1
2
3
...
60
61
62
...
73

— Сейчас, — отозвалась Саманта. — Этим, кстати, мне приходится заниматься и в музее.

Не успела она выйти из комнаты, как Доннер принялся за свое:

— Какого черта вы затеяли? Это тебе не серия «Детективного агентства „Лунный свет“». Я, конечно, понимаю, что тебе весело и нравится проводить время с Джеллико, но…

— Не забывай, что сегодня она Мартин.

— Забуду, если она еще хоть раз назовет меня адвокатишкой. Ты сказал, что нашел двадцать семь папок. Получается, у тебя украли предметов на пятьдесят миллионов долларов?

— Похоже на то.

— Это серьезно. Из-за этого уже погибли несколько человек. Кроме того, в этот дом, как выяснилось, можно проникнуть. А ведь это твой дом, Рик.

— Знаю, Том, поэтому сам хочу ответить на вызов. — Он сделал глубокий вдох и усилием воли разжал кулаки. — Я не люблю терять контроль над ситуацией.

— Я буду с тобой, потому что ты мой друг. Но ты идешь на бесполезный риск, и если это все ради того, чтобы произвести впечатление на девушку, то зря стараешься, потому что в умении попадать в щекотливые ситуации ей нет равных.

Рик терпеть не мог, когда Том оказывался прав.

— Давай посмотрим, что будет сегодня, — предложил он. — Если Трауст скажет, что Матисс — это тоже подделка, то либо мы с Самантой не там искали, либо нам придется нанять другого эксперта.

— Ты хочешь сказать, что картина настоящая?

— Так считает Саманта. Кроме того, соответствующая папка находилась здесь и данные в ней содержатся свежие.

— Кстати, о Джелл… то есть о Мартин. Я рассказал Кейт, кто она такая.

Этого еще не хватало.

— И что?

— Кейт сказала, что она ей все равно нравится. Она боится, что тебе будет больно, но Сэм ей по душе.

— Пусть за меня не переживает. Я могу о себе позаботиться. — Ричард бросил взгляд на занятого делом эксперта. — А почему она считает, что мне будет больно?

— Она сказала, что Сэм наверняка не привыкла подолгу задерживаться на одном месте, а если точнее, она сказала, что Сэм еще более неугомонная, чем ты.

— Что еще сказала Кейт?

— Я, конечно, не должен об этом говорить, но она считает, что у тебя не может быть будущего с воровкой. Одному из вас придется круто изменить свою жизнь. Ты этого делать не станешь, а Джеллико вряд ли сумеет.

— Ясно. Не говори Кейт, что она сделала выводы на основании одной короткой встречи и что люди меняются.

— Господи, я как будто снова в школе. Вам с Кейт надо пообедать вместе и сравнить конспекты, потому что я не желаю вмешиваться в…

Саманта вошла в комнату, ловко удерживая поднос в одной руке.

— Заткнись, — пробормотал Ричард.

— Малиновый чай для Ирвинга, вода для Тома, кола для меня, а для Рика по настоянию Ханса я принесла холодное пиво. — Раздав напитки, она подошла к Рику, прислонилась к нему и, открыв банку диетической колы, сделала глоток. — Выяснилось что-нибудь? — прошептала она.

— Пока нет, — отозвался Рик, стараясь не шевелиться. Иногда он ощущал себя охотником, пытающимся заманить лань в капкан. «Не двигайся, иначе она вспомнит, что ты здесь, и убежит».

— Я по-прежнему считаю, что мы должны позвонить Кастильо, — вставил Том.

— Давайте подождем, что скажет Ирвинг, — возразила Саманта. — Кстати, я вот о чем подумала. Если Ирвинг определит, что Матисс у тебя настоящий, тебе следует нанять его или кого-то еще для осмотра всех остальных предметов коллекции. Не потому, что среди них могут быть подделки, а чтобы доказать всем, что девяносто семь процентов твоей коллекции остались нетронутыми.

— И предать случившееся огласке?

— Если Партино будут судить, правда все равно выплывет наружу, — заметил Том.

— Ненавижу прессу, — буркнул Ричард, сделав глоток пива.

— Можно подумать, я ее люблю, — отозвалась Саманта. — Просто используй журналистов. В противном случае, как ты верно подметил, твоя коллекция потеряет всякую ценность. — Она отпила из банки. — Даже если об этом не сообщат по телевизору, торговцы и коллекционеры все равно пронюхают. Поверь мне, ты станешь предметом сплетен по всему миру.

