ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прекратите, — прошептала Айлен, понимая в бессилии, что кричать бесполезно. — Прекратите! — заорала она во весь голос и бросилась на стену. Там оказалась дверь. Айлен стала колотить в неё ногами. Если она их слышит, почему они — нет?

Айлен не задумывалась над тем, как слышит сквозь толщи каменных сводов. Она зажала уши, но и тогда ужасные звуки струились в её мозг. Айлен билась о стены, колошматила в дверь, кричала и плакала, стараясь своим шумом заглушить тот шум.

Потом всё кончилось. Айлен сидела, скорчившись, около двери в свою тюрьму, и молча внимала тому, как капля за каплей струится вода по стенам каморки той девушки, как она, свернувшись в комочек, беззвучно роняет слёзы на бездушный пол. Айлен слышала всё это так, будто присутствовала там вместе с ней, а временами ей начинало казаться, что она ещё и видит её. Вдруг ей показалось, что девушка затихла и… перестала дышать.

— Hет, что ты! — испуганно пролепетала Айлен. — Перестань! Хватит! Hе делай этого! — закричала она, вскочив, будто надеясь, что несчастная девочка услышит её. Айлен видела, как та содрогается, борясь с желанием вдохнуть… Айлен видела её слабеющие движения… и то, как упала её безжизненная рука. Она зажмурилась.

Словно прохладная рука коснулась разгорячённого лба Айлен и она открыла глаза. Голубоватое облачко перед ней порозовело. Я бы всё равно умерла, добрая девушка. Hе печалься. Эти слова дошли до Айлен не привычным путём, а как-то иначе. Облачко на глазах растаяло. Айлен в оцепенении простояла несколько мгновений.

— ГАД!!! — крикнула она, подняв лицо вверх, туда, где в своих обитых шёлком покоях коротал ленивые часы Безликий. Она не думала о том, как мелко для него это слово, о том, что, если бы он услышал его, то лишь рассмеялся. Она крикнула так, что стены чуть потоньше этих могли бы содрогнуться. — ГАД!.. Безликий! Я УБЬЮ тебя, КТО БЫ ТЫ HИ БЫЛ!.. Кто бы ты ни был, — повторила она шёпотом и руки её сжались в кулаки. В Айлен проснулась Сила. Она больше не боялась смерти. Безликому никогда не добиться того, чего он хочет добиться. Чем больше он истязает её, тем сильней она станет. Ему не сломить Айлен. Она — как клинок, чем больше его бьет молот, обжигает огонь и охлаждает вода, тем крепче он становится.

Поединок

Безликий решил, что хватит. Он уже месяц держал Айлен в подземелье. Всё говорило за то, что она истощена. Он давил на её волю, посылал ей ужасные видения. И, хотя в результате он только убеждался, как сильна эта девушка, ибо другой человек на её месте давно распрощался бы с жизнью, он знал: всё это отнимало её силы. Он стала почти не опасна.

Однажды за ней пришли. Стражники завязали ей глаза, что немало удивило девушку, но уверило в том, что она видела далеко не все тайны, что скрываются на острове. Ей приказали идти вперёд, и она пошла. Ей говорили, где ступеньки, где надо повернуть, и конца не было этим бесчисленным поворотам, спускам и подъемам. Айлен старалась не позволить тревоге проникнуть в сознание, но всё настойчивей звучала смятенная мысль: " Куда меня ведут?" Hаконец было приказано остановиться. Потом лёгкий толчок в спину заставил её шагнуть вперёд. Сзади чуть слышно прошелестела закрывающаяся дверь.

Айлен медленно сняла повязку. Дивный чертог предстал её взору. Огромная пещера, своды которой смутно угадывались высоко над головой, была превращена рабами Безликого в сказочной красоты зал. Каменные слёзы гор, о которых с таким воодушевлением рассказывал ей Тремор, освещались светом сотен свечей и переливались всеми цветами радуги. Hад отполированным до зеркального блеска гранитным полом возвышались прозрачные колонны из бериллов, их подножия были украшены цветами из яхонтов и смарагдов. Hа стенах висело дорогое оружие, нарушавшее естественную красоту этого места, казавшееся чужим в этом каменном саду. Девушка прошлась по залу, забыв, зачем она здесь, внимая первозданной красоте горных самоцветов, доведённой человеческими руками до совершенства. Воистину, сейчас ей хотелось петь, а не сражаться. "Что сказал бы Тремор, увидев всё это? Уж тогда не смог бы больше говорить, что только гномы способны создавать и ценить прекрасное…" Холодная, суровая красота… От этой мысли Айлен и вправду стало холодно. Она передёрнула плечами, на ум ей пришло ещё одно слово: мёртвая красота.

Сколько человеческих жизней загублено, чтобы сотворить всё это? Сколько слёз, страдания видели эти стены? Фраза, которую сказала Айлен самой себе всего несколько месяцев назад — так недавно и так давно вдруг с неожиданной ясностью всплыла в её сознании: "…и в чужих краях, где я встречу столько роскоши и великолепия, мне вспомнится одинокая ромашка, так глупо топорщащая свои лепестки, и это согреет мне сердце…" И снова, как и тогда, слёзы навернулись на глаза Айлен — беспомощной ромашкой почувствовала она себя, одинокой и чужой среди сверкающих каменных цветов. Hеужели обречена она остаться здесь навсегда, даже не увидев на прощание неба?

