ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не звони никуда.

— Ну уж нет. Надоел ты мне со своей британской храбростью. Она была в твоем доме? Когда? Она тебе угрожала?

— Я не храбрюсь и не делаю вид, что все прекрасно. — Ричард вырвал из рук адвоката сотовый и резко захлопнул крышку. — Я заплатил за этот телефон, за твой дом и за возможность обучать Криса в Йеле. Не заставляй меня жалеть об этом, — проворчал он.

— Ты… — побагровел Том.

— Ты можешь хотя бы раз довериться мне, Том? Это не она пыталась убить меня. Если ты расскажешь обо всем Кастильо, ничего хорошего из этого не выйдет.

— Ничего хорошего для нее. — Том со всей силы швырнул бутылку с водой на сиденье напротив. — Проклятие! И откуда, интересно, ты знаешь, что это была не она?

— Она так сказала. — Ричард пребывал в страшном раздражении, и ему доставляло удовольствие мучить Доннера. В конце концов, мисс Смит — это его проблема, и он сам в состоянии с ней справиться.

— Черт, Аддисон, дай мне телефон. Можешь, если хочешь, уволить меня, но я не допущу, чтобы тебя убили практически у меня на глазах.

— Звучит впечатляюще, но это не твоя проблема, а моя. А теперь успокойся и выслушай меня, иначе я вообще не буду ни о чем рассказывать.

Выругавшись, Том откинулся на спинку сиденья и сложил на груди руки. По его лицу видно было, что он до сих пор в ярости.

— Я слушаю.

— После взрыва я был без сознания минут пять. Вместо того чтобы прикончить меня или оставить погибать в огне, она стащила меня вниз, рискуя быть пойманной. Вчера вечером, когда она появилась в моем кабинете из люка в потолке, она напомнила мне события той ночи, а потом в точности пересказала наш с тобой разговор, продемонстрировав тем самым, что снова могла убить меня, но не стала. Она призналась, что хотела украсть камень, — безуспешно, как ты знаешь, — и просила меня помочь убедить полицию в том, что она не имеет отношения к взрыву.

— И что ты ответил?

— Отказал. — И именно это мучило его, понял Ричард, когда стоял под холодным душем после ухода мисс Смит. Не потому, что он возбуждался от одного вида девушки, а потому, что хотел сам разобраться с этим делом, а мисс Смит хотела дать ему такую возможность. Но то, что она предложила, не соответствовало его правилам, и он отказался. — Потом она посоветовала мне быть очень осторожным, потому что человек, который заложил бомбу, так же хорошо, как она, умеет проникать в дома. Она на собственном примере показала, что любая система безопасности преодолима.

— И это все?

— Ну, она еще предложила помочь мне узнать, кто же все-таки заложил бомбу, при условии, что я сниму с нее обвинение в убийстве. — Мисс Смит сказала еще кое-что, но об этом Ричард счел за лучшее умолчать. Наклонившись вперед, он взял бутылку с водой и протянул ее Доннеру. — И теперь я думаю, что, наверное, надо было согласиться.

Том продолжал с мрачным видом взирать на него, а Ричард в который раз пожалел о том, что позволил ей уйти вчера. За ее показной бравадой скрывался неподдельный испуг, и Ричарду по какой-то непонятной причине захотелось помочь девушке. Кроме того, она не стала бы предлагать свою помощь, если была не в состоянии выполнить обещание. Она явно человек слова.

В каком-то смысле ее положение очень напоминало его собственное, правда, его противники ходили в костюмах и в большинстве случаев вершили свои дела при свете дня. Будь он на ее месте, поступил бы точно так же — отправился бы к самому могущественному из противников и попробовал повлиять на ход событий. Если бы Джулия Пул или любая другая актриса или модель из тех, с кем он встречался, попала в подобное положение, она бы захлопала ресницами и бросилась к нему в объятия в надежде, что он все уладит. Мисс Смит пошла другим путем. Она предложила сделку. Видимо, она так же, как и он, привыкла держать все под контролем.

— Ты правда так считаешь?

— Я бизнесмен, Том. Я полагаюсь на свою интуицию в оценке людей и ситуаций, потому что она никогда меня не подводила. Да, я действительно допускаю такой вариант развития событий.

