ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Что случилось? Может быть, это какое-то психическое расстройство? Депрессия?

Да, наверняка. Жена одного его друга страдала от депрессии. Возможно, этот психоз и есть одно из проявлений такого недуга. Не он ли во всем виноват? Был слишком настойчив, запугал… и вот в стремлении угодить ему…

Кончита снова что-то сказала, и Франс метнул на нее полный ярости взгляд. Маргарита тихонько шепнула несколько слов мужу. Хорошо, что она здесь. У нее есть дети. Она знает, как обращаться с…

— Франс. — Лаура произнесла его имя негромко, но в тоне ее голоса было нечто такое, отчего кровь застыла у него в жилах. Он отвел взгляд от жуткого платья, страшных туфель, фиолетового рта: посмотрел ей в глаза — и в нем начал вскипать неудержимый гнев. В какой-то миг Франс испугался, что он не совладает с собой.

В глазах его жены не было ни мольбы, ни сожаления, ни слез. Никакой депрессии. В них блестела холодная неукротимая злоба. Она сделала это намеренно.

Им овладело желание убить ее. Нет, убить — это слишком легко!

Ему захотелось вышвырнуть гостей за дверь, схватить Лауру и тряхнуть ее так, чтобы защелкали эти фиолетовые зубы, чтобы запрыгали эти отвратительные оборки, чтобы она упала на колени и взмолилась о пощаде. Тогда, только тогда, он сорвет с нее это дурацкое платье и овладеет ею прямо здесь, на полу, чтобы она поняла, кто ее хозяин, поняла, что он не потерпит такого поведения.

Франс глубоко вздохнул и огляделся. Маргарита старательно смотрела в стену, ее муж допивал остатки виски. Любовник Кончиты — как же его зовут? — ошарашенно пялился на Лауру. Сама Кончита, стоявшая по-прежнему рядом с Франсом, явно оживилась, с нетерпением ожидая развития ситуации.

Ну что ж, ее ждет разочарование. Изобразив губами улыбку, Франс подошел к Лауре и взял жену за руку.

— Дорогая. — Он наклонился и поцеловал ее пальцы. — А я уже стал волноваться. Теперь вижу — ты выглядишь еще более изысканно, чем обычно. — Ее рука дрогнула, она попыталась вырвать ее, но Франс держал крепко. — Я рассказывал гостям о тебе. — Она посмотрела на него с оттенком недоумения, явно застигнутая врасплох его реакцией. Хорошо, подумал он, пусть увидит, что в эту игру могут играть двое. — Идем, милая. — Положив ее руку на локоть своей, Франс подвел жену к Бетанкурам, решив приберечь Кончиту на десерт. — Маргарита, это Лаура, моя супруга.

Маргарита улыбнулась.

— Рада познакомиться с вами, дорогая. Ее супруг галантно поклонился и поцеловал Лауре руку.

— Я очарован.

Лаура покраснела. Маргарита выглядела так, словно сошла с обложки парижского журнала мод, а ее муж мог бы заменить на экране Гэри Купера.

— Друзья Франса и мои друзья, — пискнула Лаура, начиная чувствовать себя полной идиоткой.

Франс погладил ее по спине.

— А это… извините, сеньор, забыл ваше имя.

— Рамон Сеговия.

— Я… мне очень приятно, сеньор, — промямлила Лаура.

Неужели она совершила ошибку? Поначалу ее появление вызвало нужный эффекта: застывшие лица гостей, изумление в глазах Франса, сменившееся злостью. Но потом… Она никак не рассчитывала, что он столь быстро придет в себя и, более того, сам станет режиссером ее спектакля. И кто эта женщина, чью руку держал Франс, эта высокая блондинка с длинными ногами?

Тем временем Франс обнял ее за талию и погладил по бедру. Никто и не заметил, что его пальцы больно впились в ее кожу.

— А сейчас, милая, я хочу познакомить тебя с моей давней и очень хорошей знакомой. — Он повернул ее лицом к блондинке. — Кончита Ривера.

Блондинка была роскошная, сногсшибательная. И на ней не было ничего длинного и женственного — короткая юбка едва прикрывала бедра. Ее улыбка могла бы украсить рекламу зубной пасты, автомобилей, да чего угодно. Сестренка Пэт сказала бы, что таких женщин ненавидят с первого взгляда, и была бы права.

Лаура откашлялась.

— Привет, — сказала она, стараясь не демонстрировать испачканный помадой зуб.

