ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Почему она вообще разволновалась, увидев Алека? Ее муж погиб. Брат Джона не соизволил приехать на похороны, но разумеется, не мог не явиться, когда дело коснулось раздела имущества.

По спине Дарси пробежал холодок. Неужели Алек намерен затеять спор из-за денег? Джон был убежден, что брат не пожелает взять их. Дарси они тоже не были нужны. Она так и заявила Джону, однако тот ответил, что средства понадобятся Майклу. Ее сыну.

Ее и Алека…

Боже ты мой!

Дарси давно уже перестала мысленно связывать Майкла с настоящим отцом, но сейчас пред ее глазами предстало живое напоминание об истине. Она смотрела на Алека и понимала, что в доме на холме сейчас сидит его маленькая копия. Даже челки Алека и Майкла одинаково ниспадали на лоб, и голову сын держал точь-в-точь как его папа…

— Ну как ты? — резко спросил Бенинг.

— Ничего… Нормально. — Дарси откинулась на спинку дивана. — Что ты здесь делаешь?

Алек тонко усмехнулся.

— Ввергаю дамочек в обморочное состояние.

— Если ты подразумеваешь меня, то это все из-за жары.

— Еще бы! Странно было бы ожидать иного. Если в такое пекло ты вырядилась в черное. Ах да! Я и забыл… Ведь тебе приходится носить траур по моему брату, верно? — Бенинг скрипнул зубами. — Впрочем, ходят слухи, что на похоронах ты была в розовом.

— Тебе-то что об этом знать? Ты даже не удосужился приехать домой!

— О том, что случилось с Джоном, я узнал лишь спустя пару недель. Все это время его адвокат разыскивала меня. — Дьявол, зачем я оправдываюсь? — мелькнуло в голове Алека. Можно подумать, что я ей чем-то обязан!

— Ладно, все это не имеет значения, — махнула Дарси рукой.

— Напротив! Разве ты забыла? Сегодня день расплаты!

— Расплаты?

— Или выплаты. Возможно, я неправильно выражаюсь, но сегодня нам предстоит узнать, что Джон оставил после кончины. — Бенинг сверкнул белозубой улыбкой. — А ведь это чертовски интересно. Правда, детка?

— И из-за этого ты объявился здесь?

— Именно! Хочу заявить права на наследство. — Бенинг неспешно оглядел Дарси с головы до ног. — Кстати, перед встречей с адвокатом ты могла бы накинуть жакет!

Она посмотрела на себя, потом на Алека. Тот увидел, как на ее щеках проступили розовые пятна, и. понимающе усмехнулся.

— Мне пришлось слегка раздеть тебя, когда ты потеряла сознание. — Он намеренно понизил голос до вкрадчивого шепота. — Знаешь, твое тело было таким теплым, влажным… Ты всегда отлично с этим справлялась, крошка. Была теплой и влажной для меня.

Дарси стиснула кулаки. Больше всего ей сейчас хотелось накинуться на этого нахала, но она прекрасно понимала, что не может позволить себе подобной роскоши. Поэтому Дарси как можно спокойнее надела жакет и застегнула пуговицы. А когда заговорила, ее голос звучал ровно:

— Трудно поверить, что вы с Джоном братья.

В отличие от тебя, он был джентльменом.

— Что позволило тебе обманом женить его на себе.

— Ошибаешься. Я никогда не лгала Джону. — Дарси направилась мимо Бенинга к двери, но он схватил ее за руку.

— Только не считай меня дураком! Со мной этот номер не пройдет…

— Пусти!

— Ты вела с Джоном старую как мир игру. Сказала, что беременна, а после того, как он женился на тебе, сделала невинные глазки и заявила, что просто неправильно посчитала дни своего цикла!

— Да пусти же! Все было совсем не так!

— Брось изворачиваться! Джон был добряком.

Ему даже в голову не пришло закончить эту шутку достойным образом и разорвать фальшивый брак.

Дарси на миг замерла, она не верила собственным ушам. В свое время она запретила сообщать Алеку о рождении сына, но неужели он до сих пор ничего не знает?

Тем временем Бенинг продолжал:

— Любой другой на месте Джона сказал бы: «Ах ты беременна, золотце, так покажи результаты анализов!» Но нет, мой брат не таков. Тебе нетрудно было затащить его в постель, а потом уверить, что ты ждешь ребенка, правда?

— О, ты все знаешь! — гневно воскликнула Дарси. — Кроме одного: Джон сам предложил мне стать его женой.

