. Как насчет свиной отбивной?

Мистер Уитмор засмеялся и поднял мушкет. Мэдди шагнула вперед и положила руку ему на плечо.

– У меня другое предложение, милорд, – торопливо сказала она. – В мае появятся поросята, и, я уверена, никто не станет возражать, если мистер Уитмор сам выберет поросенка из помета, который принесет мисс Маргарет.

Фермер нахмурился:

– А что помешает ей уничтожить мой урожай до того момента?

9
{"b":"108","o":1}