— Допустим, ты всерьез решишь объединиться с мисс Смит. И как ты собираешься ее ловить?

— Доложишь обо всем Кастильо? Не думаю, что ты на такое способен.

— Хватит корчить из себя образцового британца!

Ричард недоуменно изогнул бровь:

— Как ты неоднократно повторял за последние дни, я в самом деле британец.

— Ты мой друг. Если ты выпрыгнешь из самолета, я выпрыгну следом, но в руках у меня будет запасной парашют. Ты, главное, держись за кольцо, и парашют будет оставаться между нами, если только он не будет тебе мешать.

— Вся наша жизнь — это риск, — проговорил Ричард, глядя в окно и постукивая пальцами по подлокотнику. На смену пальмам и береговой линии пришли небоскребы и светофоры. — Как обычно выходят на людей, которых не может разыскать полиция?

— Я вообще не понимаю, зачем тебе так рисковать. — Покачав головой, Доннер открыл бутылку, сделал глоток воды и поморщился, как будто ожидал найти там бурбон.

Из микрофона раздался голос водителя Бена:

— Мистер Аддисон, нас снова атаковали репортеры. Мне заезжать на стоянку?

Прямо перед ними высилась сверкающая башня, последние три этажа которой занимала адвокатская контора «Доннер, Родс и Критченсон». Прямо перед вращающимися дверьми из меди и стекла стояли дюжина репортеров и несколько съемочных групп, которые при виде лимузина мигом встрепенулись, как львы, почуявшие газель. Не долго думая Ричард сунул телефон Доннеру.

— Нет, остановись возле тротуара.

Шофер и адвокат недоуменно уставились на него.

— Да, я уверен, — сказал Ричард, поправляя галстук. — Том, сделай вид, что говоришь по телефону, и передай его мне, как только я закончу говорить с репортерами. Проследи за тем, чтобы вначале их микрофоны были направлены на меня.

— Хорошо, босс.

— Вот так уже лучше, — улыбнулся Ричард.

Бен остановил машину и поспешил открыть пассажирскую дверцу. Том вышел первым, подталкиваемый сзади Ричардом. Господи, до чего же он ненавидел прессу! Мало того, что эти людишки постоянно вертелись у него под ногами, так еще два года назад они превратили его развод в настоящее побоище, а потом, как коршуны, вились над пепелищем. Что ж, сегодня они будут делать то, что захочет он.

— Мистер Аддисон… Рик… расскажите о своем самочувствии.

— Это было ограбление или попытка убийства?

— Что из ваших вещей пропало?

— Вы подозреваете свою бывшую жену?

Ричард взял телефон, который настойчиво совал ему Том, пока они пробирались сквозь вопящую толпу.

— Минуточку, пожалуйста, — сказал он и поднес трубку к уху. — Мисс Джонс… — начал он, — да, в четыре часа я смогу. Том оформит все бумаги. Спасибо за помощь. До встречи. — Выключив телефон, он захлопнул крышку и передал его Тому, в то время как шум вокруг него нарастал. — Я не имею права открыто сообщить вам о том, что пропало из моего дома, — продолжил он более громким голосом. — В огне погибло несколько статуэток из майсенского фарфора. Это были мои любимые экспонаты, и я очень жалею, что лишился их.

Он не мог сказать ничего большего, не рискуя при этом возбудить любопытство Кастильо и ФБР, но мисс Смит, похоже, очень неглупая девушка. Он готов был побиться об заклад, что она прекрасно знает, о каких именно предметах искусства он говорил и где он их хранил. Остается только ждать ее появления.

— Но вы можете подтвердить или опровергнуть, что Патриция Аддисон-Уоллис…

— Простите, у меня встреча, — оборвал он репортера, с трудом сдерживая гнев. Стоило ему услышать эту двойную фамилию, как сразу появлялось желание хорошенько стукнуть кого-нибудь. Суд позволил Патриции сохранить за собой фамилию первого мужа, чем она не преминула воспользоваться.

В тишине вестибюля царила приятная прохлада, которая действовала особенно благотворно после жаркой влажной улицы и шумной толпы журналистов. Дождавшись Доннера, Ричард не удержался оттого, чтобы одернуть рукава пиджака и проверить ворот на предмет наличия спрятанных микрофонов.

10
{"b":"109","o":1}