ЛитМир - Электронная Библиотека

— Карпы, — отозвался Ричард, — только сейчас они прячутся под камнями и под листьями лилий.

— Прямо как наш взрыватель, — заметил Фрэнк, сунув руку в карман. — Карпы любят семечки подсолнуха?

— Скорее всего они все помрут от несварения желудка, но, впрочем, какая разница? Мы зато сможем их выманить.

Кастильо бросил в воду несколько семечек.

— У нас тут возникла небольшая проблема, — спокойно проговорил Кастильо. — О, глядите-ка, вот и они. — Он бросил в воду очередную порцию семечек и принялся наблюдать за тем, как большие яркие рыбины набросились на корм.

— Проблема? — переспросил Ричард, отметив про себя, что Саманта отодвинулась от следователя как можно дальше. Она сохраняла приветливое выражение лица, но на разговоры сегодня явно была не настроена.

— Да, дело в том, что я собрал все кусочки головоломки, но целостной картины все равно не получается. Например, я готов был побиться об заклад, что Девор, тот парень, о котором я спрашивал у вас утром, проник в дом, украл табличку и заложил бомбу. Но он умер, а значит, не мог подложить сегодняшние гранаты. Кроме того, он совсем не подходит под описание той женщины, которая, как вы говорите, спасла вам жизнь.

Украдкой бросив взгляд на непроницаемое лицо Саманты, Ричард сделал глубокий вдох.

— А что, если я ошибся насчет той женщины, Фрэнк, и она была в доме по моему приглашению?

— Ну, это даст возможность свалить вину на Девора, но, правда, не объяснит, откуда взялись гранаты.

— Это сделали разные люди, — резко проговорила Саманта, сорвав травинку и по-прежнему не отрывая глаз от водной глади.

— То же самое говорят и саперы, — тем же спокойным тоном продолжал Кастильо, продолжая кидать в воду семечки. — Они утверждают, что первую бомбу заложил профессионал, а вторую — любитель, пытавшийся скопировать его стиль.

Саманта кивнула:

— Взрывное устройство установить намного сложнее, чем простую гранату. Кроме того, необходимо было заранее удалить чеку, чтобы от малейшего контакта с проводом произошел взрыв. Тогда остановить его не было бы никаких шансов. Хотя у жертвы все равно было бы четыре или пять секунд на то, чтобы убежать.

Ричард на секунду закрыл глаза. Как она может так спокойно рассуждать о недостатках взрывного механизма, который чуть не убил ее полчаса назад? Снова открыв глаза, он перевел взгляд с Кастильо на девушку.

— А что, если я скажу, что сегодня утром мы обнаружили подделку таблички, а одна из видеокамер была выведена из строя тем же способом, что и в ночь ограбления?

— Что? — Кастильо вскочил было на ноги, но потом передумал и с видимым усилием сел на место. — В любом случае я хочу просмотреть пленку. — Он откашлялся. — Также мне хотелось бы определить время, в которое могли быть заложены гранаты. Во сколько вы сегодня утром вышли из комнаты, мисс Джеллико?

— Она провела ночь в другом месте, — ответил за нее Ричард. — Я лично считаю, что гранаты могли быть установлены в течение последних двадцати четырех часов.

— Нет, — тихо проговорила Саманта.

— Почему? — разом спросили мужчины.

Девушка сделала глубокий вдох. Она так не хотела ни о чем рассказывать, что Ричарду даже стало на какой-то момент смешно.

— Утром обо мне появилась заметка в газете, — она посмотрела на Ричарда, — в которой сообщалось, что я консультант по охране предметов искусства. Это была моя ошибка.

— Что сделано, то сделано. — Ричард накрыл руку девушки своей, но быстро опомнился и убрал. Он теперь знал, как нужно вести себя с Самантой: своей хитростью и изворотливостью она скорее напоминала тигровую акулу, нежели робкую гурами. Он хотел ее, но в процессе завоевания этой женщины не желал растратить все свое оружие.

— Я не люблю… обвинять людей, не имея доказательств, — с еще большей неохотой проговорила она, — поэтому я просто сообщаю вам информацию. Данте Партино сегодня утром поздравил меня с поступлением на новую должность и дал понять, что знает о моем музейном прошлом.

— Что? Это см…

— Он вам угрожал? — перебил его Кастильо, обращаясь к девушке.

