ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, не припоминаю.

Ричарду захотелось поцеловать ее, перегнуться через стол и прижаться губами к ее губам, чтобы ощутить вкус клубники и кленового сиропа. С любой другой женщиной он бы так и поступил, но Саманта Джеллико требовала по отношению к себе особой осторожности. С явной неохотой он отпустил ее руку, ограничившись тем, что отвел прядь волос от ее глаз.

— Я тебя вытащу.

У Ричарда зазвонил сотовый. Не успел он поднести трубку к уху, как раздался недовольный голос Тома Доннера.

— Господи, — проговорил он, состроив гримасу, — хватит орать!

Том понизил голос, но общий тон беседы не изменился. В конце концов Ричарду надоело, и он прервал его на полуслове.

— Ты просто привези документы, и все, — рявкнул он и отсоединился.

— Плохие новости? — спросила Саманта. Она наблюдала за ним все время разговора, не выпуская из рук банку с колой.

Сделав глубокий вдох, он встал из-за стола.

— Ты знаешь некоего Этьена Девора?

Саманта нахмурилась, сжав в руках банку:

— А что?

— Значит, знаешь. — Обойдя вокруг стола, он взял Саманту за руку и поднял одним движением. Не заметив предостерегающего взгляда девушки, он потащил ее обратно в комнату. Желание поцеловать Саманту внезапно сменилось отчаянным стремлением сохранить ей жизнь. — Насколько близко вы знакомы? — осведомился Ричард.

— Не очень, — ответила она, высвободив руку. — А что?

— Он… — Ричард досчитал до пяти, — полиция обнаружила его сегодня утром.

Изящные брови Саманты сошлись на переносице.

— Этьена? Ты, наверное, шутишь? Да его не поймает даже Человек-паук, а уж полиция Палм-Бич и пода…

— Он мертв, Саманта.

Она разом побледнела. Ричард кинулся было к ней, но она отмахнулась и опустилась в одно из георгианских кресел.

— Боже мой!

Он сел рядом с ней.

— Мне очень жаль. Вижу, вы были близки.

Какой бы силой духа ни обладала эта девушка, не следовало так прямо вываливать на нее эту новость. С другой стороны, он хотел знать, насколько тесно она была связана с человеком, которого парижская полиция прозвала «ночной кошкой». В конце концов, Саманта принадлежала к тому же обществу, что и он, и это ее тело могли выловить из океана и опознать агенты Интерпола.

— Как… — пробормотала она, — где?

— К северу от Бока-Рейтон. Его выбросило на берег. — Ричард втянул в себя воздух, мучаясь от того, что пришлось сыграть роль вестника беды. — Доннер говорит, что вскрытие еще не сделали, но, судя по всему, его застрелили.

Саманта сжала руки в кулаки и закрыла глаза.

— Застрелили, — глухим голосом повторила она. — Этьен всегда говорил, что умрет старым и очень богатым в окружении полуобнаженных наложниц где-нибудь на собственном острове. — Она резко встала, прошлась до балкона и вернулась обратно. — Знаешь, люди нашей профессии никогда не верят в то, что их застрелят, взорвут или схватят. Если ты идешь на дело с мыслью, что попадешься, у тебя ничего не получится. Я очень хорошо относилась к Этьену. Он, конечно, был не подарок, но зато с ним бывало весело.

— Мне очень жаль, — повторил он, чувствуя, что Саманта говорит искренне. Он страстно хотел ее, но, помимо этого, она все больше и больше нравилась ему как человек.

— Ты ни в чем не виноват. Этьен сам выбрал свой путь в жизни, впрочем, как и я. Он… — Она снова побледнела. — Мне надо позвонить. Черт! — Саманта бросилась к двери, но тут же вернулась и буквально опустилась перед ним на колени. — Мне нужен телефон, который не прослушивается, — проговорила она, и вид у нее при этом был очень и очень озабоченный. — Я не могу…

Ричард резко поднялся с места и протянул руку Саманте. Ему захотелось лишний раз дотронуться до нее, успокоить… И не важно, что она станет сопротивляться… и не важно, что он не знает, как ее утешить…

— Пойдем…

Саманта неожиданно сильно сжала его ладонь, но Ричард старался не думать об этом. Он привел девушку в свой кабинет, запер дверь и усадил ее за стол.

— У тебя могут быть неприятности из-за этого, — сказала она, опустив руки на столешницу из стекла и хрома.

— Ничего страшного. Третья линия. Это прямой телефон.

