ЛитМир - Электронная Библиотека

Выругавшись себе под нос, Ричард запихнул троянскую каменную табличку обратно в сумку и развернулся. Кто бы мог подумать, что такие ценности могут вот так запросто обнаружиться в холщовом мешке! Саманта побелела, и на ее руках, лихорадочно сжимавших рюкзак, видна была каждая вена. Сам Ричард умудрился сохранить спокойное выражение лица исключительно благодаря долгим годам, проведенным в мире бизнеса.

— А, детектив Кастильо. Мы ведь должны были встретиться сегодня попозже в офисе у Доннера.

— Да, но я подумал, что здесь вам будет удобнее разговаривать. Кроме того, я имел счастье лицезреть, как вы ведете машину в возбужденном состоянии, и не хочу лишний раз подвергать мирное население опасности. — Проницательные темные глаза прошлись по одинаковым халатам, двум парам босых ног и соприкасающимся плечам Аддисона и Джеллико.

Ричард кивнул, сохраняя на лице спокойную и слегка недовольную улыбку. Он заметил направление взгляда Кастильо и понял, что теперь каждый их с Самантой поступок будет иметь последствия для другого. А учитывая, что лежало у нее в сумке, они оба по уши завязли в дерьме.

— Лучше всего нам будет перейти на кухню, детектив, — сказал он. — Надеюсь, вы не против.

— Вы чашечку кофе мне предложите?

— Разумеется.

Ничто из вещей Саманты не выдавало рода ее деятельности, но Кастильо и раньше сомневался в правдивости ее слов. Удивительно, но первым порывом Ричарда было встать на ее защиту, несмотря на эту злополучную табличку у нее в сумке. Проклятие! Ему захотелось хорошенько пнуть что-нибудь ногой, а вместо этого он просто вытащил из багажника холщовую сумку и чемодан.

— Вы дадите нам время одеться?

— Конечно, — пожал плечами детектив. — Могу помочь донести вещи.

— Нет, спасибо, мы сами справимся, — отозвалась Саманта, к которой вернулось все ее привычное хладнокровие, свойственное профессиональным ворам и обманщикам. — Я просто решила перевезти кое-какие… личные вещи, — добавила она.

— Да, я прочел в утренней газете о том, что вы встречаетесь. — Кастильо сделал шаг назад, чтобы увернуться от мешка, который Ричард закинул на плечо. — Вы, видимо, заявили об этом только вчера. Простите, мисс Джеллико, мою нескромность, — продолжил детектив, увязавшись следом за ними, — но откуда именно вы перевозите свои личные вещи? Я ввел ваши данные в компьютер, но адреса не обнаружил. Там даже нет номера ваших водительских прав.

Прекрасно. Это ко всему прочему и краденая машина. Ричард не знал, что делать: злиться на Саманту или на собственную глупость? А теперь еще он занимается сокрытием улик и скорее всего преступника только из-за того, что не может справиться с влечением к женщине, зарекомендовавшей себя как отъявленная лгунья.

— Я жила с другом, — поморщившись, проговорила Саманта. — Не обижайтесь, но с моей фамилией я постоянно страдаю от нападок копов, где бы я ни поселилась. Лучше уж совсем не иметь постоянной прописки.

— Вам следовало бы написать книгу об отце.

— Никто бы мне не поверил, — фыркнула Саманта. — Кроме того, он всегда требовал, чтобы я держалась в стороне от его дел.

— Несмотря на это, — улыбнулся детектив, — я уверен, вам есть что рассказать.

— Угостите меня как-нибудь пивом, и я поведаю вам все, что знаю.

— Заметано.

И как этой девушке удается с такой легкостью очаровывать людей?

— Я попрошу Ханса сварить вам кофе, детектив, — вмешался Ричард. — Подождете нас десять минут?

— Даже двадцать, — согласился Кастильо.

Войдя на кухню, Ричард распорядился насчет кофе и завтрака. Как только за ними закрылась дверь, он набросился на Саманту:

— Какого че…

Она поднялась на цыпочки и поцеловала его. В ее поцелуе не было страсти: к губам Ричарда прижались холодные и дрожащие губы. Тем не менее он замолчал.

— Не здесь, — прошептала она. — Помни об опасности. Черт!

— Пошли ко мне, — рявкнул он, схватил мешок и бросился вверх по лестнице. Он знал, что Саманта последует за ним: ведь у него в руках была каменная табличка.

Впустив девушку внутрь, Ричард захлопнул дверь.

— Почему ты врала мне? — заорал он, швырнув сумку на диван.

