1
2
3
...
39
40
41
...
73

— Нет, ключ к разгадке где-то здесь, — покачала головой Саманта. — И теперь я точно хочу докопаться до истины. Видимо, убить хотят действительно меня.

К дому подъехала машина Кастильо. Саманта напряглась, но Рик не отпустил ее.

— Доверься мне, — прошептал он, — я не дам тебя в обиду.

— Я не тебя боюсь, Рик. Не забывай, что табличка лежит у меня в сумке, в моей спальне, где сейчас находятся двадцать копов.

— Нелегкое выдалось утро? — сказал Кастильо, остановившись на крыльце рядом с ними. — С вами все в порядке?

— Как видите, никто не взлетел на воздух, — съязвила Саманта.

— Уже хорошо, — отозвался детектив и начал подниматься по лестнице. — Мистер Аддисон, мисс Джеллико, оставайтесь здесь. Пойду взгляну, что там творится.

Ричард был рад отделаться от него. Ему нужно было время, чтобы решить, какую информацию скрыть и насколько далеко зайти в своей лжи, чтобы защитить Саманту от полиции, от убийцы и, главное, от нее самой.

Глава 16

Воскресенье, 1 час 30 минут пополудни

— Мне надо позвонить Тому, — сказал Ричард, но с места не сдвинулся.

Саманта стерла с лица непрошеные слезы. Во всем виноват адреналин: ее до сих пор трясло от переизбытка энергии. Он привыкла ко всякого рода потрясениям, но ощущения, которые она испытала, держа в руках готовую разорваться гранату, не шли ни в какое сравнение с легким возбуждением, испытываемым каждый раз после удачно завершенной операции.

— Что именно ты планируешь рассказать Кастильо? — поинтересовалась она, преисполнившись чувством благодарности к Ричарду, который сделал вид, что не заметил ее глупых слез.

— Достаточно для того, чтобы выяснить наконец, кто ставит бомбы в моем доме. — Нахмурившись, он достал из кармана сотовый телефон.

— Он скажет, что это я.

— Вот поэтому-то я и звоню Тому. Даже если Кастильо арестует тебя, мы освободим тебя под залог через час.

Саманту охватил внезапный страх, и она резко вскочила на ноги:

— Нет, я не…

— Саманта, успокойся. Я не позволю…

Она сделала еще один шаг назад, ловко увернувшись от его руки.

— Это не твое дело. Я не собираюсь идти в тюрьму только для того, чтобы ты мог надеть сияющие доспехи и спасти меня. Нет уж.

Рик поднялся на ноги.

— Не лучше ли будет раз и навсегда снять с тебя все обвинения? В противном случае люди Кастильо будут преследовать тебя всю жизнь.

Он понятия не имел, на что похожа ее жизнь.

— Я привыкла прятаться, а обвинения с меня снять невозможно, — прошипела Саманта, задрожав всем телом. Она боялась, что не выдержит и сорвется. Обычно она умела держать себя в руках. И не собиралась распускать нюни даже в том случае, когда одни пытались убить ее, а другие — люди, которым она вроде бы начала доверять, — предлагали ей сесть в тюрьму. — Если я сяду, то не выйду уже никогда.

— Успокойся. — Ричард говорил ровным и спокойным голосом, как будто боялся, что она вдруг бросится бежать. Саманте и в самом деле хотелось это сделать. Более того, она уже отыскала глазами выход. — Все будет хорошо. Не волнуйся. Ты никуда не поедешь. Сядь и дай мне позвонить Доннеру.

— Я не буду волноваться, — повторила Саманта, — только явно в другом месте.

— Тебя пытались убить, — резко проговорил Рик. — Я не позволю тебе скрыться.

— Тогда иди следом за мной, — отозвалась Саманта и резко развернулась на каблуках. — Я хочу прогуляться.

Она услышала за спиной низкий стон Рика, а потом его шаги по гравию. Он действительно шел следом. Почувствовав себя на удивление спокойно, она направилась к пруду.

Кастильо выглянул из окна террасы. В комнате мисс Джеллико взрывных устройств больше обнаружено не было. Ее уже не должно было быть в живых. Саперы сказали, что либо она сама все подстроила, либо у нее просто фантастически быстрая реакция. Судя по тому, что в течение последних дней следователю удалось узнать о ее отце, а также о кражах, которые ему приписывались, второй вариант казался более правдоподобным.

