ЛитМир - Электронная Библиотека

Саманта не знала, сам ли Рик подбирает экспонаты для своей коллекции или поручает это специалистам вроде Партино, но представшая ее глазам смесь стилей и веков показалась ей одновременно необычной и завораживающей. Она могла только воображать, какие еще сокровища хранятся в других его домах. Жаль, конечно, что она ничего этого не увидит, потому что единственный способ попасть в его дом — это украсть что-нибудь, а Сэм твердо решила никогда больше ничего не воровать у Рика Аддисона.

В одном из коридоров стены были выложены красной, синей и желтой римской напольной мозаикой. Она осторожно провела рукой по изящной керамике, ужаснувшись при мысли о том, что римляне ходили по этому четыре тысячи лет назад. Тут же под стеклом хранились римские монеты, за ними располагался стенд с римскими копьями и шлемами.

Интересно, почему в коллекции Рика так много предметов, принадлежавших воинам: рыцарям, центурионам, самураям, конкистадорам? В мире бизнеса Рик тоже был своего рода завоевателем, и если судить по количеству и качеству его трофеев, то его вполне можно было назвать Александром Македонским или Чингисханом двадцать первого века.

Сэм вошла в библиотеку.

— Господи! — пробормотала она.

Одна стена была сделана полностью из стекла. Остальные три были уставлены книгами, а посередине комнаты на небольшом расстоянии друг от друга располагались книжные полки. Сбоку стоял огромный письменный стол, и, разумеется, по краям полок красовались античные бюсты греческих богов. Будь она в воровском настроении, у нее дух захватило бы при виде такого изобилия. Даже сейчас у нее волосы на голове встали дыбом.

Поставив тарелку на стол, она пошла побродить по комнате. Книги на полках произвели на нее даже большее впечатление, чем бюсты. За стеклянными дверцами стояли первые издания сотен книг, от Твена до Стокера, и даже первое издание «Бури» Шекспира.

Через несколько минут она поняла систему расположения томов и разыскала книгу по греческим древностям. История трех троянских каменных табличек была вполне пристойной, во всяком случае, в течение последних трех столетий, и благодаря тому, что их сохранилось всего три, многие историки и исследователи не раз их фотографировали. Эти таблички считались одним из немногочисленных письменных памятников древней Трои, хотя их происхождение до сих пор оспаривалось. В любом случае это были очень древние и баснословно дорогие экспонаты.

Учитывая то, что одна исчезла, цена двух оставшихся в Гамбурге и Стамбуле соответственно должна будет подняться в несколько раз. Пришло время выяснить, где именно они находятся, а потом и избавить нынешних владельцев от такой головной боли.

— Не знаю, что ты сказала моему повару, — раздался с порога голос Рика, — но сейчас он готовит какой-то десерт в твою честь.

Она улыбнулась:

— Надеюсь, это не желе «Джеллико».

— Как тебе удалось его очаровать?

— Я просто попросила сделать мне сандвич, — отозвалась она, слизав с пальца майонез и перевернув страницу, — и похвалила его кулинарные способности. Я где-то слышала, что он получил премию за кофе.

— Ну, что бы ты ни сказала, а Ханс прямо-таки светится, — продолжал он своим низким мелодичным голосом с аристократическим британским акцентом.

Она пожала плечами:

— Я попросила всего лишь арахисового масла и желе, но он подумал, что моему изысканному вкусу больше соответствует джем, и в конце концов сделал мне сандвич с огурцом на ржаном хлебе. — А еще дал несколько вкусных конфет, которые она уже съела.

— Может, он просто хотел таким образом сказать, что ты не отличишь джем от желе, — усмехнулся Рик.

— Да, но этим не только я страдаю. Кстати, у тебя теперь будут огромные запасы мятного мороженого. Узнав, что это мое любимое, Ханс сделал большой заказ.

— Ты когда-нибудь встречала человека, который не поддался бы твоим чарам? — пробормотал Рик.

— Доннер. — Она бросила на него взгляд через плечо и улыбнулась при виде его мрачного лица. — Ну же, Бэтмен, я очаровашка и ничего не могу с этим поделать.

— Да уж, а еще ты горячая штучка. — Подойдя к Саманте сзади, он провел ладонями по ее плечам.

