ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как красиво, — прошептала она, поглаживая пальцами грубую поверхность, покрытую руническими символами, нанесенными писцом, который умер более трех тысяч лет назад.

Она с таким благоговением взирала на табличку! Именно ее взгляд, а не слова, убедил Ричарда в том, что она видит эту вещь впервые. Ему хотелось верить в ее невиновность. Но больше всего он боялся испытать то противное чувство разочарования, которое возникло у него в груди впервые три года назад, когда он застал Патрицию с Питером в постели, а во второй раз — при виде таблички в сумке девушки. Ричард пристально следил за Самантой, которая расхаживала по комнате, сжимая в руках табличку и поглаживая пальцами шершавые края.

— О чем ты думаешь? — поинтересовался он.

— Кто-то приложил немало усилий, чтобы свалить вину на меня, — медленно проговорила она. — Никто не знал, где моя машина. Никто, даже Стоуни с адвокатишкой.

Решив не комментировать ее предвзятое отношение к Тому, Ричард опустился на диван рядом с сумкой.

— А этот кто-то мог подбросить табличку еще до того, как ты положила сумки в машину?

Саманта покачала головой:

— Эта сумка лежала у меня под кроватью. Переехав от Стоуни, я два дня провела дома, пока ко мне не наведались копы.

— Надеюсь, ты понимаешь, что такими разговорами еще больше загоняешь себя в угол, — заметил Ричард, которого эта мысль почему-то успокаивала. Будь девушка виновна, она бы вмиг придумала себе оправдание. Она, как и он, любила ответы на вопросы и никогда за словом в карман не лезла.

— Зачем ты открыл сумку в гараже? — спросила Саманта. Ричард удивленно изогнул бровь:

— Ты что, собираешься обвинить меня?

— У тебя паранойя? — фыркнула Саманта. — Зачем ты открыл сумку? — повторила она, снова заметавшись по комнате.

— Вообще-то из нее торчал сверток, и я открыл сумку, чтобы запихнуть его… обратно. — Ричард вдруг нахмурился. — Ты бы не осмелилась так небрежно бросить сумку в машину. Ты бы обращалась со столь ценной вещью предельно осторожно, как сейчас, например.

— Получается, кто-то отчаянно желает убедить тебя в том, что табличку украла именно я. И это после того, как ее забрали буквально у меня из-под носа, — проговорила Саманта, подойдя к дивану и усевшись рядом с Ричардом.

— Получается, мишенью была ты, а не я и не мой персонал.

Она слегка побледнела.

— Кажется, я кому-то сильно насолила.

— Или кто-то вознамерился убрать тебя с дороги. Но зачем? Зачем сначала нанимать тебя, затем пытаться тебя убить и, наконец, после всего этого свалить на тебя вину?

— И главное, как они решились расстаться с табличкой?

— Если полиция найдет ее у тебя, они прекратят расследование.

Саманта кивнула.

— На месте Кастильо я бы купилась на эту уловку, — согласилась она, вертя в руках табличку. — Но… но что-то в этой ситуации меня смущает.

— Что именно?

— Я — или та таинственная женщина, личность которой нам как бы неизвестна, — по-прежнему остаюсь главной подозреваемой, так ведь? Получается, что, с табличкой или без нее, у меня все равно проблемы.

Ричард взглянул на часы:

— Пошли, а то Кастильо забеспокоится.

Взяв у Ричарда из рук тряпку, Саманта аккуратно сложила ее на кофейном столике рядом с табличкой.

— Что тебе известно о табличке?

— У меня в офисе имеются страховые документы и фотографии, а что?

— Могу я взглянуть на них, пока ты одеваешься?

— Дверь закрыта.

Поднявшись на ноги, она улыбнулась Ричарду, хотя взгляд ее оставался по-прежнему обеспокоенным.

— Для меня это не проблема.

Стоило ей направиться к двери, как Ричард немедленно вскочил с дивана:

— Саманта, я…

Она развернулась и подошла к нему.

— Лучше молчи, чтобы не навлечь на себя неприятности, Рик. Похоже, каждый раз, когда ты пытаешься помочь мне, ты все глубже увязаешь в дерьме. — Сделав глубокий вдох, она взялась за пояс его халата. — Но… но если тебе придется отвечать на вопросы Кастильо, ты хоть крикни, чтобы я успела сделать ноги, хорошо?

