1
2
3
...
45
46
47
...
73

Он ответил на поцелуй, дразня ее губами и языком. Саманту накрыла волна тепла. Запустив руки в его волосы, она тихонько застонала, предвкушая удовольствие, которое сулило тело мужчины.

— Ты пахнешь садом, — пробормотал он, усаживая девушку к себе на колени.

Саманта мигом ощутила, как сильно он возбужден.

— Это огурец.

— Нет, это ты, — возразил Ричард и, скользнув рукой ей под рубашку, обхватил грудь.

Когда его пальцы проникли под бюстгальтер и коснулись ее груди, девушка низко застонала. Господи, они занимались этим всю ночь и всего несколько часов назад вылезли из постели, а она уже с ума сходила от желания вновь ощутить его ласки, тепло его тела. А когда он прикоснулся губами к ямочке у нее на подбородке, она растаяла и полностью отдалась во власть желания.

Он снял с нее рубашку и топ и швырнул их куда-то в сторону. Туда же последовал и бюстгальтер, после чего пальцы Рика полностью сосредоточились на ее сосках.

— Я надеюсь, у тебя с собой имеется защитное оружие, — простонала Саманта, вытащив его рубашку из джинсов и начав расстегивать пуговицы.

— Вообще-то я положил несколько штук в бумажник сегодня утром, — со смехом проговорил он. — Последний раз я проделывал такое в колледже.

— Умный мальчик.

В этот момент раздался телефонный звонок.

— Черт!

Речи о том, чтобы он не ответил, и быть не могло. Он поднес трубку к уху, а Сэм в это время принялась покрывать поцелуями его шею.

— Аддисон.

Почувствовав, как напряглись мышцы у него на груди, она подняла голову. Его лицо замерло, он внимательно прислушивался к тому, о чем говорил собеседник на другом конце провода. Сначала он долго молчал, а затем перевел взгляд на Саманту.

— Скажите ей это сами, — проговорил он и передал трубку Саманте. — Это Уолтер, — тихо произнес он.

С замирающим сердцем она поднесла трубку к уху:

— Стоуни?

— Привет, крошка. Сегодня утром я снова стал звонить О'Ханнону, и трубку снял коп. Он не стал вдаваться в подробности, и я быстро отсоединился, чтобы они не смогли вычислить звонок, но он мертв.

Сэм резко втянула в себя воздух. Она никогда не любила Шона О'Ханнона. Но они работали в одной сфере и считались своими людьми. Кроме того, он был связан с делом троянской таблички.

— Ты представляешь, как это могло произойти?

— Коп сказал, что в результате взрыва. Это все, что мне известно. — Стоуни на секунду замолчал. — Сэм, мне придется исчезнуть на несколько дней. Думаю, тебе следует сделать то же самое.

Рик обнял ее, причем им двигала не страсть, а желание успокоить девушку. Она опустила голову ему на плечо.

— Будь осторожен, — проговорила она. — Позвони по этому номеру, как только устроишься.

— По этому номеру? — слегка изменившимся тоном переспросил он. — Ты остаешься с богатеем?

— Если нет, я украду у него сотовый, — отозвалась Сэм, но это было сказано специально для Стоуни. Она не собиралась никуда уезжать.

— Правильно. Не высовывайся, крошка.

— И ты тоже.

Отсоединившись, Сэм передала телефон Рику. Он положил его на стол, не разжимая рук и слегка покачивая девушку из стороны в сторону. «Ну почему, почему мне так спокойно в его объятиях?» — думала Саманта. Она сделала глубокий вдох, чтобы собрать воедино разбегавшиеся мысли. Господи, всего минуту назад она безумно хотела Рика!

— Надо рассказать Кастильо, — предложила Саманта и почувствовала, как Рик согласно кивнул. — Но только о том, что я знала О'Ханнона, что он интересовался каменными табличками и что теперь он умер. О том, что Стоуни был с ним связан, ни слова.

— Я вообще не знаю, кто такой Стоуни, — покорно проговорил Ричард, прижавшись щекой к ее плечу.

— Мне… м-м… мне надо одеться, — пробормотала Саманта, которая вдруг остро ощутила свою наготу.

— Да, пока. — Слегка отодвинувшись, он снова поцеловал ее долгим глубоким поцелуем. — Уверена, что с тобой все в порядке?

