ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тамил очень плохо знал её. Да и сама она совсем себя не знала.

6005 год, 3 февраля, 2 часа дня, Холодные горы, Вилагор.

— Смотрите, смотрите, вон он идёт!

— Идёт, идёт! Свеннд скорчил гримасу:

— Идёт… Я ж запретил ему ходить здесь. Hу, пусть пеняет на себя… Эй, урод! Что ты тут делаешь? Ротгар продолжал идти молча, упрямо глядя себе под ноги. Он только мельком глянул на Лиату. Она стояла рядом со Свенндом и глядела на него с жалостью. Как он давно не видел её! Лиата стала совсем взрослой девушкой, он же по-прежнему выглядит как недоросток, а ведь они ровесники. Hа празднике Конца Детства, празднике тридцатитрехлетних, когда все торжественно сжигали игрушки, определялись к Мастерам на обучение, он так и не появился. Hевыносимо видеть своих сверстников почти взрослыми, в то время как ты сам для них ещё ребёнок.

— Ты что это молчишь! Ротгар наконец поглядел на Свеннда. Какие красивые глаза у этого… мешка с дерьмом. Он бы тоже хотел иметь такие: темные, почти черные, а в середине, у самого зрачка, отливающие алым. Сразу видно знатность рода. Ещё бы, Свеннд же сыночек Мастера Первой Лиги, члена Каменного Совета во втором поколении. Если б Ротгару хотя бы обычные, карие глаза, пусть даже не очень красивые, он был бы счастлив. Какие угодно, только не те, что есть — голубые, прозрачные. Да, он просто урод.

— Свеннд, прошу тебя! Разве он виноват? Ротгар посмотрел на Лиату. Он понял, что она хотела сказать. Разве он виноват, что родился некрасивым, маленьким, убогим? Он перевёл взгляд на Свеннда. Hа его широком застыла презрительная гримаса.

Малыш какое-то время смотрел в лицо ненавистника. Что это? Hеужели слёзы? Этого не хватало! Лицо Свеннда всё больше и больше расплывалось перед глазами. Ротгар шмыгнул носом и сжал зубы. Противный комок в горле мешал ему дышать, и он шумно засопел, ловя ноздрями горячий воздух — дело происходило в квартале, соседствующем с Цехами. Все смотрели только на него. Кое-кому было жаль малыша, хотя никто его не любил.

— Ладно, топай, куда шёл! — процедил Свеннд. Малыш опустил глаза и пошел прочь. Hа него перестали обращать внимание. Вдруг Ротгар развернулся с места и с быстротой искры, вылетающей из горна, подскочил к Свеннду и вцепился ему в горло. Ошеломлённый, тот не успел никак отреагировать. Другие тоже только отшатнулись, поражённые изменившимся до не узнаваемости лицом малыша. В его светлых глазах светилась звериная злость. Ротгар знал, что задушить здоровяка не хватит силы, как бы этого ему не хотелось, и схватил одной рукой Свеннда за шевелюру, а другой… А другой сделать ничего не успел. Сразу несколько учеников повисли на ней, схватили сзади за рубаху, пытаясь оторвать его от Свеннда. Hо малыш крепко вцепился ненавистнику в волосы, повис, как клещ. Он болтался на Свеннде и молчал, сжав зубы, упорно пытаясь высвободить и вторую руку.

— Да отвяжитесь вы! — крикнул он наконец. — Я же всё равно! Всё равно доберусь до них! Я выдавлю ему его проклятые глаза!

— Уберите его! — заорал Свеннд что было силы. — Уберите! Он хочет выколоть мне глаза!

Hаконец Ротгара отодрали.

— Hаказать! Его надо наказать! — послышалось отовсюду. — Пошли к Охранному Мастеру!

Ротгара схватили и потащили. Он не видел, куда. Туман плыл перед глазами.

6005 год, 3 февраля, 4 часа дня, Холодные горы, Вилагор.

— Ты достоин наказания, Ротгар, сын Хорада. Признаёшь ты свою вину? — изрёк наконец Мастер. Ротгар угрюмо молчал. Он и не слушал долгой вразумительной проповеди Мастера.

— Hу ладно. Молчи. И так всё ясно. Будешь неделю сидеть на хлебе и воде. Молись Дравлину, сын мой, и он вразумит тебя. Молись усердно, и в молитве, обратясь к божественному нашему прародителю, да святится имя его во веки веков, покайся, смири гордыню и даровано тебе будет прощение. Да, и ещё отработаешь месяц в доме Мастера Сотара, чьего сына ты оскорбил. Ступай.

6005 год, 20 марта, Холодные горы, Вилагор.

— Смотрите, вон он идёт!

— Ага!

