ЛитМир - Электронная Библиотека

И она хотела его. Это было видно по многим признакам. По блеску глаз, по румянцу на щеках, по дрожанию руки, держащей кофейную чашку. Интересно, когда Кора будет готова признаться в этом самой себе и что последует дальше? Особенно если учесть, что в этом чертовом зале ожидания они отрезаны от всего мира.

– … От всего мира, – вдруг услышал он ее последние слова.

– Что вы сказали?

– Я говорю: мы здесь как в ловушке и остальной мир для нас словно не существует.

– Да, – кивнул Лайон, – это действительно так.

Они замолчали. Лайон заметил ее взгляд из-под ресниц и понял, что время настало.

– Вы красивы, – тихо сказал он.

Кора слегка покраснела, но улыбнулась.

– Спасибо.

– Как выглядят ваши волосы, когда они распущены?

Лайон видел, как бьется пульс в ямочке ее шеи.

– Что?

– Ваши волосы. Они длинны? Достают ли они вам до плеч и до груди? – Он взял из ее рук чашку и поставил на стол. – Это не обычное приставание, – сказал он. – И вы это знаете.

Лайон заглянул в ее глаза, и то, что он там увидел, заставило его возбудиться еще больше. Она знала, что он думает сейчас о том, как будет снимать с нее этот скромный костюм, как распустит заколотые в узел волосы, как будет целовать и ласкать ее.

И тут, прервав все эти сумасшедшие грезы, из громкоговорителей раздалось очередное объявление.

Все взлеты и посадки самолетов отменялись по меньшей мере на несколько часов. Пассажиров, желающих распорядиться насчет ночлега, пригласили подойти к стойке регистрации.

– Что ж, – сказала Кора с натянутой улыбкой, – чему быть, того не миновать.

Она была права.

И Лайон решился:

– Вы собираетесь переждать здесь или устроитесь в гостинице аэропорта?

– Думаю, что здесь. А вы?

– К черту все это! Пойдемте со мной.

В ее глазах что-то сверкнуло, и на какое-то мгновение ему показалось, что Кора согласится.

– Нет, – прошептала она, – я не могу.

– Вы замужем? – Кора покачала головой. – Помолвлены? – Она опять покачала головой. – Я тоже свободен. Мы не причиним никому зла. – Он взял ее за руку, и она позволила сделать это, хотя пальцы ее слегка дрожали. – Пойдемте… ляжем в постель, Кора.

Румянец на ее лице стал еще гуще.

– Не могу.

– Нам будет хорошо вместе, – настаивал Лайон, усиливая рукопожатие.

– Но я… совершенно не знаю вас.

– Нет, знаете. Вы знали меня всегда, так же как я всегда знал вас. – Его голос звучал низко и хрипло. – А что касается деталей… Я архитектор, живу в Бостоне. Гетеросексуален, не женат и даже ни с кем не связан. Мне двадцать восемь лет, недавно прошел обследование, и врач сказал, что я доживу до Страшного суда. Что еще вы хотите обо мне знать? Может, то, что никогда еще я не хотел женщину до такой степени, как хочу вас?

И тогда – он никогда не забудет этого – она в очередной раз окинула его взглядом и что-то в выражении этих синих глаз изменилось. Лайон почувствовал, что его словно опять оценивают, но не только как мужчину, ухаживающего за женщиной, а по какому-то другому, совершенно непонятному принципу. На лице Коры было то же самое странное выражение, что и час назад.

– Но это… сумасшествие! Даже сам наш разговор…

Легкое прикосновение пальца к губам заставило Кору замолчать. Лучше всего было бы поцеловать ее, но нельзя же делать это на публике!

– Я закажу такси. Неподалеку отсюда есть отель, мне уже приходилось в нем останавливаться. Меня там знают и найдут нам комнату.

– Такси? И отель? В такую погоду? – Она издала негромкий звук, похожий на смешок. – Вы очень уверены в себе, Лайон.

– Если бы я действительно был столь уверен в себе, – тихо сказал он, – то не ждал бы вашего ответа, затаив дыхание.

– Да, – сказала наконец Кора. Всего одно слово, но его было достаточно. Лайон до сих пор хорошо помнит этот момент.

Чего он совершенно не помнил, так это того, как они покидали зал и каким образом ему удалось отыскать такси, не помнил и дороги до отеля. Но кое-что еще все же запомнилось: войдя в фойе, Лайон попросил ее подождать минутку и кивком головы указал на находящийся тут же аптечный киоск.

