ЛитМир - Электронная Библиотека

— Лорд О’Нейл, что с вами? Мы боялись, что вас убили. Вы тяжело ранены? Да вы истекаете кровью!

— Ничего, выживу. Тебе удалось что-нибудь сделать с этой чертовой штукой? Там, наверху, свирепствует огонь, у нас около пяти минут в запасе, от силы — десять!

Хорер повернулся к Району.

— Что ты думаешь?

Ранон тряс головой.

— Мы должны ввести вас в курс дела, лорд О’Нейл, — спокойно сообщил Хорер. — Мы нашли способ, как снизить мощность и заглушить реактор, но, вполне возможно, что произойдет взрыв, который… э… в результате которого реактор выйдет из-под контроля. Если бы было пятнадцать минут, остановку можно было бы произвести с достаточной гарантией безопасности. Как нам поступить?

Когда агонизируешь, нет смысла терять время.

— Ребятки, отключайте к черту!..

24

Хорер щелкнул тремя переключателями. Бросив короткий взгляд на Района, он толкнул рубильник на контрольной панели. Первые несколько секунд ничего не происходило. Индикаторная стрелка на круглой шкале металась из стороны в сторону. Потом освещение медленно погасло.

— Сработало?

Хорер ответил:

— Я думаю, мой лорд, можно ответить утвердительно. Давайте включать фонари и возвращаться к коллегам.

На обратном пути О’Нейла пришлось поддерживать. Его ранения не были серьезными — порезы, синяки, и очень болезненная ноющая тяжесть в руке. Но, по каким-то совершенно непонятным причинам, он едва передвигал ноги.

Сотрясение мозга, предположил он. Слишком часто кое-кого щелкали по голове. Словно негодный игрок, слишком часто получающий клюшкой по ненужной части тела.

Студеная вода канавы нисколько не помогала стряхнуть опьянение от взрыва. Когда они добрались до планетолета, он был в глубоком шоке. Город погрузился в непроглядную тьму, носовой прожектор судна выхватывал из темноты развалины улицы. Когда они приблизились к угловому периметру обороны, занятому ребятами, Хорер посветил несколько раз фонариком вверх-вниз, чтобы подать сигнал о приближении.

Ян подбежал к дверям машины встретить их.

— Нас атаковали! Несколько отрядов капюшонников, — возбужденно докладывал юноша, — Они спустились в туннель со стороны тюрьмы.

— Что произошло? — потребовал доклада О’Нейл, когда его выгружали из судна.

— Мы разбили их, но туннель к тюрьме блокирован завалом от их взрывчатки, — парнишка был очень воодушевлен первой в своей жизни боевой победой.

О’Нейл подумал о несчастной Сэмми. Теперь до нее не добраться. Вслух он спросил:

— Потери?

— Только трое, лорд О’Нейл, два ранения легких.

— Кто ранен тяжело?

Голос молодого офицера дрогнул:

— Боюсь, что Капитан Мариетта сломала ногу… Все наши медикаменты уничтожены взрывом. Ее нельзя транспортировать.

Сквозь темноту Симус рванулся к своей жене. Она лежала на холодном каменном полу туннеля, с неестественно вывернутой ногой. Ее милое лицо было искажено болью.

— Родная моя, как ты себя чувствуешь? — заботливо спросил Симус, всеми силами души желая взять её боль на себя.

— Жутко болит, ты, соблазнитель, — огрызнулась она, — что еще можно чувствовать, как ты думаешь? Слишком долго ты добирался назад, — она попыталась приподняться, чтобы дотронуться до израненного лица Симуса. — О, дорогой, что с тобой? Ты в Порядке, все хорошо?

Он готов был заорать во все горло, чтобы позвать к ней на помощь, но вовремя вспомнил, что прихватил с собой таранскую аптечку. Как только обезболивание начало действовать, в луче прожектора он вправил Маржи ногу, наложил крепкие шины и повязку. Потом ввел сыворотку для быстрого заживления. По крайней мере, теперь она сможет опираться на ногу. Конечно, еще несколько дней это будет очень болезненно.

— Ангел-хранитель бережет меня… если бы не аптечка… Как чувствует себя младенец?

— Идиот, он же не в ноге у меня, — проговорила она сквозь стиснутые зубы.

— Она.

