ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Разведенная жена, или Черный квадрат
Скорпион Его Величества
Ликвидатор
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Бури над Реналлоном
Зубы дракона
«Я слышал, ты красишь дома». Исповедь киллера мафии «Ирландца»
Топ-менеджер: Как построить карьеру в международной корпорации
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
A
A

— Итак, — сказал он, — ты хочешь, чтобы я выяснил, можно ли изменить имя девочки?

— Да.

— Не фамилию, а только имя? — Крис недоуменно посмотрел сначала на Лауру, потом на Патрицию. — Тебе не нравится имя Мэри? Но оно же прекрасно звучит и… — Лаура всхлипнула, и он умолк, поймав свирепый взгляд жены. — Хорошо. Я все выясню, — торопливо согласился Крис, но все же повторил, что не видит в имени Мэри ничего плохого.

Лаура расплакалась. И Патриция, обняв сестру за плечи и наградив супруга укоризненным взглядом, увела ее в другую комнату. И тут только до него дошел смысл происходящего, и, когда это случилось, ему стало грустно: Лаура не только хочет развестись с Франсом, она жаждет покончить с ним навсегда. Откуда в ней столько непримиримости, даже ненависти?

Крис посмотрел на Франса. Тот уже отодвинул тарелку с недоеденным бифштексом и взялся за стакан. Да, в плане его друга — напиться — смысла куда больше. Он улыбнулся и поднял стакан. Франс улыбаться не стал. Они чокнулись и выпили.

— О'кей, я нашел решение, — заявил после долгого молчания Крис. Франс поднял голову и вопросительно посмотрел на него. — Можешь и дальше хмуриться и молчать, но только не убивай официанта. Боюсь, даже я не смогу тебя прикрыть.

— У меня нет настроения шутить.

— Хорошо, что ты мне об этом сообщил, а то я уж подумал, что мы сегодня с тобой хорошенько повеселимся.

Франс насупился, но потом губы его дрогнули в подобии улыбки.

— Извини. Из меня сейчас не самый хороший собеседник.

— А с чего бы тебе им быть? В наши дни всем тяжело. Патриция смотрит на меня, как на врага, только потому, что я ношу брюки. А Лаура… Черт! Ну, ладно, это, должно быть, из-за погоды…

— Что с Лаурой? — Франс подался вперед. — Она больна?

— Нет.

— Девочка?

— Нет! С Мэри все в порядке. Они обе здоровы. Просто… мне не следовало упоминать о Лауре.

— Она моя жена. — Франс вернулся в исходное положение и снова взялся за стакан. — Пусть мы и не живем вместе, но я по-прежнему хочу… — Он замолчал и уставился в тарелку.

— Эй, старина? — тихо окликнул Крис, и, когда друг поднял голову, его лицо выражало такую боль, что смотреть на него было невозможно.

— Ох, дружище, дружище… — пробормотал Крис. Он оглянулся на официанта и жестом показал, что они хотят расплатиться. — Пошли-ка отсюда.

— Я не знаю, почему она ушла от меня. — Мужчины сидели на скамейке в парке. День выдался почти по-зимнему холодным и ветреным. Крис замерз, но Франс разговорился, и возможное воспаление легких не казалось слишком большой ценой за эту откровенность. — У нас все шло хорошо, — продолжал Франс. — Не с самого начала, но это же естественно.

— Разумеется. Вы же знали друг друга всего несколько месяцев.

— Мы знали друг друга всего одну ночь. — Франс помолчал. — Все эти рассказы о наших встречах в Лондоне — выдумки.

Интересно, подумал Крис, знает ли об этом Патриция?

— А зачем? Чтобы не огорчать Глорию?

— Отчасти. Но главное — заставить Лауру выйти за меня замуж.

— Заставил? — Крису всегда казалось, что заставить кого-либо из сестер сделать что-то против их воли невозможно. — И каким же образом?

— Угрозами. Сказал, что отниму у нее дочь… Да не смотри ты на меня так! Я считал, что делаю все правильно.

— М-да. В отношении Мэри твой план разумен, но если Лаура не хотела выходить за тебя…

— Все получилось. — Франс поднялся. — В конце концов Лаура согласилась со мной.

Крис тоже встал, и они пошли к выходу из парка.

— Как тебе удалось? Я обожаю свою жену, но заставить ее согласиться со мной в чем-то нелегко.

Франсу вспомнилась та ночь, когда после ухода гостей они впервые спали вместе, а утром занимались любовью.

— Удалось, — хрипло сказал он. — Я был счастлив. — Голос его смягчился. — И она, похоже, тоже. Мы смеялись. Сидели вечерами у камина. Катались верхом…

Крис кивнул.

