ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я, пожалуй, пойду…

– Прощай, – почти хором отозвались оба.

Малуша больше не оборачивалась. Не хотела. А почему – и сама не ведала… Может, потому, что слышала быстрый, провожающий ее шепоток Полевы:

– Зачем же тебе умирать? Я сохраню тебя, сберегу… Я и мой Бог…

А в конце изока, когда золотые, веселые нивы уже начинают редеть под острыми серпами жнецов, далеко у озера Неро поздно вечером старику Буркаю стало не по себе. Все казалось, будто его зовет кто-то, и, не в силах противиться этому зову, он вышел на холм, на то самое место, где некогда зимней порой встретил странного, уведшего из села Полеву зеленоглазого болотника. «Как-то там она? Жива ли еще?» – щуря подслеповатые глаза, морщился на затухающее солнце Буркай и вдруг в плывущей возле леса дымке различил две расплывчатые фигуры. Старик удивился. Он не понимал, почему выходящие из леса незнакомцы насторожили его, но старые, больные ноги сами потянули Буркая им навстречу, а слезы полезли на глаза непрошеными гостьями.

– Буркай! – звонко выкрикнул женский голос, так похожий на голос Полевы. Не желая обманываться, Буркай прикрыл глаза. Он был уже слишком стар, чтобы надеяться. Однако легкие шаги зазвучали совсем рядом, теплые руки обхватили его плечи, и тот же самый голос, который так часто укорял его во сне, повторил:

– Я вернулась, Буркай!

Только тогда старик решился открыть глаза. А открыв, увидел рядом с Полевой зеленоглазого знахаря. Болотник почти не изменился, только у глаз пролегли новые морщины да посох в его руках светился на конце уродливым острым крюком.

– Этаким только медведя драть, – от смущения не ведая, что сказать, и едва сдерживая слезы радости, деловито покосился на него Буркай.

– Ты все такой же! – обиженно вскрикнула Полева и, махнув рукой, двинулась к своему виднеющемуся на склоне жилищу. – Все об охоте болтаешь! Ладно, вам, верно, сыщется о чем поговорить, а я пойду гляну – все ли ладно в доме. Чай, долго не была…

Выродок промолчал, а Буркай, глядя, как легкая женская фигурка взбегает по холму, не сдержался, выплеснулся столь долго мучившим его признанием:

– Когда она ушла, думал – не увижу более. Все себя винил. Ведь это я тебя к ней отправил…

– Что толку вспоминать, старик…. Что было – ушло, – протяжно отозвался Выродок. Он тоже смотрел вслед Полеве, только иначе. Мерянка помогала ему продолжать жить. А может, это ее любовь согревала его пустое сердце?

– Ты изменился, – оборвал его мысли Буркай. Коротко кивнув, болотник облокотился на посох:

– Я умер, старик. Но должен жить.

Буркай удивленно покосился на него. Знахари – странный народ, особый. Их мудрено понять…

– Возможно, я даже сумею полюбить ее, – задумчиво проговорил болотник. Солнце плеснуло на него закатным лучом, заблестело в зеленых глазах.

– Конечно, сумеешь! – усмехнулся Буркай. – Медвежцы до сей поры уверены, что ты можешь все.

– А ты?

– И я, – немного смущенно вымолвил Буркай. Егоша видел, что старик солгал, но впервые кто-то солгал, чтобы просто порадовать его… Может, мир и впрямь не так уж плох, как ему казалось? Может, он еще сумеет найти достойное применение своей силе, не уходя на кромку?

На холме, где скрылась Полева, кто-то закричал, затем, множась, голоса понеслись над притихшим озером, приблизились. Радостные, взволнованные… Показавшиеся на холме люди приветственно замахали руками.

– Это они тебя встречают, – улыбнулся болотнику Буркай. – Небось, Полева разболтала, что ты воротился – вот и высыпали встречать. Это еще что… Вот назавтра, как медвежцы о тебе прознают, – придется ворота снимать, а то сорвут на радостях!

