ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сидней стиснул баранку «роллс-ройса».

Какое отношение все это имеет к процессу восстановления памяти? У Сиднея было неприятное ощущение, что его личная жизнь застопорилась и будет оставаться в таком состоянии, пока Кристина не избавится от амнезии.

Возможно, она права, и в знакомой домашней обстановке процесс восстановления памяти действительно пойдет быстрее? А может, и нет. Кроме того, все, сказанное им об их загородной вилле, было правдой. Временами жизнь там и в самом деле бывала беспокойной.

Вот дом на севере Калифорнии — другое дело. Там были и зеленые лужайки, и пруд, и большие светлые комнаты. В том месте царили тишина и покой, в саду пели птицы… Какие-то мелочи могли бы оказать стимулирующее влияние на память Кристины. Первые месяцы семейной жизни Сиднея и Кристины прошли именно в этом доме, старые стены которого частенько бывали свидетелями проявлений радости и слышали веселый смех молодоженов…

Нет, это плохая идея, решил Сидней. Оттуда неудобно управлять делами компании, хотя и можно было бы попытаться организовать связь. Впрочем, Сиднею совершенно не хотелось отправляться в тот дом, потому что он возненавидел его.

Пусть Кристина остается там, где она находится сейчас. Сидней сильней нажал на педаль газа. Будет гораздо лучше, если все останется как есть. Возможно, он ошибся или ему просто показалось, что когда они с Кристиной прощались, в ее глазах блестели слезы. И если они на самом деле были — какая разница?

Сидней увеличивал скорость до тех пор, пока ему не начало казаться, что старина «роллс-ройс» взлетел над автострадой. Через несколько минут Сидней произнес несколько слов, которые ему не приходилось употреблять со времен службы в армии, затем резко развернул автомобиль и погнал его обратно к «Оазису», чтобы предложить жене собрать вещи и отправиться домой. Домой в Сан-Франциско. Ни за что на свете Сидней не хотел видеть Кристину в уютном доме на севере Калифорнии.

Вскоре после того, как они покинули реабилитационный центр, начался дождь. Кристина с удовольствием вслушивалась в шуршание включенных Сиднеем дворников. Стук дождя по — крыше «роллс-ройса» и шелест шин по мокрому асфальту создавали ощущение уюта и безопасности.

Домой! Сидней везет меня домой, радостно думала Кристина. Меньше всего она ожидала подобного поворота событий, но тем не менее это произошло. Кристина ехала домой…

Всего два часа назад она стояла на лужайке возле «Оазиса», глядя вслед уносящему Сиднея «роллс-ройсу» и уговаривая себя перестать плакать. Ей было уже совершенно ясно, что Сидней по какой-то причине хочет вычеркнуть ее из своей жизни. Но что это за причина?

Прежде чем Кристина успела найти ответ, на дороге снова показался знакомый автомобиль. Сидней наскоро сообщил жене, что обдумал ее слова и пришел к выводу, что она права.

От радости у Кристины закружилась голова, хотя тон Сиднея был довольно будничным.

— Ступай собери вещи, а я пока улажу формальности, — предложил ей муж.

Казалось, не прошло и нескольких минут, как Кристина и Сидней уже сидели в мчащемся «роллс-ройсе». Через некоторое время Кристина заметила, что Сидней хмурится. Может, Сидней уже жалеет о принятом решении и ей не следовало так быстро принимать его предложение?

— Тебе не холодно? — поинтересовался тот, заметив взгляд жены.

— Нет, — быстро ответила она, — ни капельки. Я немного волнуюсь.

— Не надо. Доктор Ноулз предупреждал, что у тебя не должно повышаться давление. — Сидней улыбнулся, и Кристина поспешила ответить ему улыбкой.

— Не беспокойся, — тихо произнесла она. — Я постараюсь не стать для тебя обузой.

— Наоборот, это тебе не стоит думать ни о чем подобном.

— И все же мне хотелось бы прояснить этот вопрос. Пойми, Сид, я не больна, я вполне могу сама ухаживать за собой.

Сидней вздохнул.

— Разве я когда-нибудь утверждал обратное?

— Нет, но я хочу удостовериться, что ты понял меня. Я не нуждаюсь в сиделке.

— Я тоже так считаю, — терпеливо заметил Сидней. — Кроме того, ты не будешь находиться в доме одна, в случае чего за тобой присмотрят.

