ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лаврентия не пришлось уговаривать. Киевский гость пожелал остаться на ночь перед иконой Богородицы? Разве можно перечить такому богоугодному делу?!

Прежде чем покинуть церковь, Лаврентий долго глядел на одинокую, согнутую в поклоне фигуру на полу. Анастас казался ему сошедшим с небес ангелом. По Божией воле он отправился в путь без еды и одежды, все ночи проводил в мольбах к Господу и изнурял себя ради несчастных, которые еще не ведали о странном и несомненно страшном предсказании! Даже у него, Лаврентия, не хватало сил, чтоб так веровать! Нет, настоятель Десятинной воистину был святым…

27

Лаврентий вошел в полутемный коридор и замер. У дверей в его скромную келью стоял крепкий молодой воин с перевязанной белой тряпицей головой. Вышегородец почуял опасность раньше, чем незнакомец заговорил.

– Где Анастас? – негромко сказал чужак. Лаврентию стало холодно и, сам не ведая почему, он соврал:

– Анастас ушел из города.

Незнакомец покачал головой:

– Лжешь.

– Я никогда не лгу. – Лаврентий и впрямь не умел лгать.

Гость подошел ближе и вгляделся в лицо монаха. В серых глазах промелькнуло сомнение.

– Кажется, ты не врешь, – неуверенно сказал он.

Лаврентий выдохнул. От пришельца исходила угроза. Может быть, это о нем предупреждало странное видение киевского настоятеля? И путь к Вышегороду был указан для того, чтоб он, Лаврентий, спас святому жизнь?

«Ложь во благо, – подумал он. – Я солгал во благо… Это небольшой грех». Его мысли вновь закрутились вокруг видения. Если незнакомец – зло, то кто же та девушка с лицом ангела и темной сердцевиной из видения Анастаса? Сама смерть?

– Куда он ушел? – спросил воин.

Лаврентий пожал плечами:

– Он идет по Господнему велению… Человеку не суждено познать замыслы Господа…

– Господь? – Незнакомец усмехнулся и с издевкой сказал: – Да Анастас верит в Господа не больше моего!

Этого Лаврентий вынести не мог. Хула на святого!

– Нет! – напирая грудью на клеветника, крикнул он.

Тот не сдвинулся с места, только рассмеялся и прикоснулся рукой к голове:

– Не знаю, что набрехал тебе игумен, но эта рана – дело его рук. Или ты полагаешь, что он ударил меня по воле Господа?

– Врешь, – устало прошептал Лаврентий. Что-то в голосе воина испытывало крепость его веры. Но он не осмеливался даже заподозрить Анастаса! – Ты врешь, – повторил он.

Незнакомец, устало покачал головой:

– Знаешь, почему игумен ушел из Киева? Он сбежал. Подумал, что убил меня, и сбежал, опасаясь возмездия. А возмездие пришло за ним.

– Нет, – упрямо повторил Лаврентий. Теперь он убедился – этот человек был послан сатаной. Дьявол решил погубить святого.

– Не веришь? Все еще не веришь? Тогда гляди. – Пришелец вытащил из-за пазухи грамоту.

Дрожащими руками Лаврентий принял послание сатаны. Буквы прыгали перед его глазами, нечистая береста обжигала пальцы.

«Кровь, на грамоте кровь», – всматриваясь в черточки и кружочки, думал он. Однако внизу стояла не кровавая подпись князя тьмы, а вполне узнаваемая печать киевского князя Святополка. Вышегородец пригляделся. «Попытался убить… слугу моего… Призвать к ответу…» – гласило послание.

Лаврентий отбросил грамоту.

– Это неправда! – закричал он – Неправда!

Незнакомец довольно засмеялся:

– Ты усомнился, святой отец. Может, теперь скажешь, куда ушел херсонесец?

Лаврентий закрыл лицо руками. Да, он слаб. Он усомнился. Но печать оказалась так похожа на княжью…

– Ну? – поторопил воин. Лаврентий вздохнул.

– Анастас ушел по южной дороге… В Любичи, – едва слышно соврал он.

– Любичи? – Незнакомец нахмурился. – Что ему там делать?

– Я не знаю…

Лаврентий больше не мог говорить. Его душа стонала от непосильной лжи. Рука незнакомца схватила его за ворот, и чужое лицо оказалось так близко, что Лаврентий почувствовал его дыхание.

– Слушай, монах, – жестко сказал воин. – Я пойду в Любичи. Не верю твоим словам, но пойду. Эти два дня я дам тебе на раздумья, а потом вернусь, и если ты не скажешь правды…

– Я не боюсь тебя, – прошептал Лаврентий. Хватка незнакомца ослабла.