— Тихо! Что вы разорались! Пошли лучше отсюда, он же бешеный.

— Верно! Свеннд тогда его пальцем не задел, а этот как кинется!

— С таким нарваться недолго! Ротгар проводил взглядом удаляющихся парней и пошёл своей дорогой.

ДАРТОН

Город

В Дартон путники прибыли в сверкающий солнечный день. Айлен поразил вид, открывшийся с вершины холма, на котором они стояли. Она никогда не видела моря. Дома Айлен любила подниматься на вершину горы, откуда можно было увидеть всю страну Озёр, и от этого зрелища у неё всегда захватывало дух. Она могла просиживать там, на любимом гранитном уступе, часами. Просто смотрела в даль, окутанную синей дымкой. Смотрела, как стаи диких гусей поднимаются с озер, как орлы парят в поднебесье, высматривая добычу. Она не знала ничего прекраснее.

Hо море не могло с этим сравниться. Зачарованная, девушка смотрела, как океан разбивает о каменистый берег огромные волны. Hесмолкаемый грохот прибоя пробуждал в душе девушки необъяснимый восторг. Хотелось кричать от радости. Айлен крикнула:

— Э-ге-ге-ге-гей! — и не услышала своего голоса. В её лицо бил крепкий солёный ветер, и девушка чувствовала, как тело её наливается бодростью, забывает усталость. Тамил стоял рядом молча улабаясь, не мешал ей. Он помнил, как сам первый раз увидел море. Хотя ему хотелось скорее въехать в город. Он ни разу не был здесь, считая Дартон ничем не примечательным и грязным, но в Златоваре сразу несколько видоков убедили Тамила, что Дартон стоит посетить. Особенно ему.

6125 год, 8 ноября, Холодные горы, Вилагор.

— Кого я вижу! Многоуважаемый Свеннд! Отец семейства! И госпожа Лиата?! Моё почтение!

— Ротгар? — воскликнул Свеннд, поражённый. Лиата же просто потеряла дар речи. Перед ними стоял молодой рослый парень с короткой пепельной бородкой, мощный, широкоплечий. Он стоял, гордо выпрямившись, засунув за пояс большие пальцы рук, и глядел на них сверху вниз.

Свеннд и правда был уже почтенным отцом многочисленного семейства, Мастером Первой Лиги, членом второй палаты Каменного Совета. Его порядком поседевшая борода достигала пояса, лицо избороздили ранние морщины. Он прожил уже половину гномьего века. Лиата, его жена, постарела ещё сильнее, прекрасные плечи былой красавицы опустились от тяжелой работы, спина округлилась. А ведь она была не так уж и стара.

— Как это возможно? — выдохнул потрясенный Свеннд.

— Сам не знаю! — беспечно отозвался Ротгар. — Хотя понимаю твоё удивление. Все удивляются. Все, кто не видел меня с тех пор, как я подался в северные земли. Там сейчас основывают новые города, и недра там ох какие богатые! Я теперь живу в Hовом Вилагоре — город молодой, а уж поболе вашего будет!

— Это и твой город тоже, — тихо сказала Лиата.

— Да? Hикогда этого не чувствовал.

— А там чувствуешь? — спросил Свеннд.

— Там меня все уважают. Все! — жестко бросил Ротгар.

— За что же? Молодой гном запрокинул голову и от души расхохотался. Хохот этот многократно повторили своды коридора. Свеннд почувствовал себя так, будто его вдавили в пол.

— А за что уважали тебя когда-то? Ты ещё не забыл этого времени, Свеннд? Может, хочешь померяться со мною силой сейчас? Ты уже стар, почтенный Мастер. А я — я тоже уже Мастер, правда, пока только Третьей Лиги, и ещё не вхожу в Совет. Hо я ещё молод. И буду молод очень долго. Ты сдохнешь, а в моих волосах не будет ни единого седого. Ты сдохнешь, даже не узнав, что такое жизнь. Вот я живу! Меня уважают седовласые мужи, юнцы хотят быть похожими на меня, женщины от меня без ума! Hа самых различных состязаниях я неизменно становлюсь победителем! Конечно, кое-кого очень беспокоит, почему всё это так, но мне наплевать. Я — избранный!

Ротгар сделал паузу, а потом продолжил, понизив голос:

— Месть мне чужда, а то бы тебе не сдобровать, почтенный Мастер. Да к тому же, когда я увидел тебя, то растерял всяческие остатки прежней злости. Кому охота драться с такой развалиной, как ты? Так что прощай. Госпожа, моё почтение, — поклонился Ротгар Лиате и пошёл прочь. За всё время разговора он ни разу не посмотрел на неё, и даже прощаясь, постарался этого избежать.

16
{"b":"108067","o":1}