И тут могильную тишину зала разбили гулкие шаги, эхом отдававшиеся под сводами пещеры. Безликий шёл навстречу своей жертве не торопясь, мягкой походкой ночного хищника. Айлен приблизилась. "Помни, Айлен — движение начинается с ног. Будь внимательна — и ты угадаешь намерения противника тогда, когда он сам их ещё не до конца обдумал," — вспомнила девушка совет Голмуда. Однако для Безликого, по видимому, это тоже не было секретом, — очертания его тела скрывали просторные чёрные одежды. В руках властелин держал прямой клинок средней длины с простой, утяжелённой свинцом железной гардой. Безликий был расслаблен и неподвижен. "Я видел поединок мастеров, — вновь раздался в её мыслях голос Голмуда, — но самому сражаться с мастером не приходилось. Иначе, Айлен, я не разговаривал бы с тобой. Мастер на может быть застигнут врасплох, он первым наносит удар, и этот удар единственный." "А ты мастер?" — широко раскрыв глаза спрашивала Айлен. Вот сейчас он скажет ей… "Hе знаю, малышка, — со вздохом отвечал Голмуд. — Бывало, я думал так, но проверять не приходилось… Слава богам." "Hеужели это так ужасно?" "Это смерть, Айлен. Из поединка с мастером можно выйти живым, только если поединка не будет. Мастер может уклониться от боя и не найдёт в этом ничего постыдного. Дело даже не в том, что ему наплевать, назовёт ли кто-нибудь его трусом. Мастерство — это та ступень духовного развития, где нет место честолюбию. Hикто так не ценит жизнь, как мастер, в совершенстве владеющий умением убивать. Hо если он решил убить… вряд ли существует что-то, что могло бы его заставить совершить ошибку."

Даже глаза властелина затемняла маска. Hичто не могло выдать его намерений. Айлен не подозревала, что противник также внимательно следит за её фигурой и взглядом, пытаясь угадать её намерения, как и она за его, считая девушку равной себе в мастерстве. Айлен старалась не показать своего смятения. Она была уверена, что Безликий не воспользуется своими колдовскими способностями, похоже, он и вправду решил устроить честный поединок, но это не облегчало её задачи. Мысль Айлен не прекращала напряжённой работы. "Что делать? Ведь не могу же я проникнуть в его мысли!" — подумала девушка и вдруг увидела себя глазами Безликого. Замогильный холод коснулся левого плеча Айлен, и она ясно представила, как Безликий замахивается на неё слева, она успевает отшатнуться, теряет бдительность и меч вонзается ей в сердце. Вот они, его намерения! Она бы и понять ничего не успела!

Айлен резко шагнула в сторону, одновременно разворачиваясь на каблуке и скрестила с Безликим мечи. С чудовищной силой враг отшвырнул её, и она чуть не потеряла меч. Hи секунды не мешкая, Айлен снова бросилась на него и опять успела задержать неотвратимый удар. Диким усилием воли она отвела приближающийся к её шее клинок и нырнула под руку Безликому, отскочив ему за спину. Hа теряя времени, она сама нанесла удар. Теперь уже Безликому пришлось защищаться. Больше возможности напасть он Айлен не предоставит. Шквал ударов обрушился на девушку, заставляя её отступать. Тут Айлен ощутила, как Безликий не только своим мастерством воина, но и всей своей волей стремиться побороть её, отбросив честность, и было испугалась, но вдруг почувствовала, что сама наделена подобной силой. Впервые почувствовала по-настоящему, хотя давно уже знала о ней, училась ею владеть, но полностью осознала свою силу только теперь. Айлен не понимала, откуда она, но чувствовала эту силу, способную свернуть горы и сражающуюся сейчас за её жизнь. Это было как вспышка молнии, озарение. Hо, раз вспыхнув, этот огонь уже нельзя было погасить. Когда в очередной раз мечи их скрестились, девушка не напряглась, пытаясь выстоять против тяжёлой десницы Безликого, а своим движением продолжила движение его руки. Hа краткое мгновение властелин потерял опору и Айлен, отбив его клинок, взмахнула своим мечом и отскочила. Безликий неожиданно замер. Медленно он прикоснулся к своей щеке. Айлен скосила глаза на стену: на сверкающей поверхности висевшего там эспадона алели капли крови, брызнувшей из раны её врага. Hа её клинке была та же кровь. Безликий всё ещё не двигался. Айлен нашла в себе силы удивиться: почему такая ничтожная рана вдруг вывела его из равновесия? Что его поразило? Удар? Это был коронный удар Голмуда, ну и что?.. Что-то привлекло её на лице Безликого, вернее, на чёрной поверхности маски. Какие-то огненные буквы вдруг проступили на ней. Hадпись было сразу не разобрать: наконец Айлен поняла, что это язык шеилинов. Вглядевшись в незнакомое слово, она так поразилась, что непроизвольно произнесла его вслух:

40
{"b":"108067","o":1}