Она поморщилась:

— Послушайте, я не собираюсь…

— Саманта, — решительно вмешался Ричард, — он тебе угрожал?

— Нет, — ответила она и нахмурилась. — Он сказал, что я здесь долго не задержусь. И… черт, он еще сказал, что знает, где я провела ночь.

— Проклятие! — Ричард вскочил на ноги.

— Подождите минутку, мистер Аддисон, — сказал Кастильо, встав и перегородив ему дорогу к дому. — Вы абсолютно уверены в том, что именно сказал вам Партино, мисс Джеллико?

Саманта тоже встала, чувствуя себя неуютно под взглядами двух мужчин.

— Называйте меня Сэм, — вздохнула она. — Да, я уверена, у меня фотографическая память.

Кастильо снова стал рыться в кармане, только на сей раз извлек оттуда рацию.

— Мендес, разыщи Данте Партино. Будь повежливее, но не выпускай его из виду.

— Есть, сэр, — раздался в трубке женский голос.

Фотографическая память. Вот почему она так быстро сообразила, что им подкинули фальшивку. Она где-то видела фотографии оригинала раньше. Это также объясняло, почему она прикасалась практически ко всему, что видела: у девушки была сильно развита осязательная память. Это-то Ричард успел почувствовать на собственном опыте.

— Вы не можете арестовать его на основе моих слов! — воскликнула Саманта, сделав шаг назад.

— Нет, но я могу задать ему несколько вопросов, основываясь на полученной от вас информации, — с неожиданным участием в голосе проговорил детектив.

Похоже, у Саманты Джеллико появился новый поклонник. Разумеется, ей не помешает заручиться поддержкой полицейского. В то же время хитрая, расчетливая женщина, неохотно выдающая информацию, чтобы обвинить другого человека, очень напоминала по стилю своего отца.

— Я хочу присутствовать при этом, — заявил Ричард.

— Да, я так и подумал. Только сначала я бы хотел просмотреть видеозаписи.

— Ну конечно, — пробормотала Саманта, настроение которой постепенно ухудшалось.

Ричард не сдержал улыбки.

— Не волнуйся, — прошептал он ей на ухо, — сплочение перед лицом опасности помогает закалить характер.

— Скажи это кому-нибудь другому.

— Я предпочитаю говорить с тобой, только желательно в более интимной обстановке.

Она придвинулась ближе.

— Только, чур, место выбираю я, — выдохнула Саманта. Господи, эта девушка опьяняла его!

— Договорились.

— Когда Кастильо посмотрит пленку, тебе придется признаться, что мы обнаружили табличку в моей сумке и скрыли это от него, — продолжала она.

Ричард мигом протрезвел.

— Я дал тебе слово, — прошептал он, — и намерен сдержать его.

Саманта ничего не ответила, а просто вложила руку в его ладонь. Он молча сжал пальцы. Черт, ситуация осложнялась. Не хватало еще, чтобы один из его доверенных лиц подпал под подозрение в убийстве. Странное дело: ему почему-то легче было поверить в виновность Партино, нежели Саманты.

В этот момент у него зазвонил сотовый телефон.

— Аддисон, — сказал он в трубку.

— Рик, скажи полицейским, чтобы они открыли эти чертовы ворота, — раздался недовольный голос Доннера.

Ричард опустил телефон.

— Фрэнк, пропусти, пожалуйста, Тома Доннера.

Кастильо недовольно поморщился:

— Мы тут с вами так мило общались. Хотите, чтобы адвокат все испортил?

— Полностью с вами согласна, — улыбнулась Саманта. Чудесно: теперь воры и полицейские прониклись взаимной симпатией.

— Да, я считаю, что его присутствие необходимо, — проговорил Ричард. — Кроме того, он привез кое-какие данные, которые могут нам пригодиться.

— Хорошо. — Фрэнк поднес к губам рацию и отдал приказ. Ричард прижал к уху телефон, прислушиваясь к тому, как Доннер ожесточенно спорит с охранниками у ворот.

— Том? Подожди секунду. Тебя сейчас пропустят.

— Выскочка, — пробормотала Саманта. Ричард притянул ее ближе к себе.

— Не ссорься с Томом, — тихо проговорил он, — он очень скоро может нам понадобиться.

41
{"b":"109","o":1}