— Осторожнее, у меня там швы наложены, — пробормотала Саманта, пытаясь сконцентрироваться на книге. Наконец она нашла страницу, которую искала. Сэм отложила бутерброд, вытерла пальцы салфеткой и поднесла книгу поближе к глазам.

Он на мгновение сжал ее плечи, потом ослабил объятия.

— Что ты делаешь?

— Пытаюсь определить местонахождение табличек.

— Зачем?

Она посмотрела на него. Прямой холодный взгляд не удивил ее: Ричард был зол.

— Не знаю, — протянула она. — Твою я упустила, но есть еще две.

— Даже не пытайся, — низким суровым голосом произнес он.

— Знаешь, — сказала Саманта, вывернувшись из его объятий, — скопи денег и купи себе немного чувства юмора.

На мгновение он словно потерял дар речи.

— Ты должна понимать, что, несмотря на нашу… близость, я тебя совсем не знаю.

— В таком случае ты должен знать, что когда мне что-то приказывают, я раздражаюсь и делаю наоборот назло этому человеку.

Ричард опустился на стул рядом с ней.

— Ясно. Так зачем тебе знать местонахождение двух других табличек?

— Ты быстро соображаешь, — проворчала она. — Мне нужно знать, где они хранятся, чтобы выяснить, не пытался ли кто-нибудь их украсть в последнее время.

— Я могу позвонить в свой лондонский офис и узнать имена владельцев, — сказал Рик.

Она искоса взглянула на него и покраснела.

— Это, конечно, глупый вопрос, но что у тебя за бизнес?

Рик рассмеялся:

— Ты разве не знаешь?

Сэм пожала плечами, покраснев еще сильнее:

— У меня не было времени прочитать все статьи в Интернете. Ты покупаешь и продаешь вещи, но, думаю, это не все.

— Ага, как говорится, наш пострел везде поспел. Я покупаю предприятия, привожу их дела в порядок, а потом перепродаю. Иногда я выкупаю целые промышленные отрасли.

— И что ты собираешься делать с каналом Дабл-ю-эн-би-ти?

Он улыбнулся:

— Ну, «Годзилла», судя по всему, пользуется успехом. Может, сделаю так, чтобы по нему весь день крутили фильмы про каких-нибудь монстров.

— Отлично.

— Вообще-то канал приносит одни убытки в течение последних четырех лет. Я хочу поставить во главе нескольких моих менеджеров, чтобы исправить ситуацию.

— Значит, у тебя есть доверенные лица, — протянула Саманта. Разумеется, ей было об этом известно, но все равно хотелось узнать как можно больше. Все то время, что они провели вместе, Рик был настолько поглощен ее проблемами, что как-то странно было предположить, что у него, помимо этого, есть дело — процветающая бизнес-империя, которая требовала внимания.

— Один из этих людей Том, но есть и другие.

— Сколько?

— Зависит от ситуации. Примерно шестьсот — семьсот за раз. В их число входят архитекторы, подрядчики, плотники, бухгалтеры, адвокаты, мой секретарь, дворецкие и другие люди, которые работают вместе со мной над очередным проектом.

— Отлично, — повторила она. У нее возник очередной вопрос: — А я здесь зачем?

— Мы заключили соглашение, — отозвался он, — по твоей, кстати, инициативе.

Да, инициатива принадлежала ей, но Саманта и представить себе не могла, чем это обернется. Она не помышляла ни о чем ином, кроме как заставить его помочь ей, а потом исчезнуть, потому что иметь дело с Ричардом Аддисоном было опасно. Не только опасно, но еще и очень волнительно.

— А почему тогда мы спим вместе?

— Потому что нам этого хочется. Если честно, Саманта, ты сводишь меня с ума. Я чувствую, что никогда не смогу выбросить тебя из головы.

— Это не есть хорошо.

Он придвинулся ближе и мягкими ласковыми пальцами убрал каштановый локон ей за ухо.

— Почему? Ты хочешь сейчас оказаться где-нибудь в другом месте?

Да — обнаженной в его постели, и чтобы он был внутри.

— Да нет, мне и здесь хорошо.

Заметив, как заиграли желваки у него на лице, Саманта не выдержала и поцеловала Рика.

45
{"b":"109","o":1}