1
2
3
...
27
28
29
...
73

Сэм сердито воззрилась на друга:

— Ты принял заказ от третьего лица? Почему ты сразу не сказал?

— Потому что он предложил большие деньги и потому что ты бы отказалась, если бы узнала. Я знаю Шона О'Ханнона пятнадцать лет.

— Ты прав, я бы никогда не согласилась работать на этого человека. Господи, Стоуни, он же подлец. Выясни, кто сделал заказ ему.

Стоуни кивнул.

— Как мне с тобой связаться?

— Позвоните мне на сотовый, — сказал Аддисон, записывая номер на оборотной стороне билета. — Он не прослушивается.

— Ты не против, Сэм?

— Против, конечно, но это самый безопасный способ. Мы должны все выяснить, Стоуни, и чем раньше, тем лучше.

Стоуни с минуту молча смотрел на нее.

— Могу я поговорить с тобой с глазу на глаз, Сэм?

— Никаких секретов, — сквозь зубы процедил Аддисон.

— Давай. — Девушка высвободила руку. — Я сейчас вернусь.

— Саманта…

— Подожди здесь. — Медленно улыбнувшись, она прижалась губами к его уху и промурлыкала: — Рик.

Они со Стоуни прошли чуть дальше по тропинке, вившейся между кустами роз, а Ричард с обреченным видом уселся на свободную скамейку.

— Что с тобой, Сэм? — проворчал Стоуни, как только они оказались на достаточном расстоянии от Аддисона.

Притворяться времени не было.

— Полагаю, ты имеешь в виду богача. Сейчас это… необходимо.

Стоуни укоризненно покачал головой:

— Необходимо для чего? Для твоей безопасности? Погибли два человека, причем оба были связаны с камнем, с этим домом и с этим человеком.

— Знаю.

Нахмурившись, Стоуни взял ее за руку:

— Я ничего не понимаю, но доверяю тебе.

Саманта сжала его пальцы:

— Приятно слышать.

— Все пошло кувырком с самого начала, и это моя вина, но тебе не следует путаться с этим парнем.

— Что тебе известно? — спросила Саманта. — Только честно.

— Что-то пошло не так. О'Ханнон был в ужасе, когда я позвонил ему, а еще я не могу понять, на кой черт Этьену понадобилось закладывать бомбу.

— Вот это-то меня и беспокоит. Эта чертова каменная табличка пропала, и если не Этьен, значит, ее взял кто-то другой. Если узнаешь, что кто-то ее покупает или продает, дай мне знать.

— И ты будешь жить у мистера Аддисона до тех пор, пока не разгадаешь эту загадку?

— Не знаю.

— Сэм, я вижу, как он на тебя смотрит. Он не о твоих интересах печется. Этот человек привык получать все, что хочет, не думая о последствиях.

В этом девушка не была уверена, хотя сама мечтала о сексе с Аддисоном.

— Я буду осторожна, Стоуни. Умоляю, сделай все, что в твоих силах.

— Хорошо. Черт!

Он отвернулся, но Саманта схватила его за руку.

— И будь осторожен, ладно? — прошептала она. — Ты — это вся моя семья.

Стоуни ласково улыбнулся:

— Бедная девочка, мне так жаль тебя!

Саманта проводила Стоуни взглядом, а потом вернулась к Аддисону:

— Прогуляемся по саду?

— Я не люблю секреты, Саманта, — бесстрастным тоном проговорил он, даже не сделав попытки встать.

— Ты просто привык жить по-другому, — горячо возразила она. — И я в общем-то тоже. Я знаю Стоуни всю жизнь, и он волнуется за меня. — Откинув с лица прядь волос, она протянула Ричарду руку.

Он медленно протянул руку и сжал ее пальцы:

— Честно говоря, я тоже за тебя волнуюсь.

Глава 12

Суббота, 6 часов 15 минут вечера

Терпение не входило в число добродетелей Ричарда Аддисона. Ему нужны были ответы на вопросы. Саманта оставила магнитолу в покое, и теперь из динамиков лилась мягкая музыка Гайдна. Она не стала возражать, когда он опустил верх машины: не потому что устала, а потому что думала о других вещах.

Саманта постукивала пальцами по дверной ручке.

— Если я стану рассказывать тебе все, что, как мне кажется, будет тебе полезно, в твоих руках окажется не только моя свобода и безопасность, Рик.

Она назвала его Риком, а значит, стала понемногу доверять.

