ЛитМир - Электронная Библиотека

Отпустив веревку, она двинулась к нему кошачьей походкой, при этом сексуально покачивая бедрами.

— Я уже предложила свой вариант, но вы мне отказали. Будьте осторожны. Кто-то хочет от вас избавиться. И вы даже не представляете, насколько близко опытный убийца может подобраться к вам, — пробормотала она, приблизив лицо к его лицу.

Господи, да она буквально искрила! Ричард почувствовал, как встали дыбом волоски у него на руке.

— Последую вашему совету, — так же медленно протянул он и придвинулся ближе к девушке, вынуждая ее сделать следующий шаг. Если она решится, их тела соприкоснутся. Надо сказать, что Ричарду безумно хотелось потрогать ее. Исходящее от ее тела тепло было почти осязаемым.

Она осталась стоять на том же месте, обдавая его губы жарким дыханием, а потом улыбнулась и в следующее мгновение уже вскарабкалась наверх по веревке.

— Значит, вы не удивились, увидев меня сегодня? Смотрите, Аддисон, раз вы не хотите помочь мне, я тоже не стану вам помогать.

— Помогать мне?

Она исчезла, а потом в проеме показалась ее голова.

— Мне известны некоторые вещи, до которых копы в жизни не додумаются. Спокойной ночи, мистер Аддисон. — Девушка послала ему воздушный поцелуй. — Спите крепко.

Ричард быстро подошел к люку, но она уже испарилась.

— Я удивился, — сказал он, сделав очередной глоток бренди, — а теперь мне нужен холодный душ.

Следовало отдать Аддисону должное хотя бы в одном: он не забил тревогу и дал ей возможность спокойно выбраться из его дома и поместья.

Это была глупая затея. Подумать только, она находилась в бегах всего два дня, а уже начала хвататься за призрачные надежды! Разумеется, у него нет ни малейшего повода верить, а уж тем более помогать ей, хотя Саманта могла с большой долей уверенности сказать, кто заложил бомбу. Не то чтобы она собиралась выдать Этьена, но она была вполне способна отвести от себя подозрения полицейских. И чего она добилась: дала возможность Аддисону получше рассмотреть себя, осведомила его, а значит, и полицию о том, что она все еще в Палм-Бич, а также дала понять, что могла пронести в дом взрывчатку с той же легкостью, с какой на сей раз преодолела их хваленую систему безопасности.

Что она вынесла из беседы с Ричардом Аддисоном? Сэм поджала губы. Она и раньше знала, что он хорош собой, но теперь убедилась в том, что он еще и невероятно сексуален. Слава Богу, флирт не входил в ее сегодняшний план, потому что она в любом случае не удержалась бы от этого. Наверное, гормоны разыгрались, но в любом случае сотрудничество с таким мужчиной ничего хорошего не дало бы.

Прошагав последнюю милю до того места, где она оставила машину, Саманта уселась за руль, завела мотор и задумалась. Он не стал включать сигнализацию. Значит, он поверил, пусть отчасти. Это уже что-то, хотя и не тот вид помощи, о котором она просила.

Сделав глубокий вдох, чтобы избавиться от возбуждения, которое охватило ее при виде Аддисона, Саманта сдвинулась с места. Пора начать разрабатывать новый план. Через пару дней придется менять машину, а такими вещами девушка не любила заниматься. Отец однажды сказал, что она очень привередлива, но правильнее было бы назвать ее снобом. Ей очень не хватало того ощущения, которое она испытывала, проникая в недозволенные места и прикасаясь к… вечности.

Древние манускрипты, картины старых мастеров, римские монеты, троянские каменные таблички — история завораживала девушку, и за это ее тоже нередко ругали. Но Саманта не могла ничего с собой поделать: прежде чем воровать вещь, она старалась узнать о ней как можно больше. Отец расценивал все это исключительно как денежные потоки, а самого себя считал банкиром, переводящим средства с одного счета на другой и получающим за это процент.

Проклятие! Раз уж Этьен оказался настолько неразговорчив, надо было узнать у Аддисона, что стало с камнем: пропал ли он или погиб в огне? Хотя вряд ли он просветил бы ее на этот счет. Разница все-таки существенная: в первом случае бомба послужила отвлекающим маневром, а во втором — орудием убийства. Кто-то явно хотел избавиться от Ричарда Аддисона, этого великолепного, сексуального Ричарда Аддисона, единственного из известных ей миллиардеров, который ходил босиком и в облегающих джинсах.

