1
2
3
...
49
50
51
...
73

Адвокат протянул ему бутылку.

— Мне ты водить не даешь.

— Я не пытаюсь произвести на тебя впечатление.

— А на нее, значит, пытаешься? Мне казалось, все как раз наоборот.

— Я так больше не могу. — Ричард облокотился о стойку. — Что известно Кейт?

— Только то, о чем говорится в газетах: что она консультант по вопросам безопасности предметов искусства и что ты встречаешься с ней. Да, еще я сказал, что она помогает расследовать дело об украденной табличке и что она макнула меня в бассейн.

— Хорошо, спасибо.

— Но я и остальное расскажу, ты же знаешь.

— Знаю, но сначала у нее будет возможность составить о Саманте свое собственное мнение.

— Или она поверит в то, во что Джеллико заставит ее поверить.

— Прекрати, Том. Все совсем не так. Она просто пытается выпутаться из сложившейся ситуации.

Том устремил на друга испытующий взгляд:

— Я вижу, у вас с ней серьезно.

— Похоже, — отозвался Рик, которому сейчас не хотелось вдаваться в подробности относительно своих чувств. — В любом случае я позволил ей сесть за руль «бентли».

— Вот об этом я как раз…

— Есть новости о Данте?

— Все в порядке. Я как раз был в участке, когда ты позвонил мне насчет О'Ханнона. Следователь рассказал обо всем Партино, но тот, честно говоря, не выглядел особо счастливым, хотя благодаря такому повороту событий с него сняли обвинения в убийстве Девора.

— Как же он отреагировал?

Том на всякий случай огляделся, чтобы никто не мог подслушать их разговор.

— Он чуть в штаны не наделал. Я нашел ему адвоката.

— Кого?

— Стива Танберга.

Рик одобрительно кивнул:

— Я рад, что ты пригласил человека из другой фирмы.

— Да, я решил, что лучше не доводить до конфликта интересов. Честно говоря, я немного испугался, когда после допроса Танберг вышел из кабинета без Данте. Судя по словам Стива, Данте сам предпочел остаться в тюрьме. Говорит, что таким образом хочет выказать свой протест против несправедливого отношения к нему бывших друзей, но…

— Но ты думаешь, что он не выдержит и расколется, как только окажется на свободе.

— Вроде того.

— Он так до сих пор и не заговорил?

Доннер поморщился.

— Я, конечно, не должен располагать такой информацией, но, похоже, он готов сознаться насчет таблички. В таком случае ему также придется ответить за порчу видеокамеры.

Ричард кивнул:

— А тогда ему могут пришить и гранаты.

— Я, честно говоря, думал о том, что его обвинят в краже и гибели Прентисса, но твой вариант тоже возможен.

— Прости. — Ричард сделал глоток пива. — Я не могу перестать думать о ней.

— Что ж, признаться, я не могу винить тебя за это, учитывая то, как она сегодня выглядит.

— Знаю.

— Пап? — В гостиной возникла Оливия. — Мама говорит, что тебя убить мало за то, что ты не принес ей кузнечика, а Сэм пива.

— Точно, уже иду.

Девочка вместо того, чтобы уйти, приблизилась к бару.

— Ты встречаешься с Сэм? — спросила она, взяв Ричарда за руку своей крохотной ладошкой.

— Да.

— Почему?

— Потому что с ней очень интересно, и она мне нравится.

— Она знает, что моя кукла была изготовлена вручную в 1922 году и что у нее натуральные волосы. А еще мы с ней испортили несколько оливок, пока мама не видела. Мы их на пальцы надели.

— Да уж, с ней не соскучишься, — согласился Ричард. Оливия рассмеялась:

— Господи, как ты выражаешься! Ты такой старый! Проводив дочь взглядом, Том рассмеялся.

— Ты правда старый, — сказал он, когда Ричард, изогнув бровь, обратил на него свой взор.

— Я, между прочим, моложе тебя.

— Да, на целых четыре года. — Он протянул Ричарду очередную бутылку пива и взял стакан, предназначенный для жены. — Пойду отнесу, пока меня снова не начали ругать.

Ричард отправился на кухню вместе с ним. В дверях он невольно задержался. Кейт нацепила на Саманту фартук с надписью «Успокойтесь, сегодня готовлю я». Девушка стояла у стола, держа в одной руке нож, а в другой — пучок сельдерея. Ричард ощутил, как мышцы живота сжимаются от вожделения. Кто бы мог подумать, что его возбудит вид женщины в переднике?

