ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сын Джона, — уточнил Алек.

— Да. — В глазах Дарси помимо ее воли появилось умоляющее выражение. — Он-то чем виноват?

Алек сложил руки на груди.

— Ну-ну, Продолжай.

Дарси и не оставалось ничего иного. Сила сейчас была на его стороне.

— Не то чтобы я так уж жаждала остаться в этом доме.

Алек тонко усмехнулся.

— Ты и не останешься.

— Мы все равно собирались уехать из Мэнс-вилла. Я хотела отправиться туда, где нас никто не знает, начать новую жизнь…

— Найти там очередного болвана, который не знает, как ты способна обращаться с мужем. Мне известно, что ты не пускала моего брата к себе в постель.

— Чушь и ты ничего не знаешь о наших с Джоном отношениях.

— Неужели? — Алек придвинулся ближе.

Увидев выражение его лица, Дарси предпочла отступить на пару шагов.

— Конечно! Я… любила Джона.

— Ты даже не знаешь значения этого слова!

— Любила! И мы оба души не чаяли в Майкле…

— Только его сюда не приплетай.

— Как же иначе? Ведь из-за сына я и хочу уехать отсюда. Мне только нужно немного времени, чтобы наладить жизнь. Скажем, найти работу в Бендиго…

Алек рассмеялся.

— Такие, как ты, ищут не работу, а дураков, готовых их содержать. — Он вдруг быстро шагнул вперед и притянул Дарси к себе. — Я знаю, что тебе нужно на самом деле. Мужик!

— Нет!

Возглас Дарси был грубо подавлен губами Алека. В этом поцелуе сосредоточились гнев и страсть, которые так долго приходилось подавлять; Дарси дернулась, пытаясь вырваться, но он с силой ввел язык в ее рот, спеша ощутить то, чего никогда не забывал. В тот же миг она будто вновь превратилась в старшеклассницу, и его девушку, которая отвечает на поцелуй.

Причем делала это очень бурно, прижимаясь к Алеку всем телом и тихонько постанывая, Дарси снова принадлежала ему и готова была дать ему то, чего он желал… Дьявол!

Алек так же резко отстранился от нее. Он видел, как Дарси открыла глаза, как смутилась, и на одно безумное мгновение ему почудилось, что она ошеломлена поцелуем не меньше его самого.

Но потом он глубоко вздохнул и обрел прежнюю трезвость рассудка.

— Ничего не выйдет, детка. Я тебя знаю. И я больше не юнец. И уж конечно не похож на Джона.

— Верно. — Дарси усмехнулась, чтобы скрыть слезы. — Ни капельки не похож.

— Скажешь Майку, что я прошу прошения, но мне нужно было уехать.

— Как и следовало ожидать. — Ее замечание было пропитано иронией.

Алек направился к выходу, но у самой двери остановился.

— В котором часу Майк ложится спать?

— В девять, но…

— Скажи ему, что если он ляжет чуть позже, то часика через два мы еще успеем поужинать и посмотреть телевизор.

— То есть? Я думала, что мы договорились…

— Разве ты еще ничего не поняла, золотце?

Здесь устанавливаю правила я. И мне нет нужды договариваться с тобой.

Алек быстрым шагом пошел к выходу, но Дарси бросилась за ним, требуя, чтобы он остановился и объяснил свои слова. Однако он не оглядываясь сбежал с крыльца, прыгнул в «феррари» и был таков.

7

Алек всегда любил быструю езду. Особенно в юности. Но сейчас за ним будто черти гнались.

Выехав в город, он вспомнил, как Джон однажды просил его поберечься и не вести мотоцикл на такой скорости. Но по какой-то глупой иронии старший брат сам разбился на трассе, а младший продолжает ездить как привык.

Странно, что они, идя такими разными путями, пришли к одной и той же женщине. Возможно, Джон до сих пор был бы жив, если бы не женился на Дарси. И сохранил бы деньги. Ведь такую красотку нелегко содержать. Вот он и пустился в биржевые авантюры. Алек не заметил на Дарси ни золота, ни брильянтов — только тонкое обручальное кольцо, но все равно был уверен. Что она немало поживилась за счет брата.

