ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прямо перед ней было рулевое колесо большого автомобиля. Ее левая рука в перчатке и обожженная правая лежали на баранке руля. Машина перевернулась набок, нависая над краем шоссе. Из радиатора бежала вода, из картера капало масло. Фары не горели, мотор заглох.

Кто-то вновь направил на нее свет карманного фонаря. Она заметила, что ветровое стекло разбито, переднее сиденье осыпано осколками.

У машины были люди. Через широкое окно протянулись чьи-то руки. Ее крепко взяли за кисти рук, подтянули кверху. Мужской голос произнес:

– Дайте мне руку. Эта штука может загореться. Быстрее. Двигаться можешь, сестренка?

Она попробовала. Ноги были словно чужие. Она почувствовала, что падает. Кто-то удержал ее. Она смутно чувствовала, что кто-то берет ее на руки, поднимает, несет.

Снова темнота и ощущение движения. Голоса, голоса, произносящие бессвязные слова. Смысл этих слов не доходил до нее. Кроваво-красные огни на дороге. «Живее, здесь авария… Сюда… Кажется, он мертв. Направо… Прошу прощения, мадам, сюда нельзя». Сирены, сирены…

Темнота, забытье…

Она пришла в себя от боли и успела заметить бетонную полосу дороги, убегающую назад с огромной скоростью. Затем ее почти оглушили автомобильные гудки, вой сирены. Машина «Скорой помощи» мчалась без остановки, расчищая себе дорогу звуками сирены.

Стефания почувствовала чье-то прикосновение. Мужской голос произнес:

– Осторожней!

Она услышала шорох резиновых колесиков, ее подняли на больничную тележку. Девушка уловила запах эфира, открыла глаза и увидела двигающиеся мимо нее белые стены. Затем бьющий в глаза свет, ловкие пальцы, ощупывающие ее тело… Снова боль, мужской голос, шуршание накрахмаленных халатов, укол… дышать стало трудно, она попробовала сбросить что-то с лица, то, что душило ее. Голос сестры произнес:

– Лежите спокойно. Дышите глубже.

Глубокий, глубокий вдох…

Глава 4

Орти взглянула на белокурые волосы Стефании, рассыпавшиеся по подушке.

– В недурной переделке ты побывала, – сказала она.

Стефания улыбнулась.

– Сама чувствую. У меня все болит.

– Счастье еще, что ничего не сломано. Несколько больших синяков и царапин на ногах. Чуть порезано плечо, но это ерунда.

– Как думаешь, швы останутся?

– Чепуха! Если останутся, то там, где их не увидишь.

– О господи, – простонала Стефания, – у меня во рту как в гостиничном номере после попойки. Что, собственно, случилось?

– Ты влипла в неприятную историю, – коротко ответила Орти.

– Сама знаю. Я приехала сюда, чтобы найти работу, и вот, извольте радоваться… Как ты думаешь, надолго это, Орти? Скажи откровенно.

Орти было около тридцати, и весила она сто пятьдесят фунтов. Ее фигура, однако, отнюдь не казалась безобразной. Пышные формы радовали мужской взгляд. Весь ее добродушный характер отражался в глазах, а в уголках губ всегда дрожала улыбка – во всем она могла найти смешную сторону. Ее трудно было обидеть, разозлить, вывести из себя. Она смотрела на жизнь просто, не ограничивала себя ни в чем, ела, что и когда хотела, никогда не беспокоясь о последствиях.

«Знаю, что мужчины любят изящных, – говорила она. – Только еще больше они ценят женщин с хорошим характером, даже если они толстухи вроде меня. А поесть я люблю и не собираюсь от этого отказываться». У Орти никогда не было недостатка в поклонниках. Она нравилась мужчинам, что заставляло многих женщин пожимать плечами и кривить губы.

– Ну, так как же, Орти? – вновь спросила Стефания. – Надолго я здесь застряну?

Орти взглянула на подругу. Улыбка еще дрожала в уголках ее губ, но глаза несколько затуманились.

– Ты, должно быть, была хороша, – сказала она.

– Что ты имеешь в виду?

– Я имею в виду, что была, должно быть, здорово навеселе, если решила угнать эту машину.

– Угнать машину? Да ты с ума сошла?!

– Разве это не твоих рук дело?