Через пять минут доктор Трауст поднял голову от картины, увидел чай и одним глотком осушил полстакана.

— Ну, знаете, Рик, может, я чего-то не замечаю, но эта картина кажется мне настоящей. Я видел репродукции, да и книг о творчестве Матисса написано немало. — Нахмурившись, он вытер очки об галстук. — А ты что обнаружила, Сэм?

Она улыбнулась:

— Я ничего не обнаружила, Ирвинг, и очень надеялась, что вы тоже ничего не найдете.

— А, так это было испытание. И я, кажется, его прошел.

— На ура, как говорится, доктор Трауст. И вас ждет следующее.

— Звучит заманчиво.

Поверх ее головы Ричард посмотрел на Тома:

— Теперь можно звонить Кастильо.

К концу дня библиотека была заставлена подделками. По мере того как их количество возрастало, Ричарду все сильнее хотелось поддеть что-нибудь ногой. Саманта явно разделяла его желание, и даже Том начал понемногу раздражаться, но прибывший на место Кастильо заявил, что каждая вещь — это улика.

— Пятнадцать, — вслух произнесла Саманта, когда в кучу полетел римский шлем первого века. — А он не такой глупый, как оказалось. Он перестал вести учет рыночной стоимости некоторых оригинальных предметов, чтобы потом, в случае чего, можно было списать все на недосмотр. — Саманта искоса посмотрела на Ричарда. — Он мог бы даже обвинить в этом тебя.

Кастильо облокотился о стол.

— А может, на эти предметы у него имелась очередь покупателей и он просто не успел изготовить подделки.

— Вполне возможно. — Ричард передал следователю тарелку с бутербродами с огурцом, которые Ханс приготовил в честь Сэм. — Только почему-то в документах на подделки не содержится текущих рыночных цен.

Саманта улыбнулась:

— Это лишний раз свидетельствует об изворотливости Партино.

— Это все очень интересно, — заметил детектив, взяв с тарелки бутерброд, — но не в моей компетенции. Я могу обвинить Партино в покушении на убийство Сэм, но для расследования воровства такого уровня придется привлечь ФБР.

— Нет, нет, нет, имя Сэм прозвучать не должно. — Саманта покачала головой и отошла от стола. — Вы арестовали его за поддельную табличку, подмену видеозаписи и гранаты.

— Я занимаюсь расследованием убийств, — заметил Кастильо, — и покушений на убийства. Поэтому я имею право заниматься только вашим делом и делом Прентисса. К сожалению, Прентисс не может дать показания. Зато можете вы.

Саманта посмотрела на Ричарда.

— Нет, я не могу, — неуверенным тоном произнесла она.

— Потом об этом поговорим, — сказал Ричард.

— Ты что, будешь меня уговаривать? Я не могу давать показания в суде. — Она встала и вышла из библиотеки.

— Отличная работа, Фрэнк, — проворчал Ричард и на всякий случай так же сердито посмотрел на Доннера. — Приглядывайте за Ирвингом.

Она нашел Саманту в галерее: она рассматривала почерневшие от огня стены и пол.

— Знаешь, вряд ли дело дойдет до дачи показаний, — сказал он, решив держаться подальше, пока не поймет, в каком девушка настроении. — Мы сообщим ему информацию, и, может быть, он один справится.

— Ты прямо как Сэм Спейд, — фыркнула Саманта. — «Улыбнись, это копы».

— Ладно, что ты обо всем этом думаешь?

— Честно говоря, не знаю, — отозвалась она, уперев руки в бока. — Прежде чем приступать к работе, я прокручиваю сценарий в голове: остановись, наклонись, поверни налево, поднимись по лестнице и так далее.

— В этом есть смысл, — признал Ричард, которому больше понравилось бы, если бы она использовала прошедшее время.

— Но это не помогает уловить ход мыслей Этьена. Я уже не раз пробовала, не получается.

— Давай попробуем вместе, — предложил Рик, подойдя поближе к ней. — Конечно, у меня нет такого опыта, как у тебя, но с логикой у меня тоже неплохо.

К его удивлению, Саманта согласно кивнула:

— Давай, только не в присутствии детектива с адвокатишкой и моего босса.

61
{"b":"109","o":1}