Девушки, прослезившейся, когда он подарил ей единственную розу, больше не было. Собственно, горькая правда заключается в том, что ее не существовало никогда. Нежная, невинная Дарси Уолкер на самом деле оказалась расчетливой авантюристкой, Ее интересовало имя Бенингов, их дом, деньги…

Ребенок, которого зачал с Дарси Джон, стал великолепным средством для достижения ее целей и еще больше увеличил скорость. Ему не хотелось думать обо всем этом. Представлять, как Дарси занимается с Джоном любовью. Как не Алек, а какой-то другой мужчина ласкает ее тело, целует губы, проникает в горячую сладости глубину ее женского естества. Сейчас Алек старше и умнее. Жизнь научила его, что любовь не является синонимом страсти. Но все равно сводил с ума от мысли, что Дарси все еще способна воздействовать на него. И Алека мало утешало соображение, что талант манипуляции чувствами был присущ ей всегда. Сейчас Дарси стала еще прекраснее, еще желаннее… И еще изощреннее.

Почему она пыталась сохранить в тайне су-шествование Майкла? В этом отсутствует логика Сын является козырной картой Дарси. Она должна понимать, что ребенка своего брата Алек никогда не обидит. Никогда.

Тем более что Джон не оставил сыну никаких средств. Не обеспечил будущего ни ребенка ни его матери, обладавшей единственным талантом — умением совращать мужчин и использовать их в своих целях. Не нужно быть гением, чтобы сообразить, какая жизнь ожидает Майкла.

Алек притормозил у обочины и заглушил двигатель. Его сразу окутала тишина, наполненная пением цикад и сверчков. Стиснув руками баранку, он уставился прямо перед собой. Уже сгустились сумерки, на быстро темнеющем небе появились первые звезды. Движение разогретого за день воздуха создавало иллюзию, будто они мигают.

Как все это нелепо! — подумал Алек. Ребенок не должен страдать из-за ошибок своих родителей Майк совершенно ни в чем не виноват. Почему детям всегда приходится расплачиваться по чужим счетам?

Алек еще долго сидел, размышляя над событиями нынешнего дня. За это время окончательно стемнело, хор незримых насекомых достиг вершин неистовства. Он вспомнил, что обещал Дарси вернуться через два часа, но уже прошло больше. А он так и не придумал, как поступить в подобной ситуации.

Впрочем, решение здесь могло быть только одно. Приняв его, Алек развернул «феррари» и направился обратно в город.

Вечер показался Дарси неожиданно прохладным. Или мелкая дрожь, сотрясавшая ее тело, имела нервное происхождение?

Как бы то ни было, Дарси разожгла камин и уселась перед ним в кресло. В комнате быстро потеплело, но пробиравший до самых косточек холод не исчез.

Какой длинный и ужасный день! Все планы, надежды, мечты в один миг канули в небытие. Проекты новой жизни превратились в мираж. Дарси страдала, но не могла винить в своих муках Джона. Ясно, что он не собирался оставлять жену и сына на мели. Напротив, Джон часто заговаривал о будущем Майкла. Собирался отправить его в престижную частную школу в Канберре. Затем предполагалось продолжение учебы в университете.

Дарси могла лишь грустно усмехаться, вспоминая об этих планах. Ей и прежде следовало знать, что мечты бывают очень далеки от реальности.

Громко треснувшее в камине полено заставило ее вздрогнуть. Она забралась в кресло с ногами и обхватила колени руками. Как сказать Майклу о том, что ждет их впереди? Что скоро они окажутся без крыши над головой? Ведь он еще очень мал и не понимает, как сильно ненависть способна ослеплять взрослых.

Слышал ли Майкл, как они с Алеком кричали друг на друга? Наверняка потому, что спустился из своей комнаты через пару минут после того, как тот уехал.

— Мам, а где Алек? — спросил мальчик.

В тот момент Дарси стояла к сыну спиной. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы собраться с силами и повернуться к нему. Лицо Майкла было хмурым, в глазах застыла тревога.

— У него возникли какие-то срочные дела. — Дарси не стала врать, что «дядя» через пару часов вернется. Вместо этого она сказала, что Алек внезапно вспомнил о важной встрече.

Однако Майкл и этому не поверил.

14
{"b":"10803","o":1}