На подъездной аллее Аддисон с Джеллико яростно спорили о чем-то, скорее всего о том, какой информацией следует поделиться с ним. Если бы подобное произошло в любом другом доме, он бы немедленно забрал их обоих в участок для допроса. Однако, проработав двадцать лет в Палм-Бич, он знал, что такое круговая порука, которая вступала в действие в тех случаях, когда дело касалось столь влиятельных особ, как Ричард Аддисон: миллионер знал губернатора, губернатор знал комиссара, комиссар знал капитана, капитан знал руководителя следственного отдела, ну и последний, как водится, знал Кастильо.

В то же время Кастильо готов был поспорить на свой полицейский значок, что Саманта Джеллико — это и есть та женщина, которую Аддисон видел в ночь ограбления и которая, как он утверждал, спасла ему жизнь. Ему было также очевидно, что Саманта не одна принимала участие в этом деле. В морге хранилось еще одно тело. Этьен Девор, правда, не сказал ничего, кроме того, что в него дважды стреляли, а затем сбросили в океан.

Руководитель следственного отдела ясно дал понять, что хочет свалить вину за взрыв и последующую смерть Прентисса на Девора. Это позволит закрыть дело о взрыве в Солано-Дорадо и отделаться от Ричарда Аддисона и компании. Но Кастильо терпеть не мог неразгаданные загадки. Речь явно шла не просто об украденной табличке, и детективу во что бы то ни стало хотелось выяснить, что именно произошло в ту ночь и почему.

Начальник саперов снабдил его подробным описанием устройства гранаты и объяснил, каким образом Саманте Джеллико удалось остаться в живых. Вооруженный этими сведениями, он решил прогуляться до пруда.

— Адвокатишка уже, как я понимаю, мчится сюда? — Саманта присела на прохладную траву на берегу пруда, упорно не глядя на Ричарда и делая вид, что ее безумно интересует сидящая рядом с ней на камне лягушка.

Ричард ходил по берегу взад и вперед, слишком взволнованный для того, чтобы сесть. Подумать только, в его доме находится человек, который подложил гранаты! Саманта обвинила его в желании сыграть для нее роль рыцаря в сверкающих доспехах и, надо сказать, попала не в бровь, а в глаз.

— Да, и он везет с собой список всех, кто у меня работает.

— Отлично. Уверена, он жутко разозлился.

— Ага.

— Он считает меня виновной во всех твоих бедах.

— Он считает, что с тобой опасно иметь дело. А тот факт, что ты постоянно ему противоречишь, только подливает масла в огонь.

— Да, но так я чувствую себя увереннее, что немаловажно.

— И прекрати называть его адвокатишкой. Он, между прочим, закончил Йель и был лучшим в своем выпуске.

Ричард наконец решил, что такое большое количество полицейских помешает злоумышленнику возобновить свои попытки убить Саманту, и уселся рядом с ней, тем более что ему очень хотелось обнять девушку. Лягушка взглянула на него и прыгнула в пруд.

— Ты ее напугал, — сказала Саманта и чуть придвинулась к Ричарду. — Почему Доннер считает меня опасной?

У Ричарда сложилось впечатление, что такое отношение ей даже льстит.

— По словам Тома, у тебя слишком много секретов, ты не можешь толком объяснить, почему ведешь такой образ жизни, но, самое главное, ты компрометируешь меня.

— А что думает по этому поводу Ричард Аддисон?

— А он в общем-то не знает, что с тобой делать, но ты вызываешь в нем неподдельный интерес и заставляешь совершать поступки, о которых он раньше и помыслить не мог.

— Например, лгать полиции?

— Именно. — Честно говоря, Ричард уже имел за собой такой грешок, правда, тогда речь шла не о столь серьезном деле. Увидев на тропинке Кастильо, он поспешно выкинул из головы эту мысль. — Здравствуйте, детектив.

— Называйте меня Фрэнк, — сказал Кастильо, опустившись на камень, где до него сидела лягушка. — В комнате больше ничего нет. Саперы прочесывают дом. Пара моих ребят допрашивает людей, но пока ничего выяснить не удалось. Вы правильно сделали, что собрали всех вместе. — Детектив подался вперед, пристально всматриваясь в воду. — У вас тут рыба водится?

40
{"b":"109","o":1}