1
2
3
...
69
70
71
...
73

— Это здесь? — спросила Саманта, когда они свернули за угол.

— Да.

— А на каком этаже он живет?

— Он занимает весь первый этаж. Гарри не любит лестницы.

Саманта по-прежнему рассматривала дом.

— На первом этаже, говоришь? Он скорее всего ждет тебя. Предлагаю проникнуть в дом через окно.

— Нет уж, я проникну в дом через парадный ход.

— Отлично. Ты иди через парадный ход, а я через черный. Может, я найду табличку.

— Саманта, я не хочу, чтобы ты нарушала закон.

— Это ты нарушаешь закон, — парировала девушка, похлопав его по карману пиджака, где лежал пистолет, — а я тебе помогаю.

— Черт, иногда ты меня пугаешь своей наблюдательностью.

Саманта нахмурилась:

— Не увиливай, англичанишка. Этот человек обворовал тебя.

— А кто говорил, что мстить надо с холодной головой?

— Забудь, меня чуть не раздавил грузовик, и я вне себя от гнева.

Она уже направилась в сад, через который можно было попасть в дом сзади, но Ричард поймал ее за руку.

— Ты тоже пыталась обворовать меня, Саманта.

— Да, но при этом я не притворялась твоим другом и деловым партнером.

А кто-то еще смел утверждать, что у воров не существует понятия чести. Он прошел следом за Самантой по узкой тропинке, приведшей их к черной двери. В доме горел свет, и оттуда доносился голос спортивного комментатора. Судя по его словам, «Челси» выигрывала, а значит, Гарри не замечал ничего вокруг.

Саманта подергала дверь. Она оказалась закрыта.

— Дай мне две минуты, — прошептала она, достав из кармана медную проволоку, — а потом как следует пошуми у парадной двери.

В планы Рика это не входило, но он предпочел согласиться. Скорее всего Сэм удастся выяснить больше таким способом, нежели прямо поговорив с Гарри. Наклонившись, он поцеловал ее в губы.

— Будь осторожна.

— Ты тоже.

Дождавшись, пока она откроет дверь и войдет в дом, Ричард вернулся ко входной двери. Он не стал ждать две минуты, потому что мысль о том, что Саманта будет там одна, претила ему. Сделав шаг назад, он со всей силы ударил в дверь ногой. Она затрещала и открылась, от удара сорвавшись с одной из петель. Ричард прошел прямиком в гостиную.

— Какого черта здесь происходит? — раздался гневный возглас Гарри Меридьена. — У меня крикетная бита, так что убирайтесь, пока я не вызвал полицию.

— Вызывай! — отозвался Рик, войдя в комнату.

Он столкнулся лицом к лицу с Гарри, сжимавшим в руках биту.

— Рик? Что…

— Привет, Гарри. Не ожидал увидеть меня?

— Что, черт возьми, ты делаешь? Ты сломал мне дверь! — Высокий и плотный, Гарри Меридьен в школьные годы был классным игроком в крикет.

С трудом сдерживая гнев, Ричард улыбнулся. Он почти надеялся, что Гарри бросится на него с битой, чтобы без зазрения совести побить его.

— Ты украл мою табличку, — только и сказал он.

— Что?

— Ты хотел, чтобы я задержался в Штутгарте еще на день, — продолжал Ричард, резким движением выхватив у Гарри из рук биту. — Ты хотел защитить меня или убедиться, что операция прошла по плану?

— Я понятия не имею, о чем…

— Погибли три человека, Гарри. Так что подумай как следует, прежде чем начнешь говорить.

— Рик, ты сошел с ума. — Гарри изменился в лице. — Я не понимаю, что произошло, но ты не имеешь права вот так врываться в мой дом. Я…

— Рик!

Услышав крик Саманты, он развернулся и бросился в другую сторону по коридору.

— Саманта?

— Я здесь. Ты должен взглянуть на это.

Он нашел ее в кабинете Гарри. Все ящики стола были открыты, и, судя по тому, что в руках Саманта держала нож для резки бумаги, она не пощадила дорогое дерево. Она показала ему фотографию:

— Смотри.

Это была табличка. Похоже, Гарри снял копию со снимка, сделанного страховыми агентами. В первый момент ему хотелось схватить Саманту и громко закричать. Они не ошиблись, а значит, Гарри известно имя преступника.

Меридьен ввалился в кабинет, весь красный и потный.

— Убирайся из моего дома, Рик, и эту девку забирай с собой! Живо!