Егоша покосился на него, подавил желание похлопать доброго старика по плечу – первое возникшее после гибели Сиромы желание – и хмуро заметил:

– Не сорвут. А коли нынче сорвут, то завтра поставят. Люди таковы – одно рушат, другое ладят. И радость их недолга, и любовь…

– Может, и так, – покорно кивнул Буркай. Нет, знахари все же странные люди… Другой бы уже от счастья, что его этак привечают, полыхал румянцем да горел улыбкой, а этот нахмурился, о будущем толковать начал… Хотя ежели он говорит, что ворота уцелеют, знать, так и будет… Он все же знахарь – ему все ведомо.

И, вздохнув, Буркай двинулся к бегущим с холма людям – сказать, что ворота снимать не надо…

ГЛОССАРИЙ

И СЛОВАРЬ ИМЕН СОБСТВЕННЫХ

Список сокращений:

слав. –славянское,

древнеслав. – древнеславянское,

сканд. – скандинавское,

русск. – русское.

Абламы, слав. – скатные постройки на городских стенах, выпятившиеся наружу. Во время осады по ним на врагов спускали деревянные каты.

Аварцы (авары) – древнее племя, жившее на реке Тисе, неподалеку от Белграда.

Аршин, слав. – мера длины, равная примерно 1,5 метра.

Аскольд и Дир – первые киевские князья. По некоторым версиям – варяги, отделившиеся от дружины Рюрика. Были убиты Олегом в 882 году.

Белая, слав. – недобрый дух, предвестница несчастья или смерти.

Берегиня, древнеслав. – речной дух в женском образе. В противоположность Русалке – чаще добрый, оберегающий.

Березозол, слав. – апрель.

Безсонники, слав. – 23 июля. Время созревания озимых и яровых, а также сенокоса.

Блазень – по русским поверьям, тень домового или усопшего родича. Первоначальное название привидения.

Блуд – летописный герой, воевода князя Ярополка Святославовича. Согласно «Повести временных лет», сговорившись с князем Владимиром, он предал Ярополка, уверив последнего в безопасности переговоров с братом.

Блудячие огни – по поверьям, души мертвецов, не нашедшие покоя после смерти; появляются на погостах в виде маленьких голубых огоньков.

Болотная Старуха (Хозяйка), слав. – дух болота, старший над остальными болотными духами.

Болотники – здесь: люди, живущие рядом с болотом или в окружении болот.

Большак – дух дома, старший над прочими домовыми духами.

Булгары – теперь: болгары.

Варяги – предположительно одно из племен балтийских славян.

Варяжко – историческая фигура, упоминается в летописях как слуга киевского князя Ярополка.

Варяжское море, слав. – Балтийское море.

Ватажники, слав. – люди, объединенные в одну ватагу (отряд, группу).

Ведогон – у южных славян незримый дух, сопутствующий людям от рождения до смерти. Считалось, что во время сна они исходят из человека и охраняют его имущество от воров, а жизнь – от неприятелей или других, недобрых, ведогонов. Между собой эти духи нередко дерутся, и если в драке ведогон убит, то и человек, его хозяин, вскоре умрет.

Ведун, слав. – колдун, знахарь.

Белее, слав. – бог, защитник всех людей и скота. По преданию – сын небесной коровы Зимун.

Великий Змей – одно из названий бога Белеса. По легенде, украв у Перуна скот и жену и боясь гнева громовержца, Белее менял обличья. Одним из них был облик змея.

Верея, слав. – столб, на котором крепятся ворота, дверь.

Вершник, слав. – всадник.

Вершок, слав. – мера длины, равная примерно 8 см.

Весь, слав. – племя, населявшее район Белого озера.

Вечерница, слав. – первая появляющаяся на небе звезда.

Видок, слав. – свидетель.

Вира, слав. – плата за нанесенный ущерб, в том числе и за убийство.

Владимир (Святославович) – реальная историческая личность, князь новгородский (970-980), князь киевский (980-1015). Младший сын Святослава Игоревича от брака с Малушей. Умер в 1015 г.

Владыка Бор – дух-хозяин леса, бора. Старший над прочими лесными духами.

Влазня, слав. – вход, прихожая.

Водянник (водяной), слав. – водный дух, хозяин речных и озерных вод. Славяне верили, что с молодым месяцем он обретает юность и затем вместе с месяцем стареет. Некоторые предания наделяли его властью над облаками, дождем и даже островами.

109
{"b":"10812","o":1}