– Не надо, – сказала она, – в этом нет необходимости.

Лайон испытал на удивление резкую вспышку гнева: как, она приняла меры предосторожности еще до встречи с ним?! Это было даже нечто большее, чем гнев, это была настоящая ревность. Но стоило им войти в комнату и закрыть за собой дверь, как Лайон перестал даже думать об этом и потянулся к ней.

Неожиданно Кору охватила паника.

– Нет! – Голос ее дрожал. – Извини меня, Лайон. Я не могу сделать этого.

Он взял ее лицо в ладони.

– Только поцелуй меня, – прошептал он. – Поцелуй меня один раз, и, если потом захочешь уйти, клянусь, я не стану тебя задерживать.

Она не двигалась, глядя на него широко открытыми, полными ужаса глазами.

Глава вторая

– Кора, – тем же шепотом произнес Лайон и медленно, осторожно, глядя в полные страха глаза, приблизил губы к ее губам. Сдерживать себя было нелегко, но он терпеливо ждал, пока ее рот открылся ему навстречу.

– Лайон, – выдохнула она, и звук его имени на ее устах заставил Кинга застонать. Обняв, он прижал ее к себе, и Кора, подавшись навстречу, закинула руки ему за голову, запустив пальцы в волосы. – Пожалуйста, – взмолилась она, – о, пожалуйста, возьми меня, пожалуйста…

И только тогда Лайон перенес ее на кровать, раздел, распустил эти чудесные волосы. И сделал все, чего хотел сам, чего захотела она. И даже больше…

Снежный буран не прекращался всю ночь, и они провели эти часы в постели. Часы, похожие на сон.

Кора, свернувшаяся клубком в его объятиях, запах ее кожи, тепло ее тела. Какое чудо – оказаться в постели с прекрасной незнакомкой! А за окном беснуется снежный буран, не в силах разлучить их… Подобное запоминается на многие годы.

Почти на рассвете что-то – возможно, завывание ветра – разбудило Лайона. Кора спала в его объятиях. Глядя на нее, он вдруг подумал о том, что буран утихнет и они разойдутся в разные стороны. Она живет в Атланте и работает в банке – единственное, что оказалось ему известно. А еще вспомнилось, как Кора дала ему понять, что не нуждается в презервативах. Сама мысль о ее неведомой ему жизни вновь вызвала у Лайона вспышку гнева.

Почувствовав, как защемило сердце, он разбудил ее поцелуем и прикосновением к груди. Глаза Коры открылись, на губах появилась улыбка. – Лайон? В чем дело?

А действительно, в чем? Ей лететь на юг, ему на восток. Что тут можно сказать? Что он будет прилетать к ней на каждый уик-энд? Но такая регулярность вообще была не в его правилах. Разумеется, у Лайона случались достаточно длительные связи, но иметь дело с женщиной, живущей за сотни километров от тебя, – дело совсем другое.

«Оставь здесь зубную щетку и что-нибудь из одежды», – скажет она рано или поздно, потом потребует прилетать по пятницам, а не по субботам, и улетать рано утром в понедельник, а не в воскресенье вечером. А что потом? Раньше или позже, но, скорее всего, придется услышать: «Знаешь, мне кажется, я могла бы переехать в Бостон…»

– Лайон? – Кора погладила его колючий подбородок. – В чем дело? – повторила она. Затем улыбнулась. – Ты похож сейчас на маленького мальчика, только что узнавшего, что Санта-Клауса на самом деле не существует.

Деланно улыбнувшись, Лайон объяснил, что только что слышал шум снегоочистительных машин и что дороги, наверное, уже расчищены. Но сам при этом думал о том, как прекрасно все было и что неплохо будет когда-нибудь опять провести с ней некоторое время… А Кора уже целовала и ласкала его, и вот их тела вновь сплелись в единое целое.

Потом они долго лежали в объятиях друг друга и он подумал о том, как ему хочется продолжения. В конце концов, не обязательно же это должно быть каждый уик-энд. Улыбнувшись, Лайон долго и нежно целовал ее.

– Я не знаю ни твоего адреса, – наконец шепнул он, – ни номера телефона. А ведь мы могли бы время от времени устраивать совместные уик-энды.

3
{"b":"10802","o":1}