ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Возле палатки крутилось несколько подростков, оживленно перешептывающихся о чем-то и, видимо, ожидавших очередную жертву мага-шарлатана. Не обращая на них внимания, Сергей первым отодвинул в сторону полог палатки и вошел внутрь. Тот час же ему в нос крепко ударил приторно сладкий аромат каких-то масел или пряностей, смешанный с легким запахом табачного дыма. Освещение было тусклым, и лишь на стоящем в дальнем углу столе стоял испускающий мягкий голубоватый свет хрустальный шар. Перед ним-то, зажав в зубах сигарету, и восседал маг…

— Добро пожаловать. — приятным женским голосом провозгласил маг, оборачиваясь к ним. — Проходите, присаживайтесь.

Подойдя ближе и свыкнувшись с голубовато-красным сумраком палатки, Сергей убедился, что перед ними и в самом деле не колдун, а колдунья. Выглядела она довольно эффектно и завораживающе, особенно при том, что ее лицо было освещено сиянием хрустального шара (мимолетом Сергей отметил, что к этой атрибутике ведьмы под столом был протянут вполне реальный, не принадлежащий к потустороннему миру, электрический провод), а спина отсвечивала багряным светом солнца, с трудом пробивавшегося через брезент палатки.

Усадив спутницу на стоящий возле гадалки стул, Сергей встал позади нее, положив руки ей на плечи.

— Вы вместе? — спросила гадалка, зачем-то проведя рукой перед Наташиным лицом и ненароком демонстрируя ухоженные ногти и блеснувшие на запястье часы.

— Да. — ответил за нее Сергей.

— И кажется недавно… — это был не вопрос, скорее утверждение, заставившее Сергея подумать о том, как, должно быть, хорошо эта женщина разбирается в людях… Неужели у них на лицах написано, что это их первое свидание?

— Да… — чувствуя себя полным идиотом ответил он, — Сегодня, вот, первый раз…

Гадалка вновь взмахнула рукой, прерывая его дальнейшие неуклюжие объяснения. В самом деле, какое ей дело до того, сколько они знакомы. Только так, в общих чертах знать, кто перед ней, чтобы можно было нагадать влюбленным пышную свадьбу, троих детишек и много чего еще. Капля сообразительности, немного актерского таланта, самую малость обычной женской интуиции, и вуаля — перед нами новый Нострадамус. Сейчас только тупой и ленивый не пытается заработать на этом денег.

— Что бы вы хотели узнать? — замогильным голосом спросила она, положив руки на хрустальный шар, который от этого вспыхнул чуть ярче. А, быть может, и от того, что в этот момент она наступила ногой под столом на какой-нибудь переключатель… Сергей не мог быть уверенным в этом, но ему показалось, что нога гадалки дрогнула в аккурат в тот момент, когда шар засиял ярче. Разгадать штучки шарлатана на его же территории, в этом полумраке, было невозможно.

— Нас интересует наше будущее. — ответила Наташа. — Предсказать его по руке вы можете?

— Что-нибудь конкретное? Когда выйдете замуж, когда родите детей? Или вы хотите, чтобы я просто заглянула в ваше будущее и сказала, что я там вижу?

— Да. Просто будущее. — торопливо сказал Сергей, опасаясь, что Наташа сейчас задаст конкретный вопрос, который позволит этой ведьме определить, что же ей хочется услышать.

Гадалка взяла Наташину руку в свою и несколько раз провела по ее раскрытой ладони двумя пальцами. Спектакль начинался…

— Ты стоишь на перепутье. Очень скоро тебе придется сделать выбор, и от того, что ты решишь, будет зависеть все, что случится с тобой в дальнейшем. С одной стороны я вижу прекрасную девушку, в чертах которой я смутно узнаю тебя… Возможно, это ты, но мне больше кажется, что это твоя дочь… А с другой стороны… С другой стороны тебя поджидает сморщенная и сгорбленная старуха.

— Смерть? — испуганно прошептала Наташа.

— Нет. Смерть не поджидает. Она просто приходит, когда считает нужным. Ее я не вижу, но ощущаю где-то рядом, как и у всех людей. Я вижу тебя. Твою душу, неверно выбравшую свой дальнейший путь.

— А что-нибудь по конкретнее можно? — нахально спросил Сергей, которого не прельщала перспектива ожидать своей пачки «Парламента» лет пятьдесят, чтобы проверить, превратится ли Наташа в сморщенную старуху. — Что-нибудь из ближайшего будущего?