— Как раз этого я и не хочу! — Кристина почувствовала, что ее слова прозвучали резковато. — Не нужно нанимать медсестру или компаньонку…

— Посмотрим, как у тебя пойдут дела.

— Все будет хорошо. Мне так надоела постоянная опека! Спасибо тебе, — добавила Кристина.

— За что?

— За то, что ты передумал и согласился взять меня… домой.

Сидней пожал плечами.

— Тебе не за что меня благодарить. Чем больше я размышлял над твоими словами, тем более разумной казалась мне эта идея. И кроме всего прочего, ты хотела вернуться домой.

Но сам Сидней не испытывал подобного желания. Повисла напряженная пауза. Казалось, и Сидней, и Кристина думают об одном и том же. Наконец она вздохнула.

— Далеко еще?

— Примерно полчаса езды. — Сидней бегло взглянул на нее. — Ты устало выглядишь. Почему бы тебе не откинуться на сиденье и не вздремнуть?

— Но я не устала… — начала было Кристина и замолчала на полуслове. Она вдруг поняла, что Сидней в большей степени заботится о собственном спокойствии, а вовсе не о ней. Он согласился выполнить желание жены и сейчас вез ее домой. Но он не собирался тратить силы на поддержание вежливой беседы. — Ты прав, — добавила Кристина. — Попробую последовать твоему совету.

Она откинула голову назад и прикрыла глаза. Так действительно будет лучше. Иначе она может не сдержаться и наговорить лишнего.

Время шло, и Кристина нервничала все больше и больше. Признайся, говорила она себе, ведь ты ужасно боишься!

Она ехала в дом, которого не помнила, с мужчиной, которого не знала. С тем же успехом Кристину могли отвезти на другую планету. Она взглянула на Сиднея из-под опущенных ресниц. Его губы были плотно сжаты, руки крепко держали баранку.

Кристине стало ясно, что не одна она скрывает свои мысли. Ее муж тоже в чем-то сомневался. Не зря он не хотел везти ее домой!

Но почему? Неужели их брак был настолько ужасен? А если нет, то как еще объяснить отстраненную вежливость Сиднея, его сдержанную манеру поведения?

Один-единственный раз его настоящие чувства выплеснулись наружу — в тот вечер, когда он поцеловал ее. Она вздрогнула, вспомнив об этом. Поцелуй Сиднея… страстный и гневный, он совершенно потряс Кристину, заставив разрываться между страхом испытать даже простое прикосновение мужа и отчаянным желанием броситься в его объятия.

У Кристины перехватило дыхание. Она вдруг поняла, что в своем желании отправиться домой даже не подумала о том, во что это может вылиться. Ведь они с Сиднеем были мужем и женой. Что, если он ожидает от нее?.. Хотя с того памятного вечера он ничего не предпринимал. Не может же Сидней думать, что…

Кристина передернула плечами.

— Тина, что с тобой?

Она выпрямилась, посмотрела на Сиднея, затем перевела взгляд на дорогу.

— Мне кажется, здесь холодновато.

— Я включу обогрев. — Сидней повернул одну из рукояток на приборной доске. — Ты всегда говорила, что система обогрева этой повозки рассчитана скорее на белых медведей, чем на людей.

— Правда? — усмехнулась Кристина, слегка похлопав по кожаному сиденью. — Не могу поверить, что я могла плохо отзываться о таком чудесном автомобиле!

Сидней удивленно посмотрел на нее.

— Чудесном?

— Конечно. Как он называется?

— «Роллс-ройс», — тихо произнес Сидней.

— Понятно. Давно он у тебя? — поинтересовалась Кристина.

— Не очень, — сдержанно ответил Сидней. — Несколько лет.

— Тебе, наверное, пришлось много потрудиться, прежде чем этот старичок снова стал как новенький?

— Ты угадала.

Кристина погладила мягкую кожу сиденья.

— Готова спорить, что ты никому не позволяешь ремонтировать его и все делаешь сам.

Сидней взглянул на жену.

— Почему ты так решила?

— Не знаю. Мне так кажется. Разве я ошибаюсь?

9
{"b":"10808","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Душа моя Павел
Темная ложь
Объект 217
Тетушка с угрозой для жизни
Мастер Ветра. Искра зла
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»
Сила мифа
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Среди овец и козлищ