ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет! Я ничего такого не делал! Это она! Я ничего не брал! У нее подделка!

Ричард быстро обошел вокруг стола и схватил Партино за галстук.

— Какая подделка? — рявкнул он.

Партино побледнел. Он сглотнул и закрыл рот.

— Я хочу видеть адвоката, — проговорил он и не уставал повторять эти слова до тех пор, пока в комнате не появился офицер с наручниками.

Когда менеджер — вернее, бывший менеджер — по предметам искусства вышел за дверь, Кастильо вновь перевел взгляд на Ричарда.

— Мне нужна подделка, — сказал он.

— Я принесу.

— Я пойду с вами. Порча улик и все такое, понимаете ли.

Они вышли из комнаты, но перед этим Ричард бросил предупреждающие взгляды на Саманту и Доннера. Обстановка в кабинете накалилась, и он не желал, вернувшись, увидеть одного из них в крови.

— Знаете, а ведь Партино прав насчет Джеллико, — доверительно проговорил Кастильо.

С минуту Ричард хранил молчание.

— У вас имеются доказательства? — спросил он наконец.

— Нет. Если бы имелись, она давно уже была бы в тюрьме.

— В этой стране существует презумпция невиновности, — сказал Ричард. — По-моему, вы, янки, твердо ее придерживаетесь.

— Да, но вас, как я погляжу, мое заявление не удивило. — Кастильо искоса взглянула на Рика. — Впрочем, так я и думал.

— Насколько мне известно, она не сделала ничего плохого. В тюрьме сидел ее отец, а не она сама.

Кастильо вздохнул.

— Она, конечно, куколка, но на вашем месте, мистер Аддисон, я бы держал руку на кошельке. Она весьма скользкая штучка. Черт, я ловлю воров вот уже двадцать лет, но мне все равно хочется подразнить ее.

— А мне нет.

— Вот-вот, поэтому, если я что-то раскопаю, она сядет в тюрьму.

— Вы ничего не раскопаете. — Рик не был так уж уверен в своих словах, но он надеялся на ум и изобретательность Саманты. Кастильо ничего не найдет — здесь, во всяком случае.

Оказавшись в комнате Саманты, где после визита саперов царил страшный беспорядок, он взял с дивана рюкзак и вытащил оттуда сверток с фальшивой табличкой.

— Держите.

— И вы, конечно, обнаружили это среди ее вещей в багажнике вашей машины?

— Да.

— Сегодня утром.

— Да.

— Тогда почему вы ничего не сказали мне в гараже?

— Мы находились под впечатлением, — очаровательно улыбнулся Ричард.

Кивнув, Кастильо развернул сверток, оглядел табличку и снова завернул.

— Ладно, я отдам ее эксперту, чтобы он подтвердил наличие подделки. Я думаю, Партино сегодня утром увидел вашу с Сэм фотографию в газете и решил, что должен укрепить свое пошатнувшееся служебное положение. Он подбросил фальшивую табличку, чтобы полиция прекратила поиски настоящей, а потом заложил гранаты, чтобы никому в голову не пришло проверить подлинность таблички.

— Согласен.

— Да, но доказать это будет сложно. Мне нужно знать, зачем он сделал подделку, где он взял гранаты и где оригинал.

Эти же три вопроса мучили и Ричарда. Какой смысл воровать табличку и прятать подделку, когда ее можно было бы подложить вместо настоящей и таким образом скрыть факт похищения? Или, если принять версию Саманты о том, что табличку забрал ее друг Девор, зачем Партино вообще понадобилось изготавливать подделку? И зачем была заложена первая бомба?

Проклятие, куда ни глянь — одни сплошные вопросы, и ни одного ответа. И несмотря на то что Данте арестовали, Рик чувствовал, что это еще далеко не конец истории. Проводив Кастильо до двери, он вернулся в кабинет.

— Где Саманта? — осведомился он, войдя в комнату. Доннер в одиночестве сидел за столом для переговоров и листал газету.

— Она сказала, что проголодалась, и пошла на кухню.

— Молодец, — отозвался Ричард, вспомнив, что со вчерашнего дня они так ничего и не поели. — Хочешь бутерброд?

— Нет. — Доннер перевернул очередную страницу. Устало поморщившись, Рик опустился на стул.

— Что ты обо всем этом думаешь?

— Тебе это неинтересно, Рик.

— О Боже, Том! Знаешь, как там на свадьбах говорится: «Пусть скажет сейчас или не говорит никогда».

