ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Соблазн
Мой личный враг
С того света
Подсказчик
Августовские танки
Потерянные девушки Рима
Как приручить герцогиню
Объект 217
Адвокат и его женщины

– Ты собираешься открыть дверь, или мне придется стоять здесь всю ночь?

Глядя на Лайона с высоты крыльца, Кора ясно в свете взошедшей луны увидела появившееся на его лице выражение гнева пополам с презрением. И подумала: обратись кто-нибудь к ней в таком пренебрежительном тоне, ее лицо выражало бы то же самое.

Но с этим Кора поделать ничего не могла. Как посмел он привести ее сюда? Какая-то хибара в глуши, отрезанная от всего мира. Интересно, есть тут водопровод? Электричество? Телефон? И что она вообще будет тут делать несколько дней? Терпеть присутствие Лайона? Он хотел поговорить? Прекрасно. Но они могли поговорить где угодно, но только не здесь, не в этом мирном, тихом уголке, где не о ком будет думать, кроме как о Лайоне. А еще о том, хочет ли он провести эти дни в постели с ней…

– Отвези меня обратно в город!

– Не смеши меня, Кора!

– Ты слышишь, Лайон? – Подбоченясь, она смотрела на поднимающегося по ступенькам Лайона. – Я не хочу оставаться в этом Богом забытом месте.

– Уже поздно, – лаконично ответил он, открывая дверь и входя в темный дом. – Ты устала и раздражена, я тоже. Завтра ты все увидишь в другом свете.

– Я все увижу точно так же, как сейчас. Послушай, я не хочу здесь оставаться. Тебе ясно или объяснить еще раз?

Не обращая внимания на ее слова, он поставил вещи на пол и нащупал выключатель. Вспыхнувший свет озарил комнату, которая, если бы не теперешнее настроение, ее непременно восхитила бы. Стены из полированных вручную бревен, пол паркетный, перед массивным, сложенным из дикого камня камином располагалась длинная, низкая софа.

– Я тебя слышу! – Положив руку ей на пояс, Лайон увлек Кору внутрь и захлопнул дверь. – Очень жаль, что дом тебе не нравится.

Она резко повернулась к нему, на бледном лице четко выделялись красные пятна на скулах.

– А на что ты рассчитывал? Что от одного взгляда на твою лесную берлогу я пойму, что, в конце концов, ты не такой уж плохой парень? – Глаза ее сверкали гневом. – Ты не нравишься мне. Я не нравлюсь тебе. И никакие разговоры на самые серьезные темы – даже о Фрэнке! – не изменят реального положения вещей.

Лайон смотрел на так и не отошедшую от входной двери Кору и чувствовал, как внутри него нарастает волна ярости, не имеющая никакого отношения к тому, что она сейчас сказала или что вообще сделала с его жизнью. Нет, это копилось в нем не один день и наконец-то выплеснулось наружу.

– Ты права, – неожиданно низким голосом согласился он. – Разговоры о нашем сыне здесь не помогут.

– Вот это хотя бы честно, – сказала она.

Может быть, дело было в легкой нотке презрения, прозвучавшей в ее голосе, а может быть, в том, что она даже не подняла на него глаза, будто он этого не стоит, но Лайон наконец не выдержал. Прорычав что-то неразборчивое, он схватил ее за плечо, развернул к себе и грубо прижал спиной к стене.

– Ты хочешь честности, дорогая? Сейчас ты ее получишь.

Глаза его были цвета грозового неба, и это вызвало в Коре невольный трепет.

– Отпусти меня, – тихо попросила она.

– А не приходило ли тебе в голову, что мне это надоело не меньше, чем тебе? Что, может быть, у меня тоже были свои планы на годы вперед и что меньше всего мне нужна жена, способная перевернуть всю мою жизнь с ног на голову?

– Разве я настояла на этом фарсе?

– Нет, разумеется, не ты. Насколько я припоминаю, ты считала, что отец Фрэнку вообще не нужен.

– Я же сказала тебе, что изменила мнение по этому поводу, что ты можешь посещать его так часто, как только захочешь. Только освободи меня от этого брака.

– И дать тебе вернуться обратно, ты это хочешь сказать?

– Там мой дом. И моя работа. Все мое было там, пока не появился ты и не решил сыграть роль Господа Бога. Разве тебя интересовало, что у меня – своя собственная жизнь? Дом? Карьера? Друзья?

– Друзья? – проревел он с интонацией, заставившей Кору насторожиться.

– А что тебе в этом не понравилось? – осторожно спросила она.

