1
2
3
...
71
72
73

— Заткнись.

— Я люблю тебя, Саманта Джеллико.

Глаза ее медленно открылись, и взгляд сфокусировался на его лице. Он не ждал ответа. Она слишком много времени провела в одиночестве и не привыкла рассчитывать ни на кого, кроме себя. Но она улыбнулась и дрожащей рукой дотронулась до его лица. Ричард крепко сжал ее ладонь. Саманта закрыла глаза и снова потеряла сознание.

Когда Сэм открыла глаза, ей почудилось, что она все еще пребывает в ночном кошмаре. Вокруг нее сновали туда-сюда полицейские, мужчины и женщины в бежевых британских пальто, все говорящие с типичным лондонским акцентом. Она лежала уже не на полу, а на каких-то носилках, и в одной руке у нее была капельница. Похоже, ее чем-то привязали.

— Эй, — проворчала она, сделав попытку сесть.

К ней тут же подошел Рик. На переносице у него был пластырь, а к губе он прижимал лед.

— Все в порядке, — сказал он, — расслабься.

— У тебя глаз заплыл, — заметила Саманта. Кроме того, у него опухла губа, а на левой щеке наливался большой синяк.

— Твои наблюдательные способности не задеты, — криво улыбнулся Рик.

— Я не хочу в больницу.

— Плохо.

В этот момент носилки поднялись и поплыли к выходу.

— Рик? — позвала Саманта, испугавшись, что больше не увидит его.

— Все в порядке. Я еду с тобой. У меня сломан нос.

— Я выиграла, потому что у меня пробита голова.

Она услышала его тихий смех.

— У тебя голова дубовая, ее не пробьешь, — отозвался он. — Там просто ушиб.

— Отлично.

— Не так чтобы отлично, милая.

Носилки засунули в машину «скорой помощи». Следом туда же забрались медработник и Рик.

— А что с Гарри и Уоллисом? — спросила Саманта. Рик наклонился и взял ее за руку.

— Гарри в другой машине «скорой помощи». А Уоллис еще пожалеет, что остался жив, когда я доберусь до него.

С минуту она молча смотрела на него.

— Не думаю, что Патриция была с ним заодно, — сказала она.

— Ее вызвали в полицию для допроса, — отозвался Рик, сжав ее ладонь в своей, — но я тоже не думаю, что она в курсе. Надеюсь, во всяком случае.

— Я тоже.

— Я должен тебе кое-что сказать, — добавил Ричард с улыбкой.

Он уже сказал ей кое-что, нечто очень личное и очень ценное. Эти слова она навсегда сохранит в своем сердце. Но она не хотела, чтобы Рик повторял их, не дождавшись ее ответа.

— Ты ничего не должен мне говорить, — поспешно проговорила она. — Я знаю, и я…

Глаза Рика заискрились смехом.

— Я не о том. Кастильо позвонил в Скотленд-Ярд и сказал, чтобы они вызвали некоего Гарольда Меридьена для допроса в связи с серией краж предметов искусства. Они ввалились в дом через полминуты после того, как я позвонил в полицию.

— Фрэнк подслушивал за зеркалом в тюрьме. Я так и знала, что там кто-то был.

Рик кивнул и сжал ее руку.

— Думаю, я должен поставить Фрэнку пива.

— Знаешь, он мне нравится, — сказала Саманта, удивившись собственным словам. — Для копа он вполне ничего.

Медработник наклонился, чтобы проверить кислородную трубку у нее в носу и прибор, фиксировавший работу сердца.

— Вам надо отдохнуть, мисс, — сказал он. — Больше никаких разговоров.

— Ладно, последнее. — Она притянула руку Рика к себе, насколько это позволяли крепления. — Я хочу поехать в Девон.

Эпилог

Вторник, 11 часов 15 минут утра по лондонскому времени

Две недели спустя Саманта сидела рядом с Риком в машине, за окнами которой проносились луга, фермы и дубовые рощи. Она никогда раньше не видела эту часть Англии. Здесь было так мирно и уютно, и все очень напоминало самого Рика Аддисона.

— Патриция согласилась свидетельствовать против Уоллиса? — спросила девушка, любуясь на четырехсотлетний мост, который они проезжали.

— Вроде да.

— Думаю, она хочет вернуть тебя.

— Ничем не могу ей помочь.

Сэм сглотнула.

— Ее слова помогут?

