ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ВЕЛИКИЙ НЕКРОМАНСЕР

страшилки

Глава I НОВОСЕЛЬЕ

Кошка Машка настороженно пошевелила усами, недовольно завиляла хвостом, принюхиваясь к незнакомым запахам, а затем, как бы нехотя, перешла через порог настежь открытой двери.

— Ур-ра! — закричали толпившиеся рядом люди, хлопнула, вылетая из горлышка, пробка от шампанского. Костя и Вика подпрыгнули и завизжали: «У-ау!» А потом все стали заносить в квартиру вещи. Все — это папа, мама, четверо папиных друзей с фирмы, ну и Костя с Викой тоже. Конечно, шкафы, столы, кровати и прочие тяжести таскали взрослые мужчины. А мама, Костя и Вика носили что полегче: стулья, чемоданы, коробки, диванные подушки и так далее. Сначала подносили от грузовика к лифту, а потом везли на восьмой этаж.

Когда грузовик наконец разгрузили и перенесли все вещи в квартиру, папа и его друзья стали под маминым руководством расставлять мебель по комнатам, а Костю с Викой отправили гулять во двор, чтоб не мешались под ногами. При этом мама очень строго заявила:

— До темноты не шляйтесь! Вы тут еще никого не знаете, дом почти не заселен. Держитесь вместе. И со двора — никуда!

Мама, кажется, хотела еще что-то добавить, наверно, про маньяков, террористов и хулиганов, которых, по ее словам, надо ежеминутно остерегаться, но брат с сестрой уже запрыгнули в лифт и поехали вниз.

Костя и Вика родились в один день, правда, Костя, как утверждала мама, на час раньше Вики. Обычно такие двойняшки, из которых один мальчик, а другая девочка, не похожи друг на друга, как бывают похожи настоящие близнецы. И развиваются они тоже каждый по-своему. Хотя обоим стукнуло по двенадцать лет, Вика почему-то переросла брата на целых полголовы. Правда, папа утверждал, что года через три Костя ее обязательно догонит и даже перегонит, но Костя в это не очень верил. И вообще ему было досадно; надо же, родился первым, а так отстал в росте, будто моложе на целый год!

Но Костя эту досаду держал при себе и с сестрой не ссорился. Поскольку они и в одни ясли когда-то ходили, и в один детский сад, и в школу тоже вместе пошли. В классе сидели за одной партой, дома вместе уроки делали. Отчего-то так получилось, что Косте легче давалась математика, а Вике — русский. Поэтому пока Костя решал задачи, Вика писала упражнения. Потом друг у друга списывали, но не просто так, бездумно, а объясняли, отчего, допустим, в одном случае пишется «пре», а в другом — «при» или отчего скорости поездов, идущих навстречу друг другу из пунктов А и В, надо складывать, а идущих в разные стороны из одного пункта С, — вычитать.

Конечно, там, где они жили раньше, у Кости были свои друзья, а у Вики — свои подруги. Потому что девчонки в хоккей не играют, а мальчишки — в «классики». Поэтому, хотя они утром вместе шли в школу, возвращались уже порознь. Но теперь, когда переехали так далеко, с прежними приятелями каждый день не пообщаешься. Полчаса на автобусе пилить надо, да еще на метро столько же. Так что придется здесь, на новом месте, с новыми ребятами знакомиться.

Это, конечно, немного тревожило. Мало ли какие тут, в этом дворе, типы проживают и как они к новоселам отнесутся. И в школу теперь придется другую ходить, к другим учителям привыкать. Тем более что в середине учебного года.

Но все-таки ужас как интересно оказаться на новом месте. Даже если это не другая планета, не другая страна, а просто другой район в том же самом городе. Поэтому, выбежав во двор из подъезда, Костя и Вика завертели головами с не меньшим любопытством, чем матросы Колумба, когда в первый раз высадились в Америке. Поскольку за то время, пока разгружали машину, ничего толком рассмотреть не смогли.