Сняв трубку, Саманта замерла, выжидательно поглядывая на Ричарда. Тот, в свою очередь, ждал, когда она попросит его уйти. Сам он этого делать не собирался. Саманта промолчала и быстро набрала семизначный номер. Ричард запомнил только первые две цифры, но понял, что это кто-то местный.

— Стоуни? — проговорила она с заметным облегчением в голосе. — Нет, все в порядке. Да помолчи ты. Как дела? — Она улыбнулась в ответ на какое-то замечание собеседника. — Хорошо. Хорошо. Пока.

— Что это было?

Повесив трубку, Саманта закрыла глаза.

— С ним все в порядке. За Стоуни я не беспокоилась, а насчет Этьена хотела все-таки уточнить.

— Я так полагаю, у нас назначена встреча?

Саманта отрицательно покачала головой:

— Не у нас, а у меня, ваше британское сиятельство. Есть одна животноводческая ферма недалеко от 95-й автотрассы, Баттерфлай-Уорлд. Отвези меня в город, а обратно я доберусь сама.

— Нет, я не выпущу тебя из поля зрения.

— Ты привлекаешь слишком много внимания. Тебя заметят, а значит, заметят и нас с моим парнем.

— Со Стоуни то бишь, — проговорил Ричард и изогнул бровь при виде изумленного выражения ее лица. — Ты сама назвала его по имени. Кроме того, мне известно, что полиция разыскивает Уолтера Барстоуна. Как видишь, я могу оказаться полезен.

— Повторяю: ты слишком бросаешься в глаза.

Мысль о том, чтобы пойти с Самантой, особенно когда она стала возражать, нравилась Ричарду все больше и больше. Она отправляется за информацией, и он желал присутствовать при этом. В противном случае ему не быть с ней на равных в этой игре и уж тем более не взять верх. Кроме того, имя Девора было ей явно знакомо.

— Ничего, я замаскируюсь.

— Точно, в Баттерфлай-Уорлде тебе дадут костюм.

— Да, и учти, что если ты покинешь поместье, то только вместе со мной.

Саманта провела рукой по лицу.

— Аддисон, я понимаю, что все это тебя забавляет. Воры, секретные коды, расследование. Но не забывай, что погибли двое человек, а твоя голова представляет слишком большую ценность, чтобы рисковать ею по пустякам.

Она явно мало знает о его жизни.

— Это касается меня точно так же, как и тебя, — спокойно проговорил Ричард. — Кроме того, если за Стоуни следят, то вас обоих арестуют. Хочешь ты этого или нет, но без меня тебе не справиться, дорогуша.

— Ты всегда добиваешься своего? — Саманта направилась к двери.

— Да.

Открыв дверь, она бросила на него взгляд через плечо:

— Отлично. Думаю, при виде тебя Стоуни наделает в штаны.

— Прекрасно, — парировал Ричард. Слава Богу, к ней вернулось чувство юмора. — Давай возьмем напитки и прогуляемся.

— Прогуляемся?

— Да, по территории поместья. Полиция не обнаружила никаких следов взлома, кроме твоих, но вдруг тебе повезет больше?

— Хорошо.

— Помнишь, я обещал показать тебе сад? — Ричарду было очень важно заставить девушку поверить в то, что он умеет держать слово. Если, конечно, она не захочет первая изменить правила игры.

— А я думала, к тебе должен приехать адвокатишка.

Черт, Ричард совсем забыл об этом.

— Уверен, он нас разыщет.

— Разумеется, — вздохнула Саманта.

Ричард попросил Рейнальдо принести новую банку из холодильника. Такую роскошь можно было позволить себе только дома или в лучших супермаркетах. Саманта так и сказала, а он только улыбнулся в ответ. Для богача он обладал недюжинным чувством юмора. Сегодня она в этом особенно нуждалась: Ричард помог ей вспомнить, что жизнь — это не только опасные ночные прогулки и мертвые друзья.

Еще вчера Саманта намеревалась изображать из себя глупенькую нимфетку, проникшую в дом благодаря счастливой случайности, но сегодня она с облегчением поняла, что притворяться не имеет смысла. Похоже, Ричарду она нравится такой, какая есть. Ее беспокоил только тот факт, что в компании этого мужчины она забывала обо всем на свете, а главное, о том, что оказалась в этом доме по делу. Она чувствовала себя растерянной, а для людей ее профессии это было равносильно провалу.

21
{"b":"109","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Отдел продаж по захвату рынка
Марта и фантастический дирижабль
НЛП. Большая книга эффективных техник
Изувер
Узнай меня
Созвездие Хаоса
Метро 2035: Питер. Война
Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу
Станция «Эвердил»