ЛитМир - Электронная Библиотека

«Почему?» — спрашивал себя Рик. Конечно, это весьма редкая и ценная вещь, но таких вещей немало. Почему именно эта и почему именно сейчас?

Раздался стук в дверь.

— Войдите! — крикнул Ричард, вспомнив, что закрыл дверь во время разговора с Кастильо. Не успел он подняться со стула, как дверь распахнулась.

— Отлично, — проговорила Саманта, сунув в карман нечто похожее на скрепку, — первая табличка находится в коллекции Густава Харвинга из Гамбурга. Вторая принадлежит семейству Арутани из Стамбула, но в городе проживает несколько семей с такой же фамилией.

— Для начала неплохо. Я позвоню Саре. Уверен, нам удастся выяснить нужную информацию законными путями.

Саманта улыбнулась:

— Да уж, для разнообразия.

Ему надо было обсудить с секретаршей еще ряд вопросов, но он не хотел делать это в присутствии Саманты.

— У тебя есть планы на вторую половину дня? — спросил он.

— Да, — саркастическим тоном произнесла девушка, — «Годзилла» против «Годзиллы-2». А у тебя?

Он усмехнулся:

— Могу я к тебе присоединиться? Ты расскажешь мне обо всех перипетиях войн чудовищ.

— Уговорил, — кивнула Саманта, всматриваясь в его лицо. — Хочешь, чтобы я оставила тебя в покое? Чтобы я просто посидела спокойно и никуда не лезла?

— И постарайся снова не угодить в беду, — добавил он. — Мне надо сделать несколько телефонных звонков. Это ненадолго.

— Я буду у себя в комнате.

Саманта уже развернулась, чтобы уходить, но он удержал ее за руку.

— Я подумал, что мы могли бы поужинать где-нибудь сегодня вечером, — сказал он, пытаясь предугадать ее реакцию на его слова. Проклятие, эта девушка умудрялась вечно держать его в напряжении.

— Ладно, только я боюсь, как бы Ханс не обиделся. Он хорошо ко мне относится, и я надеялась увидеть ледяную скульптуру, вырезанную специально для меня.

— Ничего страшного, Ханс переживет. — Ричард поцеловал ее в щеку. — Я позвоню Кейт и скажу, что мы придем.

Саманта мгновенно насторожилась:

— Кейт? Какой Кейт?

— Кейт Доннер, жене Тома. Они пригласили нас на ужин.

На лице Саманты появилось смешанное выражение ужаса и недоверия.

— Ты шутишь?

— Нет, мы должны быть у них к семи.

Сэм попятилась к двери.

— Нет, забудь, ужины в кругу семьи — это не для меня.

— Ну, это всего один вечер, — не унимался Ричард, наступая по мере того, как девушка пятилась назад. Со стороны это напоминало оригинальную схему танго. — Доннеры — это моя единственная, как ты говоришь, семья, и я их очень люблю.

— Вот что я тебе скажу, — отозвалась Саманта, проведя рукой по его груди, — мы останемся дома, и можешь делать со мной все, что захочешь.

Ричард усмехнулся:

— Я в любом случае это сделаю, когда мы вернемся. — Он снова поцеловал ее, на этот раз в губы. — Ты любишь постигать новое. Вот тебе отличная возможность.

Поморщившись, Саманта открыла дверь и вышла.

— Ладно, но это только потому, что я у тебя в долгу, англичанишка.

— Спасибо, янки.

Глава 19

Воскресенье, 5 часов 48 минут вечера

Саманта буквально слышала, как отец переворачивается в гробу. Мартин Джеллико в жизни не смог бы представить себе, что его дочь собирается на свидание с Ричардом Аддисоном, более того, едет на ужин к адвокату. Он не то что не увидел бы в таком поступке никакой выгоды, напротив, он бы с радостью указал на возможные негативные последствия.

Она и сама была не на шутку обеспокоена, но это было связано скорее с тем, что она чересчур сильно увлеклась Ричардом. Секс — это одно; хотя, надо заметить, заниматься любовью с Риком было весьма приятно, тем более что во многом благодаря этому он стал на ее сторону. Надо быть дурой, чтобы не воспользоваться таким шансом, а заодно и не получить удовольствия. Но встречаться с ним — это совсем другое. Здесь она начинала действовать за пределами своих интересов: надо было знакомиться с его друзьями и представляться, но в качестве кого? Его подружки? Его любовницы?

С сильно бьющимся сердцем Сэм заглянула в шкаф.

