ЛитМир - Электронная Библиотека

На экране появилась фотография Патриции Аддисон-Уоллис. Миниатюрная блондинка, красота которой оплачивалась многозначными цифрами на чеках для парикмахеров и косметологов. Бывшая миссис Аддисон отвечала на вопросы посетителей сайта и советовала, как можно добиться наибольших выгод при разводе, в чем она сама, кстати сказать, не преуспела. Учитывая то, что два года назад муж застал ее в постели с сэром Питером Уоллисом на своей вилле на Ямайке, Патриция, по мнению Саманты, отделалась довольно легко. Не каждый рогатый муж согласится обеспечить бывшую жену и ее нового мужа настолько, чтобы они могли позволить себе содержать красивый особняк в Лондоне.

Раздался телефонный звонок. Саманта подпрыгнула от неожиданности и пошла на кухню, чтобы ответить.

— Алло.

— Саманта Джеллико, — раздался мужской голос с сильным французским акцентом, — вот, значит, где вы прячетесь.

Сердце девушки на секунду замерло, а потом заколотилось с бешеной силой. Этого еще не хватало.

— Этьен Девор? Я не прячусь. Как, черт возьми, вы узнали мой номер?

На другом конце провода презрительно фыркнули:

— Я знаю свое дело, шери. Советую не вставать у меня на пути. Это может быть опасно.

Где-то на улице завыла сирена. Затем все снова стихло. Почувствовав, как волосы на затылке встали дыбом, Саманта осторожно отодвинула кружевную занавеску и выглянула на улицу. Ничего, хотя время звонка вдруг показалось ей очень подозрительным.

— Так в доме Аддисона были вы! Вы чуть не убили меня!

— Я не думал, что вы возьметесь за такую работу. Это ведь очень и очень трудно.

— Облажались, мон ами.

Неожиданно в голову Саманте пришла другая мысль, и она невольно нахмурилась.

— А откуда вы узнали, что я была там?

Этьен снова фыркнул.

— Не надо меня обижать. Любой другой человек обязательно взлетел бы на воздух. Да и вы были на волосок от смерти, признайтесь. Кроме того, я хочу сделать вам одолжение.

— Одол…

Снова послышался вой сирены, который вдруг резко оборвался, сменившись типичным глухим урчанием. Машина остановилась.

— Черт, Этьен, мне надо идти. Если это вы наслали на меня копов, то вам не жить.

— Я никогда не звоню в полицию, Саманта. Это наговоры. Идите, я обо всем позабочусь.

— Хорошо. — Недоумевая, кто мог выдать ее, Саманта положила трубку. Она бросилась в спальню, достала из-под кровати рюкзак и вернулась в гостиную. Компьютер по-прежнему мигал светящимся экраном, спрашивая, не желает ли она за 12 долларов и 95 центов в месяц подписаться на рассылку, посвященную бизнесу и личной жизни Ричарда Аддисона.

Выдернув шнур из розетки, она содрала обшивку с процессора и вытащила все микросхемы и провода, которые не были припаяны. Засунув их в рюкзак, Саманта раздавила ногой развороченный процессор, а затем принялась методично осматривать окна. Не обнаружив ничего подозрительного, она выскользнула через заднюю дверь. Перемахнув через соседский забор, она забралась на крышу дома миссис Эспосито и, поморщившись от резкой боли в ноге, бросилась бежать.

Она оставила свою «хонду» на стоянке возле супермаркета. Девушка добежала до машины как раз в тот момент, когда вертолеты полиции и новостного канала пролетели у нее над головой по направлению к ее дому. К ее бывшему дому. Девушка завела мотор и, отъехав мили полторы, припарковалась на площади, где было много ресторанов фаст-фуд. Телефон-автомат работал, хотя внутри кабинки стоял невыносимый запах. Бросив в щель 25 пенсов, она набрала номер Стоуни.

— Алло?

— Хорхе? — проговорила она, имитируя испанский акцент. — Хорхе дома?

Человек на другом конце провода резко втянул в себя воздух.

— Послушайте, дамочка, я повторяю, что Хорхе нет. Его нет. Ясно?