– Знаю. Поэтому не стану угрожать. Но клянусь своим прародителем Ореем, что все сказанное мной – правда. Подумай над этим, монах. Ты слеп и глух ко всему, кроме молитв. Очнись же наконец!

Лаврентий отвернулся. Он не будет слушать! Не будет верить! Не будет…

Он не заметил, как чужая рука отпустила его одежду, и не услышал легких шагов, а когда повернул голову, незнакомца уже не было. Лаврентий перекрестился. Это был посланник дьявола! Искуситель! Нужно бежать к Анастасу и просить его о прощении. Нужно спасать свою душу и очищать ее святой молитвой…

Лаврентий сделал всего два шага к выходу, когда увидел закрывшую проем высокую фигуру. «Вернулся!» – мелькнуло в его голове, однако фигура произнесла голосом кузнеца Фрола:

– Помоги, святой отец. Брат мой Журка попал в беду…

28

К Анастасу они пришли вдвоем – Лаврентий и Фрол. По лицу Лаврентия херсонесец сразу угадал неладное. На Фрола он даже не взглянул. Туповатый простолюдин с мозолистыми руками и огорченным лицом не стоил его внимания.

– Что случилось, брат? – спросил Анастас.

Лаврентий стал рассказывать. Услышанное напугало херсонёсца. «Посланником дьявола» мог быть только Горясер. Неужели он выжил? Но как? И так быстро нашел беглеца! Так быстро! А Лаврентий…

Анастас покосился на вышегородца. Горясер умел убеждать… Теперь впереди ждали два дня сомнений и страха… Может, уйти, пока не поздно? Но куда? Да и столь поспешный уход будет выглядеть подозрительным. Нет, веру Лаврентия нельзя испытывать. Она и так висит на волоске. Нужно, наоборот, убедить вышегородца, что Горясер – посланец тьмы, а он, Анастас, – святой. Но как?

– А еще эта вещица… – Лаврентий показал игумену на руку простолюдина. На огромной ладони что-то блестело.

– Этого человека зовут Фрол, а его брата, – продолжал Лаврентий, – завтра будут судить. Фрол пришел ко мне за помощью, поскольку думает, что тут не обошлось без нечистой силы…

Анастас чуть не застонал. Господи Боже, что городил этот блаженный?! Да какое ему дело до тупого Фрол а и его братца! Пусть хоть судят, хоть казнят…

– Журку схватили на площади… Вчера, – перебил монаха Фрол. – Больной он, с малолетства. Головой болен. Ребенок… Бывает, натворит дел, а потом и сам не помнит, что творил… Но Журка не опасный. Ворует только по мелочи. Лет шесть тому назад ему даже знахарку звали, старуху Авдотью с лесной усадьбы. Она поглядела и сказала: «Такой за себя не в ответе». Вот ему и сходило с рук. Но нынче…

Неожиданно Анастас вспомнил воришку с базара. Кажется, того звали Журкой…

– Твой сон был вещим, – вдруг уверенно заявил Лаврентий. – Глянь на оберег. Нечисто тут. И девка замешана…

Лаврентий сунул оберег в руки херсонесца. Тот кинул беглый взгляд. Гнутое, оправленное в серебро стекло… Что-то написано… Глупость… Горясер с его угрозами был куда серьезней.

– Верно, все из-за девки! – продолжал Фрол. – Это она околдовала брата! Экая стерва! Явилась невесть откуда летом к нам на двор. Красивая… Глазищи – во! Губы – малина, а уж телом вовсе загляденье… – Он осекся и поспешно перекрестился. – Прости, святой отец. Так вот, она пришла в мой дом, прокляла мою еду и увела Журку. А осенью он вернулся один. Злой, молчаливый, сам на себя не похож. Все его любили, а тут стали побаиваться, как бы чего не сотворил. Он и сотворил. Нынче к нам понаехало люду на торги. И Авдотья-знахарка приехала. Так Журка бродил себе по базару, бродил и вдруг как кинется на Авдотью. В оберег, что у нее на шее висел, вцепился, к себе тянет, сорвать хочет. Бабка хрипит, задыхается, а он не пускает. Еле отодрали. Раньше ему воровство сходило с рук, но одно дело по мелочи утянуть, а другое – на людей кидаться. Думаю, дело в обереге. Может, он заговоренный?

36
{"b":"10814","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Колдун Его Величества
Клинки кардинала
О лебединых крыльях, котах и чудесах
Сантехник с пылу и с жаром
Первому игроку приготовиться
Палачи и герои
Я говорил, что ты нужна мне?
Майндсерфинг. Техники осознанности для счастливой жизни