— Шайка плохих парней тает на глазах, но, черт возьми, в этом и состоит главное очарование моей работы, не правда ли?

— Точно. — Ричард в последний раз обнял ее и спустил с колен, чтобы она могла одеться. — Почему бы тебе пока не попытаться хотя бы приблизительно установить местонахождение двух оставшихся табличек, а я свяжусь с Кастильо? В Лондоне сейчас, — он взглянул на часы — «Ролекс», естественно, — восемь часов вечера, так что я позвоню Саре домой.

Сэм затаила дыхание.

— Саре?

— Это моя секретарша. — На его чувственных губах заиграла порочная улыбка. — Она очень мне предана и готова выполнить любую просьбу.

— Не сомневаюсь.

Да какая ей разница? Они знакомы всего несколько дней, а еще через несколько их пути разойдутся, и она никогда больше не увидит Рика Аддисона, разве что в какой-нибудь газете. Как верно подметил Партино, она у него не первая и явно не последняя.

Саманта поспешно натянула топ и рубашку, и в этот момент Рик схватил ее за руку:

— Знаешь, Саманта, я по жизни однолюб. И я уже говорил, что мне нравишься ты.

— Я не ревную, Аддисон. — Она снова села. — Это просто смешно. Ладно, пошевеливайся, мне надо работать.

Вот, так ему и надо. Он-то у нее тоже не первый.

— Смешно, значит, — медленно проговорил Ричард, не сдвинувшись с места. — Я смешон.

— Да. Не мешай, пойди купи себе остров или еще что-нибудь.

Не успела она придумать очередную колкость, как Рик резко откинул назад ее стул, так что он закачался на двух ножках. Саманта замахала руками, стараясь удержать равновесие, а он склонился над ней и заглянул в ее испуганные глаза.

— Цитируя твои слова, когда меня заставляют что-то сделать, я обычно делаю наоборот, — пробормотал он и прильнул к ее губам в перевернутом поцелуе, от которого у девушки перехватило дух.

— Ясно, — выдохнула она, сдвинувшись на край стула, чтобы вернуть его в нормальное положение.

— Пока нет, но ты быстро учишься, — прошептал он и, насвистывая, вышел из комнаты.

— Черт! — выругалась Саманта себе под нос, отряхнулась и раскрыла книгу.

Закончив разговор с Фрэнком Кастильо, Ричард сообразил, что не сказал Саманте о приглашении Доннера. Что ж, она, конечно, откажется, но, учитывая, какой у нее сегодня выдался день, ее можно понять.

Кастильо был весьма заинтересован известием о смерти Шона О'Ханнона, хотя это только осложнило ситуацию с Данте Партино. Тот скорее всего играл в этом деле весьма незначительную роль.

Ричард сидел на террасе, глядя на расстилавшийся перед ним сад и пруд. Вернувшись на прошлой неделе из Штутгарта, он рассчитывал купить телевизионный канал, провести пару дней с Томом Доннером и его семьей, проследить затем, чтобы Данте отправил табличку в Британский музей, и вернуться в Англию, чтобы провести несколько недель в своем родовом имении в Девоне.

Вместо этого он чуть не погиб при взрыве, табличку украли, он пропустил срок покупки канала, Тома макнули в его бассейн, а он сам встретил Саманту Джеллико.

Разумеется, были и другие волнующие моменты: мертвые воры, таинственные следы, гранаты в комнате, которую он выделил Сэм, фальшивая табличка, арест человека, которому он доверял в течение десяти лет, и много отличного секса.

Саманта назвала его смешным. Он лично не имел ничего против этого слова, но то, что под ним подразумевала Саманта, ему не нравилось. Так обычно называют людей, с которыми проводят время от нечего делать.

Странно, Рика вполне должна была устроить сложившаяся ситуация, но почему-то не устраивала. Выражаясь языком Саманты, его это доставало. Он по-прежнему хотел спать с этой женщиной и заниматься с ней любовью. А раз так, она не может уйти.

Каким бы местом он ни думал, ясно было только одно: в их отношениях с Самантой Джеллико было нечто большее, чем просто секс. Смерть О'Ханнона означала, что в деле с табличкой замешан еще кто-то. Насколько он мог судить, людей, заинтересованных в троянском камне, было шестеро: Саманта, Стоуни, Девор, Партино, О'Ханнон и тот, кто его убил.

46
{"b":"109","o":1}