ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Боже, какое отношение имеет Мэри к этому?

— В общем, она уже не Мэри, — Но она не может этого сделать! Имя в свидетельстве о рождении — Мэри Мендес.

— Мендес — да. Но не Мэри.

— Не Мэри?

— Лаура изменила ей имя. Теперь девочку зовут Мария Крэнстон Мендес. Эй, что с тобой? Ты куда?

Но Франс уже мчался через дорогу, не обращая внимания на светофор, спеша к жене, чтобы сказать, как он ее любит.

Все оказалось не так просто.

Войдя в гостиную, Франс заявил Патриции, что желает увидеть свою жену. Крис, вернувшийся домой вслед за ним, отвел друга наверх и сообщил Лауре о приезде мужа, а потом заставил протестующую жену надеть пальто и увлек ее на улицу.

— Но зачем?.. К чему все это?.. — твердила Патриция, бросая недобрые взгляды на гостя.

— Она сейчас придет, — успел шепнуть Крис Франсу.

Некоторое время тот расхаживал по комнате, потом подошел к окну, выходившему в сторону парка.

— Привет, Франс.

Он обернулся и застыл. На лестнице, положив руку на перила, стояла его жена. Она была «в джинсах и свитере, волосы взлохмачены, на лице ни намека на макияж. Красивая, стройная, манящая… Но выражение ее глаз не обещало ничего хорошего.

— Привет, Лаура.

— Крис сказал, что ты хочешь увидеться со мной.

— Я… Да…

Она спустилась и, обхватив руками свои плечи — как в ту ночь, когда они поссорились, — остановилась у столика.

— Я так поняла, что ты хотел бы увидеть дочь, но она сейчас спит. Зайди утром, часов около девяти…

— Конечно, я хочу ее повидать. Но сейчас я пришел, чтобы поговорить с тобой.

Лаура покачала головой и, сунув руки в карманы, прошла мимо Франса. Он уловил слабый аромат ее духов, который, как ему казалось, еще сохранился в их спальне.

— Ты знаешь правила, Франс. Сначала звонишь, а уже потом…

— Ты дала нашей дочери другое имя. Она повернулась к нему, и он увидел, как зарумянились ее щеки, дрогнули губы.

— Это Крис проболтался, да?

Франс улыбнулся и подошел к ней.

— Он решил, что ты намерена окончательно изгнать меня из своей жизни. Хотел предупредить, чтобы я не надеялся…

— Что ж. Крис прав. Тебе не стоит надеяться…

— Зачем ты это сделала?

— Зачем? Ну… из уважения… Давай не будем об этом. — Лаура вздрогнула, когда он коснулся ладонью ее щеки. — Не надо.

— Не надо? Не надо прикасаться к тебе? — Франс взял ее за подбородок. — А ведь тебе это нравилось. Помнишь, дорогая?

— Я помню, что ты обещал не приезжать без уведомления. — Ее голос дрогнул, она попыталась отстраниться, но он удержал ее за руку. — И не называй меня словами, которые для тебя ничего не значат.

— Какими словами? — прошептал он, наклоняясь и целуя ее в губы.

— Знаешь какими — «дорогая», «милая». Они ничего не значат…

— Значат, Лаура, значат. Ты овладела моим сердцем. А вот ты никогда не называла меня этими словами.

— А зачем? Я не люблю…

— Любишь, — негромко сказал он. — Ты любишь меня. И я тоже… люблю тебя.

— Ты говоришь так только из желания, чтобы я вернулась, чтобы наша дочь росла в твоем доме.

— Да, я этого хочу. Очень. Но еще больше я хочу прожить жизнь рядом с тобой, доказывая, что люблю тебя. — Он помолчал, зная, что никакие другие слова не помогут ему. — Лаура, я только сейчас понял, что такое любовь. Думал, что это всего лишь игра для тех, кому нравится в нее играть. Теперь я все понял. Я поверил в любовь, потому что люблю тебя. Если ты не вернешься, моя душа навсегда останется пустой.

У нее перехватило дыхание.

— Франс, — прошептала Лаура. — О, Франс…

— Пойдем к нашей девочке, — мягко сказал он, — а потом отправимся домой. Лаура бросилась ему на грудь.

— Да, дорогой, пойдем к нашей дочери, а потом, пожалуйста, забери нас домой.

Провожая взглядом поднимающуюся по трапу самолета группу людей — Лауру, Франса и Чевиту с Мэри на руках, Фред Осгуд наклонился к жене:

— Какая она красавица!

— У меня все дочери красавицы, — с гордостью ответила Глория. — Патриция… Лаура. — Она помолчала и негромко добавила:

— Вот скоро и Джоанна влюбится в кого-нибудь…

— Вы, женщины, — фыркнул Фред, — не успокоитесь, пока не приберете к рукам всех мужчин на свете.

Глория улыбнулась.

— Похоже, что так.

28
{"b":"10804","o":1}