ЛитМир - Электронная Библиотека

Предстоящая процедура была для Кинга не нова и почти не требовала мыслительных усилий. Требовалось лишь включить проектор и, демонстрируя членам совета рисунки и чертежи, сопроводить их необходимыми пояснениями.

– Наш аудитор внимательно рассмотрела экономическую сторону вашего проекта, – сказал Стром, – и я пригласил ее, чтобы мы могли предварительно согласовать параметры бюджета предстоящих работ, мистер Кинг.

– Ничего не имею против, – вежливо согласился тот.

И вдруг у Лайона возникло странное ощущение, по спине словно пробежал холодок. Наверное, кто-то на меня смотрит, решил он и, обернувшись, увидел стоящую в дверях фигуру. Кора! Женщина, забыть которую оказалось просто невозможно. Как хорошо, подумал Лайон, что они вновь обрели друг друга.

Он почувствовал, как лицо его расплывается в улыбке: сейчас Кора узнает его и… Холодность направленного на него взгляда заставила Лайона вернуться к реальности.

Она отлично знала о том, что он будет здесь. Конечно, знала. Стром дал ей проектную документацию – вон папка у нее под мышкой. Лайону не надо было пояснять, что в ней находится: помимо чертежей и рисунков там содержались все его личные данные. Имя, адрес, номер телефона. И, ко всему прочему, фотография.

Значит, Кора была осведомлена, кто он такой. Ей было известно, что сегодня она увидит его и… ни телефонного звонка, ни письма с объяснениями. Она намеренно заманила его в ловушку, действуя при этом как враг, специально подстроила все так, чтобы… Чтобы что? Об этом Лайон не имел ни малейшего понятия.

– … Как можно видеть, я сочетал ваше пожелание отдать долг традициям с самыми передовыми архитектурными и строительными идеями… Не говорит ли он чепуху? Похоже, что нет, внимание директоров по-прежнему было сосредоточено на его речи. Но не внимание Коры. Она сидела рядом с Филипом Стромом, крепко стиснутые руки лежали на полированной поверхности стола. Их взгляды встретились, и у Лайона все внутри похолодело: Кора смотрела на него, будто на пустое место, лицо ее было совершенно непроницаемым. Что, черт возьми, происходит? Когда он вновь увидел ее в дверях этого зала, то ощутил не только крайнее удивление, но и радость тоже. С того времени у него, разумеется, были другие женщины, но ни одна не шла с ней ни в какое сравнение.

После окончания совета директоров, подумалось тогда ему, я скажу ей: «Послушай, если уж судьба вновь свела нас вместе, не встретиться ли нам в этот уик-энд?» Но эта приятная мысль улетучилась, как только он увидел взгляд. Кора смотрела на него, как кошка на добычу, и ему это не понравилось. Совсем не понравилось. Ведь именно ей предстояло представить совету директоров банка мнение о достоверности его финансовых расчетов.

Этого нельзя допустить. Если бы не люди вокруг, он сказал бы ей, к примеру, следующее: «Может быть, ты чертовски хороша в постели…»

Но разве это не так? Он до сих пор помнил ощущение ее горячего тела в своих объятиях, маленькие уловки, почти заставившие его поверить в ее невинность, в то, что она никогда до того не ложилась в кровать с незнакомым мужчиной. Эти негромкие стоны, стыдливые и робкие прикосновения…

Черт побери! Лайон окинул взглядом сидящих за столом, ожидая увидеть направленные на него недоуменные взгляды Строма и остальных, но все их внимание было по-прежнему сосредоточено на экране проектора.

Мысленно побывав в прошлом, он все-таки умудрился на автопилоте продолжать говорить по делу, да еще произвести хорошее впечатление. Когда Лайон закончил, по доносившемуся со стороны стола легкому гулу явно довольных голосов, было видно: они удовлетворены. Только лицо Коры представляло из себя маску вежливости. Формальной вежливости.

– Большое спасибо, мистер Кинг, – сказал Стром. – Это прозвучало очень убедительно.

Как бы не так, подумал Лайон, глядя на Кору.

– Рад это слышать, – ответил он. – Однако у мисс Рингвуд, кажется, есть кое-какие вопросы.

– Да, – подтвердила Кора, – надо признаться, есть.