— Как мило, — нежно протянула Кончита и, взглянув на Франса, одарила его приторной улыбкой. — Какой же ты гадкий мальчишка, Франс. Свел за одним столом женщину на которой женился, и женщину, на которой хотел жениться. Ну, так мы будем веселиться?

Веселья не получилось.

Хитроумный, тщательно разработанный план Лауры, лопнул, как воздушный шарик. Она поняла это, еще когда вошла в комнату, а заявление Кончиты стало окончательным приговором. Ее шутка вызвала общий смех, а Франс тут же пояснил, что когда-то они с Кончитой были помолвлены.

— Не получилось, — добавила блондинка, бросая на Франса полный страсти взгляд.

— Не получилось, — согласился он. — Но мы не потеряли друг друга.

— Поддерживаем связь. — Кончита еще раз улыбнулась и подмигнула Франсу, придавая своим словам оттенок двусмысленности.

— Вот как? — Лаура не знала, что и думать. Что означает «когда-то»? Полгода назад? Пять лет? Или два месяца? И почему у них «не получилось»? А что стоит за словами «поддерживаем связь»?

Впервые за все время ей в голову пришла мысль, что муж, вполне возможно, поддерживал отношения с другой женщиной и, лишь попав в положение, которое обязывает жениться, прекратил их. С самого начала Лаура думала только о том, как Франс изменил все ее существование, весь ее мир, и никогда не пыталась понять, что, возможно, его жизнь тоже перевернулась. Он и Кончита явно были близки. Эти взгляды, эти улыбки. То, как Кончита гладит его по руке…

Разговор шел без нее. Похоже, никто и не ждал, что она примет в нем какое-то участие. И Лаура молчала. Наконец — к ее огромному облегчению — обед закончился. Она решила, что с ним закончилась и вечеринка. Но нет.

— Чепуха, дорогая. — Франс снова обнял ее. — До утра еще далеко. Выпьем кофе и бренди во дворе.

С нее хватит, решила Лаура и, когда все гости вышли из комнаты, повернулась к мужу.

— Франс? Я, пожалуй, поднимусь наверх. Скажи своим гостям…

— Нашим гостям, — поправил он и, наклонившись, прошептал на ухо:

— Останешься, пока я не отпущу тебя, или ты очень пожалеешь.

Они вышли во двор, и он заботливо предложил ей стул, изображая внимательнейшего из мужей.

Долорес принесла кофе. Лаура разлила напиток по крохотным тончайшим фарфоровым чашечкам, Франс позаботился о бренди. Он улыбался и шутил, а она думала о том, догадывается ли кто-нибудь из гостей о ее состоянии. Весь план мести бумерангом ударил по ней. Вместо того чтобы унизить супруга, она сама оказалась униженной. Но самым страшным ударом было то, что ей пришлось стать свидетельницей интимной игры, которую на протяжении всего вечера, нисколько не стесняясь, вели Франс и женщина, которую он прежде хотел взять в жены.

Шутки и смех слышались отовсюду. Маргарита, словно чувствуя изоляцию Лауры, порой заговаривала с ней. Та только улыбалась, кивала и делала вид, что внимательно слушает. Но не слышала ничего.

Она наблюдала за Кончитой и Франсом, мило шепчущимися о чем-то. Она видела, как блондинка положила ему в кофе ложечку сахара, предупредив его желание, как закончила начатое им предложение. Слышала, как она рассмеялась, когда Франс шепнул ей что-то на ухо. Они были похожи на любовников, настолько увлеченных друг другом, что весь остальной мир просто перестал для них существовать. Вот почему муж не потребовал, чтобы она разделила с ним постель: Кончита и сейчас его любовница.

Лаура вскочила. Платье, это ужасное, проклятое платье зацепилось за край стола. Чашка с блюдцем полетели на землю и разбились.

Голоса смолкли, все посмотрели на нее Лаура знала, что надо извиниться или превратить все в шутку, но язык словно прилип к гортани.

— Ужасно, — сказала Кончита. — Вы пролили кофе на платье. — Ее розовые губки сложились в улыбку. — Надеюсь, Лаура, вы его не испортили. Представляю, каких трудов стоило найти нечто столь… э… необычное.

— Кончита, — одернула ее Маргарита, а сопровождавший Кончиту мужчина, метнул на нее суровый взгляд. Но Франс, отказавшийся во имя долга от красивой и желанной женщины, промолчал.

18
{"b":"10804","o":1}