— Ладно. — Адвокат отложил газету. — Во-первых, ты спишь с известной воровкой. Во-вторых, если бы табличка, которую ты нашел в багажнике, оказалась подлинной, тебя бы арестовали за обман страховой компании. В-третьих, ты отправил Данте в тюрьму и глазом не моргнув. В-четвертых, я не верю, что можно пойти на два — вернее, почти три — убийства ради одной троянской таблички. Отсюда вытекает пятое и последнее: ради чего можно пойти на тройное убийство?

— Данте как-то с этим связан.

— Настолько, чтобы сесть в тюрьму? Черт, ты знаешь Данте уже десять лет, и ты отправил его в тюрьму по наговору человека, с которым знаком меньше недели и которого ты застукал при попытке взломать твою дверь!

Неужели с тех пор прошло меньше недели? Он никогда не страдал от недостатка решительности, но на этот раз все произошло слишком уж быстро!

— Если Данте невиновен, я найму для его защиты адвоката из твоей конторы. Но если честно, Том, кого ты больше подозреваешь во лжи?

Доннер посмотрел на Рика долгим взглядом, затем встал и достал из холодильника бутылку воды.

— Черт! Между нами говоря, я считаю, что если бы Джеллико сделала это, ее бы здесь не было. И она не стала бы сваливать вину на другого.

— Ого, вот это признание! — Несмотря на шутливый тон, в глубине души Ричард был искренне благодарен Тому. Интересно, что бы сказал Доннер, узнай он о том, какие подозрения на его счет питает девушка?

— Да уж. — Сделав глоток воды, адвокат направился к двери. — Мне надо удостовериться, что у Данте надежная защита. В конце концов, мы от этого только выиграем. Должен же кто-то поддерживать твою популярность в прессе.

Ричард спустился вниз следом за ним.

— Я не буду комментировать твои действия, но если Данте виновен, то для него же надежнее будет сидеть в тюрьме.

У выхода Доннер снова остановился:

— Ладно, последний вопрос.

— Какой?

— У вас с Джеллико серьезно?

— Не знаю. — Какая-то часть Рика вообще не желала задумываться об этом. Саманта была рядом, и он просто наслаждался ее обществом. Как верно подметил Том, они были знакомы меньше недели. Ему потребуется куда больше времени, чтобы определиться, а главное, чтобы определить ее намерения.

— Плохо, — протянул Том и театрально закатил глаза. — Почему бы вам двоим не заглянуть к нам сегодня на ужин?

Ричард не удержался от улыбки.

— Ты шутишь?

— Нет, я просто рассказал о ней Кейт — ничего такого, ты не подумай, — и она пригласила вас на ужин. Будет цыпленок с пармезаном. Около семи.

— Отличная мысль, приедем обязательно.

Глава 18

Воскресенье, 3 часа 21 минута пополудни

Саманта наблюдала за тем, как Ханс мастерски снимает корочку с хлеба, предназначенного для сандвича с огурцом.

— Вы художник, — сказала она, положив локти на стол. Высокий швед бросил взгляд в ее сторону:

— Это всего лишь сандвич, мисс.

— Называйте меня Сэм. Вы правы, это, конечно, простой сандвич, но я привыкла все делать в спешке. — Очень часто она вообще забывала поесть до тех пор, пока желудок сам не напоминал ей о необходимости приема пищи. Кстати, именно это больше всего озадачивало и притягивало ее к Рику: в его обществе она могла просто сидеть и смотреть, как он жарит стейки, или как его именитый повар готовит для нее сандвич, а потом просто наслаждаться результатом. — Готовка так… успокаивает, вам не кажется?

Ханс улыбнулся.

— Я думаю, вы тоже художница. — Он поставил перед девушкой фарфоровую тарелку и достал из холодильника банку диетической колы. — Большинство гостей мистера Аддисона не знают, где находится кухня, и уж, конечно, не обращают внимания на то, как у них срезана корочка с хлеба.

— Это их проблемы. Настоящая красота в мелочах, Ханс.

Забрав тарелку с ленчем, девушка пошла наверх. Было бы, конечно, здорово немного позлить Доннера, усевшись с едой у него под носом, но ей необходимо поразмыслить, поэтому она направилась в библиотеку. Она располагалась над кабинетом Рика в другом крыле дома. Ханс сказал, что по дороге можно увидеть немало интересных вещей.

44
{"b":"109","o":1}