— Что, интересно, я должна надеть?

Из гостиной донесся смех Рика.

— Надевай что хочешь. Слушай, тут Годзилла нападает на робота. Ты же говорила, что это отрицательный персонаж!

Сняв с вешалки сарафан, Саманта подошла к двери.

— Нет, я говорила, что ему особенно удается роль мерзавца. Как тебе это? — Она показала ему коротенькое, красное с желтым, платье.

Он перегнулся через спинку дивана, чтобы взглянуть на то, что она выбрала.

— Хорошо, только…

— Что? — нахмурилась Саманта.

— Будут видны шрамы и порезы на спине.

Черт, благодаря антисептической мази доктора Клемма раны ее больше не беспокоили, так что она почти забыла про них.

— А ты что наденешь?

— Я не буду переодеваться.

— Ты и так прекрасно выглядишь.

— Спасибо. Если хочешь, я могу пролить что-нибудь на себя.

Он снова начал поддразнивать ее. Вообще-то он проделывал это постоянно с тех пор, как почувствовал, что идея поужинать с Кейт и Томом ей не слишком по душе. Она, конечно, согласилась, частично из-за того, что Рик назвал ее трусихой, но по большей части она просто чувствовала себя у него в долгу после того, что произошло сегодня утром.

— Ну что, подобрала что-нибудь? — поинтересовался Рик, заглянув в шкаф.

— Ты лучше смотри и рассказывай мне, что происходит, — отозвалась Саманта. — Когда я выберу платье, я тебе покажу.

— Надень что-нибудь зеленое в честь Годзиллы.

— Место!

Рик вскинул руки в шутливом повиновении:

— Хорошо, хорошо.

Саманта невольно рассмеялась, но тут же обругала себя за это. Нельзя же, в конце концов, так привязываться к человеку. Подумать только: ей становилось хорошо от сознания того, что хорошо ему!

Эта новая жизнь одновременно пугала и искушала Саманту. Она встряхнулась, сняла с вешалки очередное платье и закрыла дверцу шкафа, чтобы спокойно померить его без комментариев со стороны Ричарда. Нельзя позволять себе расслабляться и привыкать к такой жизни. При работе, как у нее, расслабиться — значит попасть в тюрьму или вообще расстаться с жизнью. А сейчас она как раз работала, пытаясь разгадать тайну троянской таблички.

Несмотря на то что к Тому Доннеру у нее по-прежнему имелась парочка вопросов, ее подозрения переключились на Данте Партино. Когда полицейские увезли менеджера в участок, они также забрали с собой несколько коробок с документами из его кабинета. Рабочее место педанта Партино пребывало в странном беспорядке, но Саманта воздержалась от комментариев. Вместо этого она решила проникнуть к нему в кабинет сегодня ночью, чтобы проверить, не осталось ли там чего полезного. Если ничего не выйдет, можно выяснить домашний адрес Партино. Раз Рик взял на себя обязанность выследить местонахождение двух оставшихся табличек, ей надо было чем-то себя занять. Бездействие раздражало Саманту. Кроме того, ее по-прежнему хотели убить. В отличие от Аддисона, который ее просто хотел.

— Ладно, как тебе это? — спросила Саманта, взяв себя в руки. Сегодня она во что бы то ни стало будет на высоте. Это не так уж сложно, если забыть о том, что Аддисон легко умеет читать ее мысли и чувства.

— Ты все-таки выбрала зеленое, — проговорил он, встав с дивана.

— Потому что у него короткие рукава и закрытая спина, — терпеливо пояснила Саманта. — Если, конечно, ты считаешь, что я похожа на сожравшего Токио монстра, я могу переодеться.

— Ты не похожа на Годзиллу, — отозвался Ричард, и его красивое лицо озарилось мягкой улыбкой. — Ты великолепна.

Саманта выдохнула:

— Хорошо. Теперь надо подумать о прическе и макияже.

— Тебе это не обязательно.

— Хороший ответ, но я не напрашиваюсь на комплимент. Я хочу выглядеть… достойно. Как любая нормальная женщина. Полагаю, миссис Доннер относится к числу таких. Хотя адвокатишка явно не из ее песочницы.

— Ты видишь Тома не с лучшей стороны, потому что он подозревает всех и каждого в желании разжиться за мой счет. Он вполне нормальный человек, хотя я, признаться, не понимаю, что значит «нормальный человек» в твоем представлении.

47
{"b":"109","o":1}