— Да, похоже, все шло отлично.

— Вот и я так думал. Но потом…

— Потом?

Франс пожал плечами.

— Мы поссорились.

— Послушай, все ссорятся. Даже мы с Патрицией. В прошлом месяце мы так разругались из-за того, в какой цвет красить детскую, что…

— Мы поссорились по-настоящему, — тихо сказал Франс. — И я сразу понял, что это конец.

— Почему?

— Она до сих пор любит того парня.

— Робина? — Крис остановился и рассмеялся. — Не может быть.

— Правда, любит.

— Послушай, старина, это вздор. Я даже спросил об этом Патрицию. Нет, ей на него глубоко наплевать.

— Любит, — упрямо повторил Франс, — она сама мне так сказала.

— Франс, извини, но ты идиот. — Крис вздохнул. — Женившись, я понял кое-что. Поверь, женщины не всегда говорят то, что имеют в виду.

— Так по-твоему моя жена лгунья? — У Франса потемнело лицо.

Крис выругался про себя, но отступать было некуда.

— Ты наивен, как ребенок, если думаешь, что женщины неспособны вводить нас в заблуждение.

— Может быть, но здесь все было по-другому. Я увидел то, что надеялся никогда не увидеть… — Франс даже вздрогнул. — Что об этом говорить. Поверь мне на слово: она его любит.

— Так вы поссорились из-за Робина?

— Нет.

— Тогда из-за чего?

— Не из-за чего… Из-за всего. — Франс пожал плечами. — Она любит этого парня, но с другой стороны… — Он посмотрел на друга. — Может быть, ей хотелось, чтобы я сказал, что люблю ее.

— Что ты… — Крис уставился на Франса. — Что-то я не пойму. Значит, Лаура ушла от тебя, потому что ты не говорил ей, что любишь ее?

Их взгляды встретились. Франс вдруг покраснел и, сунув руки в карманы, зашагал дальше.

— Вот именно. Все запуталось.

— Ну нет! На мой взгляд, проще не бывает. А почему ты не сказал ей, что?..

— Да потому, что я ее не люблю! — Франс снова остановился и со злостью посмотрел на Криса. — Лаура прекрасная женщина. Красивая и умная. Я был счастлив с ней. Засыпал в ее объятиях. Просыпался — рядом она. Даже… — Он глубоко вздохнул. — Нелюбовь? Это чушь, она существует только в сказках. Я это знаю. Что же мне, врать своей жене? Уверять, что люблю ее, только для того, чтобы удержать?

Крис ответил не сразу.

— Вот что, старина, я, видно, не все понимаю. Ты сказал, что Лаура все еще любит Робина.

— Ну и что?

— Но если она его любит, то зачем ей твои признания в любви?

— Не знаю.

— И с чего ты расстраиваешься, если любви нет?

— Для нее она есть.

— Ну и загадочка. — Крис даже присвистнул. — Интересно…

— Что?

— Если бы ты сказал, что любишь ее… ну так, чтобы порадовать… — Он придержал друга за руку. — Позволь мне договорить. И если бы она ответила тебе тем же… что бы ты сделал? Сказал бы, что такого чувства нет?

— Ну да, так бы и сказал.

— Или сказал бы, что она лжет? Франс схватил Криса за лацканы пиджака.

— Я уже говорил, что моя жена не лжет!

— Успокойся, — тихо произнес Крис и твердо посмотрел в глаза другу.

— О Господи, — прошептал Франс. — Извини, не знаю, что это со мной. На всех кричу… меня уже люди избегают…

— И ты не знаешь, что с тобой? — Крис усмехнулся. — Приятель, да ты влюблен!

— Нет! Я же сказал, что не верю…

— Никто не верит, пока не встретит ту, единственную.

Некоторое время они молча смотрели друг на друга. В конце концов Франс кивнул.

— Ладно, пусть так. Не знаю, как это случилось, но я люблю Лауру. Она для меня все. — Он схватил Криса за руку. — Но какое это имеет значение? Она же не любит меня. Она любит этого…

— Забудь о нем. Повторяю, женщины не всегда говорят то, что чувствуют.

— Но тогда… — Франс нахмурился. — Думаешь, у меня есть шанс? Пойду, обниму, скажу, что был идиотом?.. — Он с надеждой посмотрел на Криса. — Почему ты на меня так смотришь?

— Франс, извини…

— Ну же, выкладывай.

— Похоже, время для примирения упущено. Видишь ли, Лаура попросила меня об одолжении. Узнать кое-что. — Он вздохнул. — Она хочет дать девочке другое имя.

27
{"b":"10804","o":1}