При виде его Саманта улыбнулась:

— Смотри, мне доверили сельдерей.

Кейт со смехом открыла духовку и, вынув оттуда горшочек с пастой, поставила его охладиться.

— К концу вечера я, пожалуй, доверю ей перемешивать салат.

Саманта весело расхохоталась:

— Знай наших!

Не в силах долее сдерживаться, Рик подошел к столу, поставил бутылку пива и, наклонившись, поцеловал девушку в губы.

— Ты такая самоуверенная, — пробормотал он. Саманта улыбнулась и сунула ему в рот оливку.

— А ты просто душка.

Глава 20

Воскресенье, 7 часов 50 минут вечера

Саманте никогда не доводилось бывать в доме, где бы царила такая спокойная атмосфера. Если бы кто-то попытался описать ей такой дом, она, со своим ограниченным опытом, сочла бы его невыносимо скучным. Странно, но в гостях у Доннеров ей вовсе не было скучно. Уютно, комфортно — да, но только не скучно. Ей нравилось у них, даже когда она осознала, что надеется на то, что Том в свое время был бойскаутом, а ее неприязнь к нему вызвана не им самим, а его родом деятельности.

— Сэм, отнеси, пожалуйста, салат, — попросила Кейт, сняв с полки стопку ярко-желтых тарелок.

— С удовольствием.

Впереди шла Оливия с тарелкой, на которой были разложены разные виды соусов для салата. Вместе они вышли во двор. По всему периметру Том зажег фонари, видимо, для того, чтобы отпугивать насекомых. Фонари были вмонтированы в землю и красиво освещали цветы и густую зеленую листву деревьев.

Доннеры, похоже, вложили немало сил и средств в этот дом.

— Вы давно во Флориде? — спросила она у Оливии, которая была занята тем, что пыталась втиснуть тарелку с соусами в крохотный кусочек свободного пространства на столе.

— Да. Раньше у нас был маленький дом поближе к папиной работе, но потом он построил этот, потому что мы выросли и уже не влезали в старый.

Сэм улыбнулась. Она не могла представить себе, как можно всю жизнь прожить в том месте, где появился на свет. Она вообще не знала, где родилась.

На пороге показалась Кейт с тарелками на подносе.

— На кухне осталась еще одна, — сказала она, поставив блюда с курицей и макаронами на стол.

Рик с Доннером собрали напитки и тарелку с пармезаном, и все вместе перешли во двор. Они оставили место для среднего сына Доннеров, Майка, и Кейт поставила его тарелку в микроволновку.

В дверях Саманта задержалась, дотронувшись до руки Кейт. Чтобы расслабиться, ей надо было точно знать, каков на самом деле Том Доннер.

— Где ванная? — спросила она.

Кейт жестом указала на другой конец гостиной:

— Вторая дверь налево, прямо за кабинетом Тома.

— Не ждите меня, я мигом, — улыбнулась Саманта и поспешила в указанном направлении.

Она справедливо рассудила, что за ужином у нее появится хорошая возможность провести небольшое расследование. Потом Доннеры разойдутся по всему дому, а если Рику с Томом вздумается обсудить какие-нибудь дела, то ей вообще будет отрезан доступ к самому интересному. Отыскав ванную, она закрыла дверь, чтобы создать впечатление, будто она действительно там, а сама проскользнула в кабинет Доннера.

Наверняка в офисе у него имеется отдельный кабинет, но если он занимается некой подпольной деятельностью, то свидетельства скорее всего держит здесь. На большом столе красного дерева царил безупречный порядок: телефон, компьютер, несколько фотографий, словом, ничего лишнего. Усевшись в кресло, девушка выдвинула ящик. Ручки, несколько пачек самоклеек, скрепки и три солдатика. Все.

Сэм взяла в руки одного солдатика. По-видимому, это игрушка Оливии. Она перевела взгляд на фотографии. В самую большую рамку была вставлена фотография всей семьи на фоне здания Йельского университета. Старший отпрыск Доннеров, Крис, явно унаследовал все лучшее от обоих родителей: этот высокий белокурый юноша с прямым уверенным взглядом обещал стать блестящим адвокатом. На остальных снимках были Майк, играющий в бейсбол, и Оливия в костюме феи. А на последней были Том с Риком. Оба улыбались, демонстрируя глубоководных рыбин, которых им удалось поймать. У Рика рыба была больше.

50
{"b":"109","o":1}