Сэм помотала головой. «Прекрати», — сказала она самой себе и включила радио. Судя по тому, какое влияние оказывает на нее этот мужчина, она правильно сделала, что ушла. Ну и что с того, что он даст полиции ее приметы? Они все равно никогда ее не найдут. Осталось только выждать несколько дней, пока полиция устанет следить за ней и ослабит бдительность. Главное, не упустить этот момент.

Она волновалась за Стоуни, хотя, конечно, человек, привыкший работать с ее не слишком осторожным отцом, сумеет выкрутиться из любой ситуации. Сама она собиралась поехать в Милан, где из-за обилия туристов выследить ее будет практически невозможно. Саманта боялась думать, что будет с ней дальше: вернуться в США она не сможет, потому что здесь на ней по-прежнему будут висеть убийство и попытка убийства.

Саманта снова мысленно обругала Этьена. Он думает лишь о себе, как, впрочем, и она сама. Только на этот раз он совершил ошибку, за которую ей придется расплачиваться.

Саманта ехала в Клюистон, где у нее остался отцовский дом. Жалкое, конечно, местечко, зато безопасное. Никому и в голову не придет, что уважающий себя вор может там скрываться.

Раны на плече и ноге давали о себе знать. Надо протереть их спиртом и залить медицинским клеем. О будущем можно подумать и завтра. А сегодня она будет размышлять о том, почему ее так беспокоит тот факт, что кто-то хочет убить Ричарда Аддисона, единственного человека, который мог свидетельствовать против нее.

Глава 5

Пятница, 8 часов 27 минут утра

— Данте показывал тебе отчет о состоянии экспонатов? — спросил Ричард, откинувшись на мягкое кожаное сиденье лимузина.

Доннер забрался в машину следом за ним.

— Да, но речь в нем идет только о тех экспонатах, к которым ему открыли доступ. Он до сих пор воюет со страховой компанией по поводу стоимости большинства сгоревших в огне предметов. Оценщика, по-моему, уже тошнит от Данте.

Машина проехала вниз по длинной извилистой дорожке и миновала ворота, которые по-прежнему охранялись полицейскими в форме.

— Они здесь уже третий день. Когда это закончится?

— Думаю, не раньше, чем поймают преступника. Знаешь, мне как-то стыдно жаловаться на полицию за то, что она так тщательно тебя охраняет. Кстати, сегодня утром звонил Кастильо, он возражал против того, чтобы ты выходил из, цитирую, «надежно защищенного дома, тем самым подвергая себя опасности повторного нападения», конец цитаты.

— Будем считать, что он меня предупредил. Если меня убьют, можешь не тащить его в суд, — пожал плечами Ричард. — Я поеду к тебе в офис и поработаю несколько часов. — Он бросил взгляд на Доннера: — Ты, кстати, не против того, что пришлось сначала заехать за мной, а потом везти меня на работу? Если что, я могу сам сесть за руль.

— Поскольку я живу на одну зарплату, — улыбнулся Том, — то имеет смысл требовать от тебя сверхурочные.

— Я не рассказал тебе об одном событии, которое произошло вчера. — Доннер продолжал молча смотреть на него, поэтому Ричард набрал в грудь побольше воздуха, приготовившись рассказать другу правду. Конечно, он предпочел бы держать это при себе, но, с другой стороны, если с ним все-таки что-то случится, надо, чтобы хоть кто-то владел всей информацией и мог разыскать убийцу. — У меня была гостья. Она явилась ко мне в кабинет сразу после твоего ухода.

— Кто она? Хоть намекни, мистер Самый Завидный Холостяк Великобритании.

— Я же просил не называть меня так.

— Прости, — фыркнул Том. — Ну, и кто к тебе приходил?

— Мисс Смит.

Том открыл рот, но не произнес ни слова.

— Ты… она… почему, черт возьми, ты ничего не сказал? Рик! Проклятие! — Доннер схватился за висевший у него на поясе сотовый. — Вот. — Он погрозил Рику пальцем, одновременно набирая номер. — Вот зачем тебе нужна круглосуточная охрана.

9
{"b":"109","o":1}