— Да что ты говоришь?

— Она будет походить на тебя внешностью походить на тебя, а характером пойдет в отца.

— Бедный ребенок, — вздохнула насмешница, блестяще сымитировав его собственный вздох.

— Пусть благодарит бога, что ее мать окружают такие великолепные люди, — он стал укладывать медикаменты в аптечку.

— Вот я себя спрашиваю, Симус, где бы я сейчас была, если бы не ты? Я знаю ответ — в таком положении, как сейчас, я бы не оказалась, — она кивнула на свою негнущуюся бесчувственную ногу.

Затем она ухватилась за аптечку, которую собирал Симус.

— Дай-ка сюда. Я собираюсь дать тебе порцию твоих медикаментов.

Симус наслаждался трогательной заботой. Когда он всем своим существом откликался на ее нежные прикосновения, появилась Рета.

— Я закончила осмотр Города, лорд… э-э… Джимми. В центре Города ничего не уцелело, только пожары кругом.

— Ты слышала взрывы в остальных частях Города?

— Нет. Я думаю, что капюшонники ушли.

— Отлично. Скажи капитану Яну, чтобы он обеспечил охрану присутствующих. Мы немедленно переходим к следующей фазе нашего предприятия.

— Есть, лорд О’Нейл, — она убежала.

Безусловно, необходимо двигаться дальше и переходить к следующей фазе, как только я соображу, что это должно быть…

Его жена, словно прочитав его мысли, поинтересовалась:

— Тебе, наверное, следует сообщить нам, что же ты собираешься предпринимать дальше.

— Я обязательно сообщу, женщина. Как только ты перестанешь молоть вздор. Я сделаю это очень просто.

25

Думать было трудно. Фактически, на всем протяжении его миссии этот процесс не был очень напряженным для Симуса, как заметила бы Кардина.

Зилонга больше не было. Его жизненная энергия и политическая структура были стерты. Население пребывало в хаосе. Тысячи людей погибли. Не все капюшонники были уничтожены, кое-кто остался жив и забился в подземные норы. Некоторые из них, возможно, ушли из Города. Можно было ожидать нападения туземцев под предводительством генерала Попилы. Как скоро? А ветер так же силен за пределами Города? Подвержены ли аборигены наркотическому действию?

Может быть, они не в состоянии атаковать до конца Фестиваля? И даже если они не смогут войти в Город, то ведь запасы пищи на следующий год свалены на краю Города. Эти запасы могут быть уничтожены, имея в виду население, которое переживает это безумие.

Продовольственные запасы… может быть, именно на это следует бросить все силы повстанческого отряда? Кроме того, они будут ближе к открытому пространству для посадки «Ионы», если придется эвакуировать этих ребят. Дейдра, правда, говорила только о Мариетте и о нем, но… При всей ее суровости, судьба молодежи ей небезразлична. Если он продержит свой маленький отряд в темном сыром туннеле еще хоть ненадолго, ребята сломаются.

Его мысли были прерваны.

— Симус.

— Ну что еще, женщина?

— Я хочу сказать тебе, что действие успокоительных пилюль ослабевает. Я чувствую, что бешенство возвращается. Ты должен раздать еще по одной.

— Послушай, но ведь еще не прошло положенных двадцати четырех часов. И потом, на следующий раз ничего не останется.

— Ветер утром стихнет. Обычно так бывает. Тогда днем мы продержимся. Ну а потом… не стоит и говорить, — ее зубы начали сильно стучать, слова вырывались с трудом, резко.

— Проблема за проблемой, — растерянно пробормотал Симус. Он начал раздавать драгоценное снадобье своим смущенным спутникам. Они страшно стыдились своего странного безумия на глазах Благородного лидера.

— Хронос никогда не говорил об освобождении от этого безумия, — бормотал Ян, взяв таблетку из рук Симуса.

— Бедный парень, — ответил О’Нейл, — Он совершенно ничего не понимал в этом.

Решение уходить окрепло, когда, гремя в темноте, прибежала Карина и объявила:

— Лорд О’Нейл, по туннелю течет вода! Или забился один из резервуаров, или подземный поток вышел из русла под давлением взрывной волны. Поток пока неглубокий — всего несколько дюймов, но быстро нарастает!

57
{"b":"10824","o":1}