ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что за чертовщина!.. — пробормотал тот.

— Невероятно, правда? — заметила мисс Флинн.

— Что? — воскликнула Дарси. — Что невероятно?

Ей никто не ответил. Эстер Флинн отвела взгляд, а Алек подошел к окну, словно солнечный свет способен был выявить скрытый смысл счетов.

Спустя несколько минут он повернулся к Эстер Флинн.

— Но как это могло случиться?

— Не знаю. Но, сопоставив даты и цифры, вы поймете, что ваш брат сам создал для себя западню.

— Да о чем вы говорите? — Дарси не на шутку встревожилась, чувствуя, что все происходящее является реальной угрозой для счастливого будущего Майкла. — Что содержится в этих бумагах, мисс Флинн?

— Это очень сложно, миссис Бенинг. Все, что вам следует знать…

— Нет, это вам следует знать, что я ваш клиент. Вы работаете на меня, а не на мистера Бенинга! — Решительно шагнув к окну, она вырвала листки из рук Алека.

К ее удивлению, тот спокойно позволил их забрать и даже слегка усмехнулся.

— Читай и плачь, детка.

Почти ничего не видя от волнения, Дарси взглянула на первую страницу. Спустя пару минут она начала кое-что понимать в многочисленных колонках цифр. Взносы, расходы, баланс. От страницы к странице остаток все уменьшался, пока практически не иссяк. Дарси подняла глаза на адвоката.

— Что это?

Ответил Алек.

— Твое будущее, крошка. Взгляни на после днюю строчку.

Она повиновалась. Итого, тысяча восемьсот шестьдесят долларов…

— Это все твое наследство, дорогая, — довольно промурлыкал он. — Не того ты ожидала, верно?

Он подошел слишком близко, и Дарси поняла что это сделано намеренно, чтобы сильнее вывести ее из равновесия. Самое неприятно что Алек преуспел в своих намерениях. Ей не'хотелосъ видеть его рядом с собой, вдыхать аромат его одеколона с примесью некоего тонкого запаха, исходившего от ткани дорогого костюма. От внешних уголков глаз Алека протянулась паутинка морщинок. Годы отложили на нем легкий отпечаток, как и на внешности Дарси. Она сознавала это. Ее измучили постоянные сплетни, напряжение последних лет, но Алек, казалось, стал сильнее и мужественнее, чем прежде. Он наблюдал за ней с улыбочкой, из-за которой хотелось дать ему пошечину.

В сердце Дарси прокрался холодок. Она отступила на шаг назад и выпрямилась.

— Я требую объяснений, мисс Флинн. Это действительно все, что осталось от состояния моего мужа?

— Покойного мужа, — уточнил Алек. — Джона больше нет, так что тебе не перед кем представляться.

— Мисс Флинн, — повторила Дарси, игнорируя Бенинга. — Должны быть и другие счета.

Что случилось с ними?

— Я же говорю, Дарси, это сложно. — Эстер Флинн покровительственно похлопала ее по руке.

— Ну так упростите! — ответила Дарси словами Алека. — И пожалуйста, запомните, для вас я миссис Бенинг.

— Как угодно. Если говорить коротко, ваш покойный супруг потерял деньги на бирже. Он купил акции компании, которая вначале очень бурно развивалась, но потом быстро прогорела.

Эстер Флинн пожала плечами. — Разумеется, пострадали и другие акционеры, но вам от этого не легче…

— Как же так?.. — Нащупав рукой стул, Дарси тяжело опустилась на него.

— Один предмет собственности все же остался, — добавила адвокат. — Дом. Он не заложен и чист от долгов. — Громоздкое здание на холме, которое Дарси никогда не считала своим домом. — Это ценное владение… — продолжала Эстер Флинн.

Дарси слушала ее вполуха. Ее сознание улавливало обрывки фраз наподобие «наши владения» или «некоторая неожиданность», однако она не обращала на них внимания, пытаясь сообразить, что же ей делать. И в какой-то миг, казалось, она нашла выход из положения.

— Продайте его! — резко произнесла она, вскакивая на ноги. — Выставьте дом на продажу как можно скорее!

Повисла тишина. Лицо Эстер Флинн ничего не выражало, а Алек… улыбался. В голове Дарси прозвенел тревожный звонок.

— В чем дело? Я что-то пропустила? Разве нельзя продать дом?