— Ты здесь для того, чтобы помочь мне.

— Вообще-то я здесь для того, чтобы ты помог мне, но свои обещания я тоже постараюсь выполнить.

— И чего ты хочешь? Чтобы я дал слово, что никакая информация не пойдет дальше меня? Этого я сделать не могу, Саманта. Во-первых, мне не нравится мысль о том, что вся моя коллекция находится под угрозой. Во-вто…

— Нет, — перебила она его, выпрямившись на сиденье. — Я здесь не из-за кражи, а из-за бомбы. — Саманта поджала губы, раздумывая, как бы сгладить конфликт. — Я предлагаю тебе сделку. Используй любую информацию, касающуюся Этьена Девора. Все остальное, что я тебе расскажу или что ты узнаешь по своим каналам, используй в целях самозащиты, но не передавай полиции.

— Никаких сделок.

— Тогда останови машину и выпусти меня.

— Нет.

Саманта нажала кнопку открывания окна.

— Отлично. Я могу и выпрыгнуть.

— Не делай глупостей. — Ричард закрыл окно и заблокировал кнопку.

Бросив на Ричарда сердитый взгляд, она отстегнула ремень и попыталась открыть дверцу.

— Ничего лучшего я тебе предложить не могу. Если не хочешь играть по моим правилам, то мы расстаемся. Прямо сейчас.

Сама мысль о том, чтобы убить человека ради овладения какой-то вещью, претила ей. Ричард почувствовал это еще во время их первой встречи и пока не нуждался в дополнительных подтверждениях. На его решение повлиял также тот факт, что он безумно хотел Саманту, равно как и то, что он ни на секунду не верил в искусную наигранность ее флирта.

— Пристегни ремень, живо!

— Это означает «да»?

— Да, в смысле, что я готов обсудить условия.

Саманта кивнула и заново пристегнулась.

— Это очень сложно.

«Она даже не представляет себе, насколько», — подумал Ричард.

— Я люблю трудности. Ладно, что скажешь: заедем на ужин в паб «У Руни» или я позвоню Хансу и попрошу приготовить нам что-нибудь итальянское?

— Как же ты это любишь! — заметила Саманта.

— Что именно?

— Предлагать людям выбор, чтобы у них создавалось впечатление, будто решения принимают они, тогда как в действительности ситуацию контролируешь ты.

Ричард улыбнулся:

— Ну, так как: ирландская кухня или итальянская?

— По-моему, паб «У Руни» не соответствует образу Джеймса Бонда.

— Я не Джеймс Бонд, и хватит увиливать.

— Уговорил, поехали в паб.

Саманта, как всегда, оказалась права. Она выбрала людное место, в котором приватный разговор уже не казался таким приватным. Ричард справедливо рассудил, что лучше будет начать прямо сейчас.

— Раз уж мы заговорили об Ирландии, расскажи мне об этом О'Ханноне, который нанял Уолтера Барстоуна, который нанял тебя.

— Он подлец.

— Это я уже слышал. Что еще тебе о нем известно? И пожалуйста, говори яснее.

На губах ее промелькнула улыбка.

— Он очень умный парень. Живет в Лондоне. Честно говоря, он вообще ни разу оттуда не выезжал, потому что боится летать, боится воды и замкнутого пространства. — Поерзав на сиденье, Саманта поджала одну ногу, оказавшись вполоборота к Ричарду. — Я не люблю работать с ним, потому что он вечно пытается урезать долю добытчика.

— Каким же образом?

— Он говорит тебе, что нашел покупателя, готового заплатить цену на пятьдесят или сто тысяч ниже рыночной, но это очень простая работа и все такое. Ты соглашаешься, а потом выясняется, что покупатель на самом деле собирался заплатить на пятьдесят или сто тысяч больше рыночной цены.

— И эта разница полностью идет ему в карман без выплаты процентов вору?

— Да.

Не отрывая глаз от дороги, Ричард покрепче сжал руль.

— Предположим, у него назревает выгодная сделка, которая, однако, может привлечь к себе нежелательное внимание со стороны прессы. Как ты считаешь, он способен подставить кого-нибудь, скажем, человека, с которым он редко имел дело и который вполне может заговорить и рассказать его подноготную?

Не дождавшись ответа, он взглянул на Саманту. Губы девушки были сжаты в тонкую линию, а зеленые глаза в темноте казались почти карими.

28
{"b":"109","o":1}