— Хитрый ты какой, а?… — улыбнулась гадалка, впервые проявив вполне человеческие чувства, а затем добавила, обращаясь уже к Наташе, — Небось, поспорила ты с ним, милая? Хочешь доказать ему, что магия существует независимо от того, верит он в нее, или нет?

— Да. — удивленно ответила Наташа. — Поспорили. Откуда вы знаете?

— Я все знаю. — нахально заявила та. — На то я и прорицательница. Ну, милый, проверяй меня, если хочешь. Мне все равно. Вот только, даже мы, прорицатели и прочие маги, перешли теперь на рыночную экономику. Двести рублей с тебя, дорогой, и вот тогда уже всю правду расскажу, ничего не скрою… — и она вновь улыбнулась, блеснув зубами в голубом сиянии магического шара.

— Позолотить ручку? — ехидно усмехнулся Сергей, чувствуя, что в этой пьесе он перестает играть главную роль. На передний план нахально выдвинулась гадалка, безжалостно тесня его за кулисы.

— На то, чтобы позолотить мою ручку, милый, денежек у тебя не хватит. — возвращая ему доху ехидства пропела гадалка, — Не те нынче мужчины пошли. Многие пытались, но смогли покрыть позолотой не больше моего мизинца. Высоки у меня запросы, милый. Но вот будущее тебе скажу всего за ничего… Мне не жалко.

— Черт с вами. — буркнул Сергей, выкладывая на стол требуемую сумму, которая тут же исчезла в ладони гадалки.

— А вот этого не надо. — погрозила она пальчиком, — зачем он мне? Да и вам не за чем. Пусть черт остается там, где ему самое место, в Аду.

Сергей почел за лучшее промолчать, дабы не провоцировать эту нахальную прорицательницу на то, чтобы лишний раз выставить его полным кретином.

— А теперь вы, оба, дайте мне свои руки.

Крепко сжав их ладони, гадалка закрыла глаза и откинулась на спинку стула, обратив лицо к потолку палатки.

— О, да вы оба на перепутье. — хорошо поставленным замогильным голосом произнесла она, — Вы оба должны решить, во что теперь верите. С одной стороны от вас — любовь, а с другой — ненависть и презрение. Выбирать вам…

Карьера… Ведь вас волнует прежде всего это, не так ли? Могу сказать, что ничего особо примечательного на поприще работы вы не совершите. Особого карьерного роста вам не видать. Но деньги… Деньги будут. Не миллионы, но и не гроши.

— Старо, как мир. — буркнул Сергей.

Наташа бросила на него весьма красноречивый взгляд, и заговорила, обращаясь к гадалке:

— Не обращайте на него внимания. Он скептик до мозга костей.

— А я и не обращаю. — все тем же замогильным голосом ответила она, словно бы продолжала пророчествовать, — Да и другого мозга, кроме костного, у него, похоже и нет…

Наташа хихикнула и ободряюще взглянула на Сергея — мол, не обижайся, но сам виноват.

— Любовь… Вы и о ней хотели спросить, не так ли? В твоей судьбе, милая, я вижу счастье. Не лучистое, как бывает солнце, а вполне земное, но все же радостное. А вот в твоей… Вижу горечь и обиды, разочарования и презрения, но вот счастья в любви — не вижу.

— Ты мне еще про казенный дом расскажи! — буркнул Сергей, пытаясь вырвать свою руку и цепкой ладони гадалки, и проклиная себя за то, что согласился завернуть в эту палатку. Не стоила пачка «Парламента» этих десяти минут, ох не стоила!

— Казенных домов в твоей жизни вижу много, но вот того, о котором ты говоришь среди них нет. Хотя нет, есть, но не на твоем пути. Может, кто из родственников твоих туда попадет, или из друзей. Связан ты с этим домом, но не крепко, не через свою душу, а через чью-то еще.

— Мы… мы будем вместе? — задала вопрос Наташа, зачарованно глядя прорицательнице в лицо. — Мы с Сережей?

— Извини, милая, но нет. Впрочем, не огорчайся. Мужчина тебе встретится гораздо лучший…

Сергей хотел уже, было, вырвать свою руку у этой нахальной мошенницы, и в двух-трех исконно русских словах объяснить ей, что он думает по поводу этого спектакля вообще, и «лучшего мужчины» в частности, но в этот момент гадалка буквально впилась пальцами в его руку и, откинувшись на стуле, бессмысленно уставилась куда-то ввысь.

2
{"b":"109001","o":1}