Наверно, если б они сюда переехали в середине лета, когда травка зеленеет и солнышко блестит, а деревья покрыты листвой, то им бы тут понравилось гораздо больше. А если б они очутились в этом дворе поздней осенью или пасмурным весенним днем, когда сыро, холодно, мало снега и много грязи, то им бы тут совсем не понравилось.

Однако, когда Костя и Вика отправились изучать двор нового дома, стоял погожий ясный, но не очень морозный зимний день, и двор выглядел хоть и не очень симпатичным, но и не совсем противным.

Замкнутый двор того дома, где Костя и Вика жили раньше, имел прямоугольную форму, выйти из него на улицу можно было только через арки-подворотни. И размерами он не вышел, к тому же большую часть его занимали гаражи и «ракушки», а также скверик с песочницей, грибком и деревянной горкой. Но там только малыши возились, а таких больших ребят, как Костя и Вика, злые бабки и мамаши этих дошколят даже от горки прогоняли, — дескать, еще толкнете и ушибете маленьких! Играть приходилось только на асфальте, между гаражами и домом. А там всего метра четыре ширины. Запросто можно мячом или шайбой попасть в окно, а то и того хуже — в какую-нибудь машину, выехавшую из гаража или просто так стоящую во дворе. Если машина при этом стояла на сигнализации, то поднимался дикий вой и писк, потом во двор выскакивал разъяренный хозяин и начинал орать, будто мальчишки у него тачку угнать хотели.

Здесь места для игры было хоть отбавляй. Во-первых, в не полностью заселенном доме оказалось совсем немного машин — с десяток, не больше — стоявших в основном рядом с подъездами. Во-вторых, прямо напротив подъезда, где предстояло обитать Косте и Вике, находилась просторная хоккейная коробка, обнесенная металлической сеткой. Сейчас там, правда, какие-то бабки пытались двух малышей учить на коньках кататься. Но лед имелся, и ворота стояли. Кроме этих хоккейных ворот — летом их можно было как мини-футбольные использовать! — к столбам, на которых держалась сетка, какой-то умелец приделал фанерные баскетбольные щиты с кольцами. Матчи НБА, конечно, не проведешь, но для стрит-баскета — самое оно. Наконец, самое главное — сразу за коробкой более или менее густо стояли довольно высокие березы и тополя, то ли нарочно кем-то посаженные для озеленения, то ли просто так сами по себе выросшие. Куда-то в сторону этих деревьев вела узкая, но хорошо протоптанная тропка. Она пролегала между хоккейной коробкой и детской площадкой, где имелись не только песочница, грибок и горка, но еще и какая-то бревенчатая избушка на курьих ножках, а также качели и карусели, сваренные из металлических труб. И все это вроде бы еще никто не успел поломать.

Справа, слева и прямо впереди, за деревьями, маячили многоквартирные дома, но если до тех, что справа и слева, было не очень далеко, то до тех, что прямо впереди, похоже, требовалось топать и топать. И несмотря на то, что на деревьях отсутствовала листва, разглядеть, куда именно выводит тропинка, не удавалось.

— Прямо как будто лес! — возрадовалась Вика. — Там, наверно, летом можно грибы собирать.

— Нельзя, — покачал головой Костя. — Все-таки тут машин много и всякого другого загрязнения среды. Поешь грибочков — и коньки отбросишь.

— Пойдем поглядим, куда эта тропа идет. Наверняка по этому лесу можно на лыжах кататься.

— Насчет лыж — это ты правильно заметила, — согласился Костя. — Можно бы и сейчас покататься, если б знать, куда мама ботинки запрятала.

— Ну, когда-нибудь найдет, наверно. А пока можно просто так, пешком пройтись.

Костя решил, что ничего страшного при свете такого приятного и солнечного божьего дня произойти не может…

— Пошли! — согласился он.

1
{"b":"108702","o":1}