— Ясно. — Дрожащими руками Саманта повесила трубку. Они уже нашли Стоуни или, во всяком случае, держат его на мушке. А это значит, что они попытаются выяснить, откуда был сделан звонок. Выругавшись, девушка вернулась в машину и двинулась на север. Как, черт возьми, полицейским удалось так быстро выйти на ее след? Она была уверена, что не оставила никаких улик, и даже если Аддисон сумел четко описать ее внешность, полицейским было не с чем сравнивать. Она верила в то, что Этьен тут ни при чем — это не в его стиле. Хотя его, кажется, не удивил приезд полиции. Кто-то сдал их со Стоуни. Зрачки Саманты сузились. Еще никому не удавалось безнаказанно дурачить ее.

Такое случается сплошь и рядом. У богатых людей вечно что-нибудь воруют, поэтому-то они и придумали страховку. Правда, богатых людей не всегда хотят взорвать. Чертов Этьен. Она вспомнила, какое было лицо у Аддисона, когда она бросилась на него: легкое веселье мигом сменилось потрясением. Он должен понимать, что она не хотела убить его. Напротив, она спасла ему жизнь.

Сердце девушки подпрыгнуло в груди. Насколько она могла судить, Ричард Аддисон был единственным свидетелем происшедшего. Этьен, конечно, обещал позаботиться обо всем, но Саманта по опыту знала, что он всегда беспокоится исключительно о собственной заднице. Он, по своему обыкновению, исчезнет на несколько недель, а потом появится, чтобы получить свою долю прибыли. При этом у Саманты будет гора неприятностей. Значит, ей нужен Аддисон. Она должна убедить его, что невиновна, хотя бы отчасти. Кому-то придется взять на себя вину за случившееся, но только не ей. Похоже, она все-таки полезет на стену.

Глава 4

Четверг, 9 часов 8 минут вечера

— Это просто смешно! — воскликнул Ричард, положив трубку после разговора с главой полицейского департамента Палм-Бич. — Прошло уже два дня, а они по-прежнему уверяют, что вышли на ее след, но пока ничего конкретного сообщить не могут.

— Этого следовало ожидать, — заметил Том, наблюдая за метаниями друга.

— Они сказали только, что установили слежку за неким Уолтером Барстоуном по прозвищу Стоуни. — Ричард бросил взгляд на факс, который принес ему Доннер. — И еще они обыскали какой-то дом. Впечатляющие результаты, ничего не скажешь!

— Ну, это уже кое-что. Правда, учитывая тот факт, что дом записан на имя Хуаниты Фуэнтес, умершей в 1997 году, полицейские пока сами точно не знают, что делают.

— Я хочу съездить в этот дом, — сказал Ричард. Открыв дверцу бара, он налил себе бренди и задумчиво потер висок.

Доктор Клемм предупреждал, что у него может быть легкое сотрясение мозга, но Ричард считал, что голова у него разболелась от расстройства.

— Ты не можешь этого сделать. Официально нам еще ничего не сообщали. Прости, Рик, но даже твое имя открывает не все двери.

— Я терпеть не могу неизвестность. И, что бы там ни говорили полицейские, она не…

— Не вела себя как убийца? Ты это уже говорил. Но в данном случае решать не тебе. — Доннер кашлянул и поднялся со стула. — Меня больше беспокоит тот факт, что тебе запретили покидать территорию Флориды. — Заметив хмурый взгляд Ричарда, он улыбнулся. — Мне, конечно, приятно видеть тебя здесь, но, с другой стороны, ситуация сложилась, прямо скажем, взрывоопасная.

— Согласен.

— Но тебе, по-моему, нравится сидеть по уши в дерьме.

Ричард смерил его взглядом.

— Мне нравится получать ответы на вопросы. Пойди займись чем-нибудь полезным.

Том отвесил боссу низкий поклон. Ох уж эти американцы!

— Да, ваше величество. Я немедленно отправлюсь в офис и позвоню сенатору Брэнстону. Вдруг мне удастся заставить ее оторвать задницу от стула ради тебя.

— Да уж, потряси Барбару хорошенько, а не то мне придется заняться этим лично.

— Нет, потому что ты как бы лег на дно и предоставил полиции заниматься своей непосредственной работой. Я твой адвокат, и это я должен проявить чудеса изворотливости.

Доннер вышел и закрыл за собой дверь. Ричард продолжал ходить по кабинету. Он ненавидел, когда ему указывали, что делать, даже если приказы исходили от таких близких друзей, как Том. Услышанное от главы полицейского департамента его прямо-таки оскорбило. Что же касается ФБР, то с этим ведомством Ричард давно был не в ладах.

7
{"b":"109","o":1}