Но это были не вопросы, а утверждения, подкрепленные целыми страницами зубодробительных расчетов и цифр. Лайон все угадал верно. У нее была цель. Ей нужно было выставить его отсюда, и она делала для этого все возможное.

Несколько минут спустя весь стол был завален бумагами. Статьи, вырезки, машинописные листы – здесь были собраны материалы чуть ли не со времен строительства египетских пирамид, и все они касались финансовых катастроф, происшедших в период между стадией проекта и стадией завершения работ.

В воздухе запахло неприятностями. Люди, только что сиявшие благожелательными улыбками, озабоченно нахмурились. Явно почувствовав это, Кора подняла голову и, встретившись с ним взглядом, натянуто улыбнулась.

Он улыбнулся ей в ответ. Больше ему ничего и не оставалось – не убивать же ее?

Что такое творится с этой женщиной? Неужели ей недостаточно было оставить его с носом в гостиничном номере? Неужели она хочет сделать из него дурака и здесь?

Лайон вдруг испытал почти непреодолимое искушение опрокинуть стол, схватить Кору за плечи и вытрясти из нее всю душу… Или нет, лучше запустить пальцы в эту массу шелковистых волос и зацеловать ее до бесчувствия. Этих идиотов обмануть не трудно, но его она обмануть не может, сколько бы ни делала вид, будто памяти о той ночи не существует. Может быть, в этом все и дело? Не надеется ли Кора на то, что, выставив его из города, она окончательно избавится от воспоминаний? Или это просто месть за проявленную ею же самой слабость?

Как бы то ни было, она сильно ошибается. На войне как на войне, и Лайон будет драться до конца. Сохраняя невозмутимый вид, он терпеливо ждал окончания ее сообщения. Руки он предусмотрительно засунул в карманы, чтобы никто не заметил крепко сжатых кулаков. Исчерпав наконец все свои аргументы, Кора бросила на Строма вопрошающий взгляд.

– Сожалею, что мне пришлось все это сказать, сэр, – закончила Кора тоном, в котором все присутствующие несомненно услышали искреннее сожаление. – Проект мистера Кинга просто великолепен, но я не вижу способа осуществить его без серьезных финансовых потерь. – Она взглянула на Лайона. – Если только… я чего-нибудь не упустила… – Однако ее улыбка и уверенный голос явно говорили: подобное просто невозможно.

В зале наступила мертвая тишина. Стром и все остальные переводили взгляд с Коры на Лайона и обратно.

– Мистер Кинг, – нарушил наконец тишину председатель, деликатно прокашлявшись, – уверен, что у вас есть по этому поводу свои соображения.

– Разумеется, – спокойно сказал Лайон. – Разумеется, они у меня есть. – Он набрал полную грудь воздуха. Все глядели на него с интересом, и только на лице Коры появилось выражение легкого беспокойства. – Примите мои поздравления, мисс Рингвуд. Ваше выступление было очень интересным. – Он снисходительно улыбнулся, как взрослый человек, подбадривающий ребенка, хорошенько выучившего азбуку, но, переведя взгляд на Строма, посерьезнел. – Интересным, но неточным. Мисс Рингвуд, как мне кажется, допустила ошибки в некоторых ключевых вопросах.

Ему понадобилось меньше пяти минут на то, чтобы опровергнуть ее доводы, фактически сведя их на нет. В своем рвении убрать его из города – а Лайон не сомневался в том, что это и было ее основным намерением, – Кора допустила кое-какие ошибки. Много зная о цифрах, она ничего не понимала в архитектуре и к тому же недооценивала его как полемиста.

Когда Лайон закончил, в зале вновь воцарилось молчание. Стром, окинув взглядом остальных директоров, словно обмениваясь с ними мысленными посланиями, вновь повернулся к архитектору.

– Что ж, мистер Кинг, вы отлично приготовили свое домашнее задание.

Лайон приветливо улыбнулся.

– Я всегда так поступаю, – сказал он, в первый раз в жизни мысленно поблагодарив своего отца за то, что тот со всем возможным старанием вколачивал в него эту философию. «Одного желания еще недостаточно, парень, – говаривал Джекоб Кинг. – Чтобы победить, нужно как следует подготовиться».

6
{"b":"10802","o":1}