Рик пожал плечами:

— Если верить полицейским, ей известно только то, что на прошлой неделе Питер на два дня летал во Флориду.

— Этого достаточно, чтобы убить Этьена и забрать табличку.

— Он арендовал «БМВ».

— Ту, которую мы видели на шоссе. Он почти достал их.

Рик кивнул.

— Картина пока до конца не прояснилась, но полиция работает в нужном направлении. И они делают все для того, чтобы тебе не пришлось давать показания. Если адвокат защиты вызовет тебя…

Сэм вздрогнула.

— Тогда я пошлю все к черту и солгу под присягой.

Ричард озабоченно взглянул на нее. Это выражение не сходило с его лица в течение последних двух недель, несмотря даже на то, что, выписавшись из больницы, Саманта перебралась в его лондонскую квартиру.

— До этого не дойдет. Уверен, что на мой загородный дом договор об экстрадиции с США не распространяется.

Сэм сделала попытку улыбнуться.

— Хорошая новость.

Следующие несколько минут прошли в молчании.

— Вон там слева, — неожиданно проговорил Рик, показывая куда-то рукой.

Невысокие зеленые холмы с двух сторон окружали огромное озеро, обсаженное дубами и ивами. А за ним на небольшом возвышении стоял замок. По-другому этот дом назвать было нельзя. Сотни окон украшали фасад в форме буквы U, по бокам высились шпили, а центральный вход поддерживали массивные колонны по обе стороны от широкой лестницы из гранита.

— Красиво, правда? — с улыбкой сказал Рик.

— Черт, это же Букингемский дворец, — отозвалась Саманта.

— Да нет, это Роли-Парк.

— Ты сказал, что вырос здесь.

Снова кивнув, Рик свернул с главной дороги на узкую извилистую аллею, проезжая по которой сквозь освещенную солнцем листву и густые заросли плюща можно было разглядеть дом.

— Этот дом достался мне в наследство. Я по возможности стараюсь проводить здесь не меньше двух месяцев в году. Это мой дом.

Дом. У Саманты никогда не было своего дома. Спокойного, безопасного убежища. Ей было страшно, но в то же время хотелось попробовать пожить новой жизнью. С Риком.

Выгнув шею, Саманта не отрывала глаз от дома.

— Серьезно, Рик, он просто великолепен. Если бы у меня был такой дом, я бы никогда из него не уезжала.

Произнеся эти слова, Сэм нахмурилась. После того как Рик признался ей в любви, каждый раз, говоря нечто вроде этого, она испытывала смущение, как будто просила что-то. На самом деле она ничего не просила. Достаточно было просто находиться рядом с ним. Никогда в своей жизни она не чувствовала себя настолько спокойно, комфортно и расслабленно, как в последние две недели. А точнее, четыре, если учесть интересные обстоятельства их знакомства.

Проезжая мимо поляны, Рик показал Саманте стайку оленей.

— Рад, что тебе нравится. Я давно хотел предложить тебе управлять чем-нибудь из моих владений, а тут как раз представился случай.

Она насторожилась.

— Я тоже должна тебе кое-что сказать.

— Ладно, ты первая.

— Мы тут говорили со Стоуни и решили уйти на пенсию.

— Правда?

— Да. — Саманта откашлялась. Если Рик сейчас засмеется, она либо стукнет его, либо умрет от унижения. — Мы хотим открыть свое дело, фирму по установке сигнализации.

Сначала Рик довольно долго ехал молча. Наконец его губы изогнулись в улыбке.

— Мне повезло. Я как раз хотел предложить тебе проверить системы безопасности во всех моих домах. Мне говорили, что они ни к черту.

— Отлично. Ты можешь нанять меня.

— А платить мне тоже придется? — Рик вопросительно поднял бровь.

— Я сделаю хорошую скидку.

— Надеюсь. — Он сделал глубокий вдох. — Я должен сказать тебе еще кое-что.

— Рик, я…

— Заткнись, сейчас моя очередь.

Саманта сложила руки на груди, сделав вид, что разговор о чувствах не смущает ее.

— Говори.

— Спасибо. Как я уже сказал, теперь, когда часть моей коллекции находится в руках посторонних, а другая часть потеряла ценность, потому что никто пока не подтвердил ее подлинность, я хочу начать все заново. — Он бросил на нее взгляд. — И я хочу, чтобы ты помогла мне. Если, конечно, у тебя будет время.

72
{"b":"109","o":1}