— Я не врала, — отозвалась Саманта, невольно поморщившись.

— Проклятие! Да я должен немедленно сдать тебя Кастильо! — Он яростно провел рукой по волосам, как будто хотел перейти к более активным действиям, нежели крик. Этот мужчина с холодным взглядом серых глаз владел доброй половиной мира, и Саманту угораздило навлечь на себя его гнев. Огромный злой британец метался по спальне, как голодный волк в поисках свежей плоти.

Пора показать коготки.

— Я не понимаю, что происходит, — отозвалась она, не желая сдавать позиции. — Я не клала туда эту чертову табличку.

— Я не идиот, Саманта, — повысил голос он.

— А я не вру. Кто-то…

— Ты хочешь сказать, что табличку кто-то подложил? Какую бы там игру ты ни затеяла, все кончено. Хватит с меня.

— Почему ты не проверишь Доннера? Он знает о тебе все. Ни у кого нет такого неограниченного доступа в твой дом и…

— Не уходи от темы! Это твоя сумка!

— Я этого не делала, Рик, — прошептала Саманта, не в силах сдерживаться. Она всю жизнь провела, балансируя на краю пропасти. Когда отца арестовали, она думала, что ее засосет порочный водоворот, но этого не случилось, она удержалась на ногах. А сейчас, впервые в жизни, она оступилась и полетела вниз. И не могла придумать, что бы такое сказать или соврать, чтобы выбраться. — Я этого не делала. Правда.

— Ты за этим сюда и пришла.

— Конечно. На этот счет я не врала. Но я не брала табличку. Если бы мне удалось ее украсть, я бы никогда не обратилась к тебе за помощью. И уж, конечно, не взяла бы ее с собой. Я не знаю, что происходит, но мне точно так же неприятно чувствовать себя дурой.

— Тогда каким образом табличка оказалась у тебя в сумке? — осведомился Ричард, извлекая пресловутый камень.

— Я не… — Саманта осеклась. Она не могла думать связно, потому что приходилось постоянно отвлекаться на Ричарда. — Дай-ка посмотреть, — спокойно проговорила она.

Ричард бросил на нее сердитый взгляд и сделал глубокий вдох, с трудом сдерживая гнев.

— Черта с два. Оденься. Я вызову Тома, пока Кастильо не сообразил, что к чему. — Он погрозил ей пальцем, нахмурился и сжал руку в кулак. — Черт тебя возьми, Саманта, какую игру ты затеяла?

Она покачала головой, от всей души надеясь, что он поверит ей:

— Никакую. Прентисс погиб, когда кто-то… скорее всего Этьен, украл табличку. А потом погиб Этьен. Думаю, это дело рук заказчика. Какой смысл ему было подбрасывать табличку мне в сумку, раз из-за нее уже погибли двое людей? Кто-то готов был пойти на убийство ради обладания ею. Причем на двойное.

Впервые с тех пор, как они вошли в комнату, Ричард отвел глаза от девушки и посмотрел на древний щербатый камень, который держал в руках.

— Действительно, никакого смысла, — наконец проговорил он. — Вся эта история бессмысленна от начала до конца.

— Для кого-то она имеет смысл. — Почувствовав, что опасность миновала, Саманта приблизилась к Ричарду. — И этот человек только что отказался от миллиона долларов ради того, чтобы обвинить меня в убийстве. Дай мне взглянуть на табличку, Ричард.

Он перевел взгляд с камня на телефон. Саманта понимала, о чем он думает: если сейчас он спустится вниз и расскажет обо всем Кастильо, их обоих арестуют. Если же он позвонит Доннеру, то сможет выпутаться сам, но подставит ее. Эта минута показалась девушке длиною в вечность. Наконец Ричард протянул ей табличку.

Саманта выдохнула.

— Спасибо, — проговорила она, еще не успев взять у него табличку.

— За что? — пробормотал Ричард.

— За то, что не… — По ее щеке неожиданно скатилась слеза. Саманта удивилась и поспешно стерла ее. Она никогда не плакала. Никогда. — За то, что дал мне еще один шанс разгадать эту загадку.

Ричард чувствовал себя так, словно только что с закрытыми глазами ступил в пропасть в слепой надежде почувствовать мостик под ногами. Рука девушки дрогнула, когда он вложил табличку ей в ладонь. Он впервые видел ее такой взволнованной.

34
{"b":"109","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Книга воды
Имперские кобры
И вдруг никого не стало
Корабль приговоренных
Омуты и отмели
По ту сторону
Яд персидской сирени
Мой звездный роман