— У меня есть идея получше, — рявкнул Ричард. — Почему бы тебе не присесть и не рассказать мне всю правду? — Схватив фотографию, он помахал ею перед носом у Гарри. — Только поподробнее, пожалуйста. Не забудь про имена и явки.

— Ты… она… могла подбросить это. Я ничего не знаю.

— Ты можешь сказать это полиции, но только не мне. А теперь сядь, Гарри, или я посажу тебя силой.

Сначала этот большой грузный человек пытался сопротивляться, жалуясь на то, что в этом мире нельзя никому доверять, а потом плюхнулся в мягкое кресло возле двери.

— Я не сделал ничего плохого.

— Есть шанс, что я не стану подавать на тебя в суд, если ты расскажешь, кто за всем этим стоит. — Ричард присел на край стола. — И я даже одолжу тебе денег, чтобы вытащить банк из долгов. Может быть.

— Банк? — Гарри обратил на Рика исполненный надежды взгляд, и подбородок у него вдруг задрожал. — Просто… Партино сказал, что собирается выставить что-то на рынок, и спросил, не хочу ли я войти в долю. Вот и все.

— Данте звонил тебе. Лично, — настаивал Ричард, сдерживая гнев. Сначала он хотел получить ответы на вопросы. Дело касалось не только его одного. Саманта стояла у него за спиной, рассматривая папки, как будто находилась в комнате одна.

— Да, а теперь я позвоню в полицию и своему адвокату.

— Кто еще, кроме Партино, предлагал вам эту табличку? — осведомилась Саманта, не поднимая глаз от папки.

— А вы кто такая? — спросил Гарри.

— А я тот человек, на которого собирались свалить всю вину, когда другой человек, состоящий в сговоре с вами, послал кого-то украсть табличку у Аддисона и убить Партино.

Гарри посерел.

— Что?

— Все верно. — Ричард решил подыграть Саманте. Черт, как же ловко ей удалось напугать Гарри! — Ты был не в курсе? Или ты настолько глуп, что позволил подставить себя? Человек, укравший табличку, мертв, человек, нанявший мою подругу для того, чтобы проникнуть в дом одновременно с вором, тоже мертв, а меня сегодня пытался сбросить в Темзу какой-то грузовик. — Ричард наклонился вперед. — Как ты понимаешь, я не в восторге от такого поворота событий, и мне нужны имена.

— Похоже, Ремингтон тоже у него, — сказала Саманта, листая папки. — А может, и еще кое-что. — Она посмотрела на Гарри. — Я даже склоняюсь к мысли, что он сам все и придумал.

— Я коллекционер, — сказал Гарри, который побагровел настолько, что Ричард стал беспокоиться, как бы у него не случился сердечный приступ. — Я никому не хотел причинить вреда.

— Докажи! Кто все это затеял? Имя!

На лице Гарри был написан неподдельный ужас.

— Господи, Рик, неужели ты не догадался?

Ричард на секунду задумался. Кто же этот человек, на которого прежде всего должно было пасть подозрение?

— Допустим, я тупой и не сообразил. Говори, я считаю до трех, а потом иду за битой. Мне нужно имя, Гарри!

— Господи, — пробормотал Меридьен, обливаясь потом.

— Мое имя? — осведомился высокий светловолосый мужчина, который вошел в комнату, сжимая в одной руке биту, а в другой — пистолет.

Глава 27

Вторник, 7 часов 8 минут вечера по лондонскому времени

Рик молча смотрел на него в течение одной бесконечной минуты.

— Ты. Это был ты.

— Ну, знаешь, всем надо на что-то жить. На твои деньги это можно проделывать с большим успехом. — Пистолет по-прежнему был направлен на Рика, а бита переместилась на Сэм. — А вы, видимо, Сэм Джеллико. Шон О'Ханнон вас явно недооценивал.

Меридьен вскочил с кресла:

— Питер, я…

Он тут же получил удар битой по лицу и мешком рухнул на пол. У Сэм перехватило дыхание, и вернулось оно только тогда, когда Меридьен застонал. Слава Богу, он не умер. Она посмотрела на красивого светловолосого мужчину.

— Питер, — громко повторила она, — Питер Уоллис.

— А ты умная девочка. Молодец. Было бы неприятно сознавать, что тебе просто повезло. Подойди поближе, я хочу как следует рассмотреть шлюху Рика.

70
{"b":"109","o":1}