ЛитМир - Электронная Библиотека

16

Саблезубый тигр бросился на Симуса, как демон из преисподней.

Пока он нащупывал свое копье, то успел заметить, что это был очень крупный экземпляр. Создатель совершил ошибку, превратив очаровательного котенка в такое страшное и свирепое существо.

Почти такой же в длину, как и его судно «Дев», поразился Симус, когда чудовище распласталось в прыжке, нацелившись на его шею.

Симус понял, что не успеет воспользоваться копьем. Жизнь была такой интересной.

— Мариетта! — завопил он, зная, что это его последние слова.

Каким-то образом она успела протиснуться между ним и рычащим хищником и воткнуть в грудную клетку того копье, изменив тем самым направление его броска.

Зверь рухнул рядом с Симусом, корчась и скалясь от ярости, разрывая воздух страшными клыками и когтями.

Мариетта бережно оттащила Симуса подальше от умирающего животного.

— Ты ждешь, когда он прикончит тебя? Смотри, он еще жив.

Дрожащий и молчаливый, он позволил девушке поместить его на краю маленькой поляны, на которой они расположились.

— Что с тобой происходит? Почему ты стоял и ждал, когда это чудовище растерзает тебя? Почему ты не схватил копье и не убил его? Проклятый искуситель!

— Почему искуситель? — дыхание вернулось к нему.

— Потому что ты самый глупый идиот. Почему ты не убил его?

— Ну, потому что я оцепенел от ужаса…

— Глупости, я никогда не поверю, — ворчала она.

— Кроме того, я не знал как.

— Да, да, конечно. Можно подумать, что на других планетах ты с ними не сталкивался и не тренировался убивать, как это делают военные у нас.

— Вы что, тренируетесь вот на таких, на живых?

— Конечно же нет, — она понемногу отходила от испуга. — На механических.

— А у тебя великолепная реакция.

— Да уж, твои святые наверняка оценили, — она обвила его руками. — Ох, Джимми, я почти потеряла тебя!

— Теперь я твой должник вдвойне, — он сгреб ее в объятия. — Этот тип целился прямо мне в глотку. Иди ко мне, давай присядем, пока мы оба не погибли.

Они растянулись прямо на траве, избегая смотреть на труп хищника и стараясь успокоить свои нервы.

— Я должна признаться тебе, — смущенно заговорила она, — я давно хотела сказать об этом. Скажу сейчас… пока не случилось еще что-нибудь.

Симус не на шутку разволновался. В этой женщине уживалось так много — комичность, ребячливая благодарность, страстная любвеобильность, стремительность военного.

Не обманывай себя, Симус Финбар О’Нейл. Все равно она — твое наказание.

— Никаких признаний, моя девочка.

— Ни одна зилонгская девушка не ведет себя так с незнакомым мужчиной, как я в первую ночь. Мне было стыдно.

— Если ты хочешь знать, я так толком и не успел тебя разглядеть, — он прижался к ней совсем близко. — Неплохая грудка. Правда, я видел и лучше. Не очень большая, ты знаешь. Вот на планете Корк…

— Успокойся, — настояла она примирительно. — Ты не смутишь меня своими глупостями. Просто я хотела тебя соблазнить. Меня ужасно тянуло к тебе с самого начала… Вот поэтому я и была такой грубой, ты понимаешь?

— Думаю, что да.

— Я знала, что скоро умру, и хотела испытать это чувство перед смертью, а рыжебородый бог был бы лучшим любовником из всех, вот… ну, ты знаешь, что было потом.

— Да, я…

— Только потом я поняла, что значит любить…

— Ну и что же?

— Это то, как ты относишься ко мне, нежно, ласково, какое счастье ты мне даришь, какое редкое наслаждение. Все, что ты делаешь, доставляет мне удовольствие. Я без ума от тебя. Именно с той ночи я хотела быть с тобой.

— Вот ты и заполучила меня?

Она прижалась лицом к его груди.

— Теперь ты жалеешь об этой печальной истории соблазнения доверчивого космического бродяги?

Она очень серьезно задумалась.

— Думаю, что нет.

— Ее Преосвященство говорит, что когда люди познают, что значит любить и быть любимым, они понимают, что такое Бог.