— Миссис Бенинг, дорогая моя… — произнесла Эстер Флинн. Впервые за все время в ее голосе прозвучали нотки сочувствия.

— Не утруждайте себя, — выступил вперед Алек. — Я сам ей скажу.

— Что ты хочешь мне?.. — пролепетала Дарси, не закончив фразы.

Алек протянул руку и легонько погладил ее по щеке. Несмотря на приближение паники, некой отдаленной частью сознания Дарси отметила какое ощущение возникает у нее от прикосновения его пальцев. Она затаила дыхание пораженная силой этого чувства.

— Ты не сможешь продать дом, детка.

— Почему?

— Тебе следовало внимательнее прислушаться к объяснениям мисс Флинн. — Алек уже откровенно ухмылялся. — Прекрати подсчитывать воображаемые доходы, золотце. Джон оставил дом мне.

— Хотите воды? — участливо спросила мисс Флинн, пристально вглядываясь в лицо Дарси.

— Нет, — ответила та. — Я в порядке.

У нее действительно хватило сил обменяться с Алеком парой фраз.

— Когда я должна освободить дом? — спросила она.

— Вчера, — ответил Бенинг с подчеркнутой вежливостью. — Но меня устроит и конец месяца.

— Хорошо, — ответила Дарси, как будто ей было все равно.

Затем повернулась и с гордо поднятой головой покинула офис. Только сев в автомобиль, она до конца уяснила, что произошло. Их с Майклом жизнь в один миг пришла в полный беспорядок. И зачем только Джон покупал эти проклятые акции? Ведь он же искренне хотел обеспечить будущее Майкла. Впрочем, возможно, именно ради мальчика Джон и старался. Если бы он проявил больше осторожности!

— Если бы да кабы… — прошептала Дарси, склонившись над баранкой. С ее губ слетел смешок, который даже ей самой показался слишком грустным.

Как рассказать о случившемся сыну? В последние дни они вели своеобразную игру. Дарси затеяла ее, чтобы побудить мальчика хоть из редка улыбаться, но потом все это приобрело для нее не меньшее значение, чем для него. Обычно Дарси произносила фразу: «Когда мы уедем далеко-далеко отсюда…», после которой Майкл принимался фантазировать, что тогда будет.

«На новом месте мы поселимся не в большом доме на холме, как сейчас, а в маленьком и уютном, с большим двором и садом. Там я заведу щенка, котенка и лошадку-пони».

Что ж. вздохнула Дарси, похоже, всему этому не суждено сбыться, зато мы по-прежнему будем принадлежать друг другу. Остановимся в каком-нибудь городке, где окружающие воспримут меня просто как женщину с сыном, а не как аферистку, которая использовала ребенка, чтобы окрутить богатого человека.

Впрочем, Дарси плохо представляла себе, как сможет осуществить все это, не имея ни денег ни профессии, ни работы, Чтобы прилично устроиться, нужно иметь какую-нибудь специальность, а у Дарси ее не было, если только не принимать в расчет умение перебинтовывать разбитые детские коленки. В школьные годы она устраивалась летом на какую-нибудь сезонную работу, а в пятнадцатилетнем возрасте даже служила в кафе официанткой. Разумеется, можно и сейчас предпринять нечто подобное, но как быть с Майклом? Кто присмотрит за ним? Наступило лето, учеба в школе закончилась, а Дарси ни за что не желала оставлять сына одного в доме — ни здесь, ни где бы то ни было.

Вот она, холодная и безжалостная реальность, подумала Дарси, сворачивая к возвышавшемуся на пригорке дому. Который теперь уже принадлежит Алеку. Она нажала на кнопку, отпирающую дверь гаража, и въехала в прохладный сумрак. В голове у нее вертелась мысль о том. что нужно обязательно позвонить Эстер Флинн и попросить убедить Алека подождать две-три недели, пока она не уладит свои дела.

Закрыв гараж, Дарси направилась в дом.

— Майкл? — позвала она. Ответа не последовало. Единственным звуком, слышимым в доме, являлся едва различимый рокот кондиционера. — Майкл? Где ты, солнышко?

В кухне на столе белела записка, оставленная Молли, экономкой. Та сообщала, что они с Майклом отправились в магазин. Дарси знала, что Молли презирает ее, но в мальчике души не чает.

Что ж, будет время привести себя в порядок и собраться с-мыслями.

9
{"b":"10803","o":1}