Произнеся эти слова, она вдруг умолкла. Зачем рассказывать Алеку ту давнюю историю'? Зачем посвящать в детали, которые не имеют к нему никакого отношения?

— Верю. С одной поправкой: он сделал это с твоей ловкой подачи. Признайся, ты надеялась, что старик Бенинг изменит о тебе мнение, если вы с Джоном подарите ему внука?

— Отпусти меня!

— Нет, детка, сбежать тебе не удастся, — сверкнул глазами Алек. — Да и рановато ты собралась уходить. Сегодня день расплаты, помнишь? Официальное чтение завещания. Неужели тебе не хочется узнать, что ты получишь?

Дарси вновь попыталась выдернуть руку, и на этот раз Бенинг отпустил ее.

— Жаль тебя разочаровывать, но я и так все знаю.

Джон рассказал мне, — тихо произнесла она. — Кстати, мне никогда не нужны были ваши деньги.

— Ну да, — прищурился Алек. — Ведь ты вовсе не из-за них женила на себе моего брата.

Это он женился на мне, потому что я носила твоего ребенка!

Фраза вертелась на кончике ее языка, но так и осталась непроизнесенной. Алеку вообще не следует знать о существовании Майкла. А ей следует взять себя в руки и с честью выдержать следующий час, по истечении которого Алек покинет Мэнсвилл и она больше никогда его не увидит.

— Думай что хочешь, — вздохнула она. — Мне все равно. Ты мне вообще безразличен. Я пришла сюда, чтобы встретиться с Эстер Флинн, а не для того, чтобы выслушивать твои оскорбления.

Гнев Бенинга усилился. Крошка изображает из себя леди! Внешне она так и выглядит и даже разговаривает похоже, но Алеку ли не знать, кто перед ним находится на самом деле!

— Мерзавка! — зарычал он, хватая Дарси за плечи и прижимая к стене. — И как только мы с Джоном могли оказаться такими идиотами!

— Убери руки!

— Да? А помнишь времена, когда тебе нравилось ощущать мои прикосновения?

— Прекрати.

— В чем дело, крошка? Не желаешь вспоминать наше прошлое?

— Ты… ублюдок!

Бенинг рассмеялся.

— Вижу, правда тебе не по вкусу!

— Пусти, слышишь? Или я…

— Что? Что ты сделаешь?

Алек убрал руки с ее плеч, но только для того, чтобы схватить за запястья. Дарси поморщилась от боли, однако он проигнорировал это. В свое время она причинила ему гораздо большую боль. Разумеется, прежние чувства уже быльем поросли, но все же он долго не мог освободиться от воспоминаний о Дарси. Обнимая других женщин, Алек думал о ней. Чего он совершенно не мог ей простить, так это того, что она заставила его возненавидеть собственного брата. И за что? Ведь в действительности Джон тоже стал жертвой обмана.

— На что ты рассчитывала, Дарси? Что тебе повезет и я никогда не вернусь? Тогда ты получила бы все: имя, деньги…

Теперь она плакала. Алек понимал, что слезы призваны растопить лед, сковывавший его сердце, а его самого превратить в подобие мягкой глины. В ночь их любви по щекам Дарси тоже катились слезы.

— Не плачь, солнышко, — прошептал тогда Алек, чувствуя себя очень неуютно при мысли, что причинил ей боль.

Но Дарси ответила, что плачет от счастья, ведь они наконец-то принадлежат друг другу.

— Повторяю: мне нет дела до того, что ты себе вообразил, — сухо произнесла она сейчас.

— Скажи, ты сразу отдалась Джону? Или сначала долго дразнила его… как меня? — Алек хохотнул. — Ах, какая ты замечательная актриса!

Тебе удалось заставить меня поверить, что идея подождать с близостью принадлежит мне самому.

Каким же кретином я был, что связался с тобой! А ведь меня не раз предупреждали: из этого ничего путного не выйдет. Мне следовало бы прислушаться к словам умных людей… Впрочем, я и сам тогда был изрядным разгильдяем. Вот почему мы так хорошо поладили: два сапога пара!

— Я тебя ненавижу, Алек Бенинг! Хорошо, что ты вернулся. Я столько лет ждала, чтобы сказать — я ненавижу тебя, ненавижу, ненавижу…

Алек крепко взял ее за волосы.

— Той ночью ты говорила совсем иное!

7
{"b":"10803","o":1}