— Как это прекрасно. Твой Бог Иисус, да? Он думает обо мне так же, как и я о тебе? Он так же любит меня, как и ты?

— Ну, наверное, в данную минуту Иисус совершенно запутался в этом, так я думаю. Но, ответ на твой вопрос скорее утвердительный.

— Действительно Дейдра так говорила?

— А… — опять всплыло имя этой женщины. Он задумался на несколько секунд. — В ту ночь, в Городе, ты следовала за мной?

— Конечно, мой любимый, — казалось, что она несколько удивлена его вопросом. — Ведь я знала, что Четвертый Секретарь боится тебя, и ты нуждаешься в защите.

— Избавь нас, Повелитель, от саблезубых тигров и Четвертых Секретарей, — Симусу очень понравилось построение фразы.

— Что это значит?

— Это молитва, обращенная к моему ангелу-хранителю… Господь доверяет духам и заботится о нас.

— Твой Бог такой удивительный. Совсем как ты, — она уютно пристроилась поближе к нему. — Думаю, что я уже вполне готова заняться любовью, Симус.

— А я уже начал бояться, что этого не произойдет.

После этого, когда она блаженно спала в его объятиях, Симус недоумевал — и что за нужда признаваться в том, что совершенно очевидно любому здравомыслящему мужчине — признаваться в том, что он не преследователь, а всего лишь преследуемый.

— Другими словами, такому здравомыслящему, как я, — бормотал он печально.

На следующий день они столкнулись с бандой хорошо вооруженных туземцев. И снова Мариетта первая почувствовала приближение опасности.

Она втянула воздух.

— Кто-то приближается, Симус. Быстро в укрытие.

Это был приказ. И он, испытывая чувство вины перед Кардиной, последовал за девушкой в густые заросли красноватого кустарника.

Совершенно уверенные в себе туземцы — их было около сорока — мужчины и женщины, молодежь следовала сзади — растянулись вдоль берега озера. Все были вооружены до зубов — ножами, копьями и огромными дубинками. По озеру вдоль берега, параллельно отряду, двигалось несколько больших каноэ. Лодки были нагружены оружием и припасами.

О’Нейл с Мариеттой неподвижно ждали, когда скроется эта процессия.

— Нам не следует разжигать их аппетит, как ты считаешь?

— Это военный отряд, а не охотники, — задумчиво проговорила она. — И направляются они в Город.

— Они собираются штурмовать его при помощи копий и дубин?

— Скорее всего, это разведчики Ната. Он послал их пересечь Реку и выяснить, действует ли лазерное оружие. Если они погибнут, Нат атаковать не станет.

— Он мертв.

— Мертв? — скептически переспросила она. — Будем надеяться, что так.

— Ты хочешь сказать, что Изгнанные тоже не считают аборигенов людьми?

— Конечно нет. Они их используют и убивают. Да и почему они должны отличаться от нас?

— Но ведь ты же считаешь туземцев людьми?

— Иногда мне кажется, что они более человечны, чем мы. И как бы они ни попали на нашу Планету, они были первыми.

— Тогда даже если… я имею в виду, после нашей победы в Городе, нам придется что-то сделать и для них?

Она наклонилась за своим рюкзаком.

— Что ты можешь сделать, Симус О’Нейл, чтобы исправить ошибки тысячелетней давности?

Прекрасно, на этот раз поистине деликатный вопрос.

— Я шепну Кцару, чтобы он вступил с ними в переговоры. У него правильно устроена голова.

Она гордо улыбнулась.

— Узнаю моего Симуса. Никто не придумал бы ничего лучше. Симус не подал виду, что согласен с ее оценкой. Что я смыслю в политике?

— Свободу всем, свободу каждому, — она сжала его руку, — включая и этих несчастных.

— Каждому, — согласился он нехотя, без всякого воодушевления.

— Поспешим в Город, пока не поздно. Свободу всем!

17

Много дней спустя, после бессонной ночи, проведенной в раздумьях о всеобщей свободе, Симус О’Нейл открыл один глаз, когда солнечный луч, заглянувший в кабину «Имона де Валери», разбудил его.

46
{"b":"10824","o":1}