Что бы ни случилось, Ричард твердо решил ничего не говорить Кастильо. Во всяком случае, пока. И причина этому была крайне проста: он не был готов расстаться с Самантой Джеллико. Ричард заправил ей за ухо каштановый локон.

— Если я и сдам тебя Кастильо, то только после того, как буду полностью уверен в том, что преступница ты. Разумеется, в этом случае я тебя предупреждать не стану.

— Справедливо.

Ричард поцеловал девушку и неохотно отпустил ее. Они уже перешли тот рубеж, после которого он не мог расстаться с ней. Черт, да он сам заявил во всеуслышание, что они встречаются. Кроме того, Ричард прекрасно понимал, что их с Самантой отношения давно перестали быть чисто деловыми. Ему и раньше случалось иметь партнеров по бизнесу, но никто никогда не выводил его из себя так, как это сделала сегодня утром Саманта.

Судя по тому, как развиваются события, если девушка врет ему, им обоим придется несладко.

Насколько было известно Саманте, как только след начинал запутываться, какая-то его часть в то же время становилась предельно проста. Она не стала делиться с Риком своей догадкой, желая вначале удостовериться в ее справедливости. Внутренний голос, однако, твердил девушке, что человек, подложивший табличку, имеет свободный доступ в поместье, а значит, это не может быть кто-то извне. Конечно, это не помогало разгадать загадку с бомбой, но зато теперь Саманта точно знала, что подозревать следует всех и каждого в этом доме.

Сэм открыла дверь в кабинет Рика при помощи скрепки, на всякий случай сделав вид, что это ключ. Несмотря на то что Рик разрешил ей копаться у себя в столе, Саманте почему-то было очень трудно решиться, хотя обычно никаких угрызений совести она не испытывала. Аддисон явно имел на нее особое влияние.

Фотографии таблички с подробной историей ее странствий по частным коллекциям находились в папке с особым номером, который, как подозревала Саманта, обозначал ее место в обширной коллекции антиквариата Рика. Остаться в кабинете и просмотреть документы на месте показалось Саманте неудобным, как будто она снова была в положении воровки, поэтому она прямиком направилась в личные апартаменты хозяина дома. Там она почувствовала себя в относительной безопасности.

Безопасность. До вчерашней ночи она не понимала, насколько это слово не увязывалось с ее образом жизни. До вчерашней ночи она никогда не могла полностью расслабиться, снять оборону и почувствовать себя счастливой. Кстати сказать, ощущение безопасности было мощным афродизиаком, почти таким же сильным, как обаяние Ричарда Аддисона.

— Опасность, Уилл Робинсон, опасность, опасность, — пробормотала она, положив папку рядом с табличкой и открыв сумку в поисках смены одежды.

Ситуация с каждым часом становилась все опаснее, и не только потому, что люди погибали, а по дому и вокруг него разгуливали полицейские. Когда сегодня утром она проследила за взглядом Рика и увидела в багажнике каменную табличку, первая ее мысль была далеко не о собственной безопасности. Она испугалась, что Ричард не поверит в ее непричастность. По идее ей следовало в первую очередь беспокоиться о себе. Таков закон жизни.

Вместо того чтобы заняться осмотром таблички, Саманта направилась в ванную, во второй раз за сегодняшнее утро нарушив воровское правило номер один. Ей надо было хорошенько обо всем подумать, а душ как нельзя лучше подходил для подобных целей. Кроме того, ей не хотелось прикасаться к табличке в отсутствие Рика. Сейчас она еще больше нуждалась в его защите, но, самое главное, она хотела, чтобы Рик доверял ей, что, разумеется, было глупо в подобных обстоятельствах. Да на его месте она бы арестовала себя еще полчаса назад!

Когда Саманта вышла из ванной, в голове у нее оформился список подозреваемых, но ей необходимо было, чтобы Рик точно сказал, кто мог быть в поместье одновременно в ночь взрыва и вчера вечером или сегодня утром. Кроме того, ей хотелось взглянуть на сегодняшнюю газету и удостовериться, действительно ли ее имя и фотография оказались на первой полосе, как утверждал Кастильо. Господи, этого еще не хватало!

35
{"b":"109","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Озил. Автобиография
Половинка
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Моцарт в джунглях
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
Демоническая академия Рейвана
Павел Кашин. По волшебной реке
Ты должна была знать