– Друзья мужского пола. Вот что ты имеешь в виду, крошка. Такие женщины, как ты, других друзей не имеют.

– Что ты можешь знать о таких женщинах, как я?

– Все, что мне необходимо. – Лайон похотливо улыбнулся. – Ты думаешь, я забыл о том, как мы повстречались?

– Надеюсь, что нет, – ответила Кора, нарочито рассмеявшись. – Ведь это ты пристал ко мне, вспомни? – Она ткнула пальцем в его грудь. – Ты предложил мне пойти в этот отель. И ясно дал понять, что тебя интересует лишь одна ночь… ну еще, может быть, периодические встречи по уик-эндам. А теперь у тебя хватает наглости выставлять меня в роли соблазнительницы?

– Ты выбрала меня из толпы, дорогая, как кобыла жеребца в период течки.

– Это было ошибкой, за которую мне, вероятно, придется платить всю оставшуюся жизнь.

– Сколько раз ты проделывала этот трюк раньше, дорогая? – Схватив за подбородок, он рывком запрокинул вверх ее лицо. – Замечаешь парня, вертишь перед ним своей хорошенькой попкой, хлопаешь ресницами и заставляешь его поверить в предстоящее райское блаженство, а сама ждешь не дождешься, когда настанет момент раздвинуть ноги. Сколько их было до меня? Десяток? Сотня? – Кора смотрела на искаженное яростью лицо Лайона и на мгновение представила себе его реакцию на признание в том, что до их встречи ее взаимоотношения с мужчинами ограничивались одними поцелуями… – Так много, что не сосчитать? – не отставал он, и это заставило ее гордо вскинуть голову и взглянуть ему прямо в глаза.

– Совершенно верно. Слишком много, чтобы сосчитать.

Глаза Лайона еще больше потемнели, а рот оскалился в поистине волчьей усмешке.

– Ясно. Что ж, это уже прогресс, – сказал он, запуская пальцы в ее волосы. – Леди решила сказать правду.

– Послушай, что толку в дальнейшем разговоре. Ты же признался, что мы совершили ошибку, приехав сюда, так что, может, сядем в машину и…

– А сколько их было потом?

– Не понимаю.

– Не надо, дорогая, ты же умная девочка. – Он придвинулся еще ближе к ней. – Со сколькими мужчинами ты была после меня?

Ни с одним, хотелось крикнуть Коре, но, понимая, что он все равно не поверит, она сказала:

– Это не твое дело.

Негромко рассмеявшись, Лайон склонил голову, приблизив свое лицо почти вплотную к ее. Сердце Коры забилось как сумасшедшее. Сейчас должно случиться что-то ужасное, она это знала.

– Как это не мое дело, ты ведь все-таки моя жена.

Она постаралась высвободиться, однако не преуспела в этом. Лайон уже буквально навалился на нее, обдавая жаром своего тела.

– Не надо, – прошептала Кора.

– Не надо чего? Спрашивать тебя, со сколькими мужчинами ты спала? – Он слегка куснул ее в щеку. Стараясь сдержать рвущийся наружу стон, она закрыла глаза. – Хорошо, не буду. Тут ты права. Все они в прошлом. Хотя, может быть, кто-то и остался?

– Лайон, Лайон, пожалуйста, не делай этого…

– Остался? – Схватив ее за руки, он опустил их вниз, сделав Кору совершенно беззащитной. Беззащитной… и сгорающей от желания. – Скажи мне только одно, черт побери. Был у тебя мужчина, когда я увозил вас оттуда? – Как лучше ответить? Какой ответ вернее защитит ее – не от него, потому что даже сейчас она знала, что Лайон не причинит ей вреда, – а от своих собственных чувств… – Скажи мне, – повторил он и, прежде чем она успела найти ответ, поцеловал ее.

Поцелуй был почти болезненным, но, когда она попыталась отвернуться, Лайон отпустил руки Коры и взял ее лицо в ладони. Кора боролась, пытаясь освободиться, но он был не – умолим, его губы и руки делали то, чего хотели… И чего хотела она сама.

У нее иссякло желание сопротивляться – ему или своим порывам – ей хотелось близости Лайона, близости своего мужа. Пора было перестать лгать самой себе: она любит его, она любила с самого начала. Однако признаться в этом ему никак нельзя, иначе власть Лайона над ней станет безграничной.

Можно лишь полностью отдаться ему. Этого, конечно, недостаточно, но большего получить невозможно. На глаза ее навернулись слезы и потекли по щекам.

24
{"b":"10802","o":1}