– Господи боже мой, конечно, нет. Я попросила подвезти меня.

– От тебя пахло виски.

– Ну, да, он приставал ко мне до тех пор, пока я не сделала глоток из фляжки.

– Но ты вела машину.

– Ничего подобного, Орти.

Взгляд Орти стал еще более серьезным.

– Ты ведь не будешь морочить мне голову, детка?

– Конечно, нет.

Орти оглядела палату и понизила голос:

– Можешь говорить свободно, Стефания, сиделка вышла.

– Но я и говорю: не я вела эту проклятую машину.

– Когда тебя нашли, ты сидела за рулем.

Внезапно воспоминание возникло в мозгу девушки.

– Да, это могло быть и так. Теперь я вспомнила. А что с мужчиной?

– С каким мужчиной?

– С мужчиной, который был со мной и который вел машину.

Орти покачала головой.

– А вообще кто-нибудь пострадал? – спросила Стефания.

– Куча народа. Некоторые в тяжелом состоянии. Ваша машина столкнулась с машиной, идущей справа, потом налетела на машину, которая шла в том же направлении, что и ваша, и отбросила ее на другую сторону шоссе. От нее только перья полетели. Потом ваша колымага перевернулась несколько раз и очутилась в кювете. Просто удивительно, что она не взорвалась.

– Но не я вела машину, не я! Кто ее хозяин?

– Одна видная шишка в Голливуде. Ее угнали вчера вечером.

– Вчера? А сегодня что?

– Четверг.

– Ее правда украли, Орти?

– Угу.

Стефания попыталась сесть на постели, но не смогла и снова упала на подушки.

– Боже… Вот так история, – простонала она.

– Не горюй, обойдется. Тебе не смогут предъявить обвинение в краже машины, если ты будешь твердо стоять на своем. Не смогут доказать и что ты была пьяна. В худшем случае – обвинение в нарушении правил езды, если только… послушай, Стефания, если ты действительно не виновата в этой истории с машиной…

– Не мели ерунды. Говорю тебе, я ехала из Сан-Франциско. И могу доказать, что была там вчера утром. Этот тип посадил меня в машину в Бекерсфильде.

– Он был пьян?

– Да.

– Здорово?

– Да как сказать? Во всяком случае, заметно.

– Распускал лапы?

– Пытался. Из-за этого все и получилось.

– Послушай, Стефания, ты не врешь? Не взялась ли ты за руль потому, что он был пьян? Может быть, ты его выгораживаешь?

– Да, нет же, клянусь тебе!

Взгляд Орти помрачнел.

– Ну что же, – сказала она, – похоже, тебе понадобится адвокат.

Глава 5

Делла Стрит, секретарь Перри Мейсона, выслушала Орти и сказала извиняющимся тоном:

– Мистер Мейсон обычно не занимается мелкими делами и…

– Я работаю, – прервала ее Орти. – У меня отложены кое-какие деньги, так что… Кроме того, я получаю приличное жалованье. Я сама секретарша. Мой шеф близорук, – добавила она, рассмеявшись своим булькающим смехом, – так что от меня не требуется, чтобы я служила украшением конторы, и я могу есть три раза в день. Скажите мистеру Мейсону, что если он беспокоится насчет гонорара, то…

– Дело совсем не в этом, – сказала Делла с улыбкой. – Мистер Мейсон берет обычно умеренную плату. Просто он не занимается такими делами. Подождите минутку, прошу вас.

Она прошла через небольшую библиотеку и вошла в кабинет Мейсона.

Перри Мейсон сидел за заваленным сводами законов столом, изучая какой-то документ.

– В чем дело? – поднял он глаза на Деллу.

– Случай не из тех, какими ты интересуешься, но сама клиентка довольно забавная.

– Кто же она? Дай мне, пожалуйста, сигарету и расскажи все по порядку.

Делла Стрит подала ему сигарету, и Мейсон закурил с видимым удовольствием.

– Мне кажется, она полька. У нее есть подруга Стефания Клэр Олджер, красивая девушка, которая называет себя просто Стефания Клэр, и…

– А как имя женщины? – прервал Мейсон.

– Гортензия Энтовская. Она сказала, что обычно ее называют Орти. Тебе будет интересно взглянуть на нее. У нее весьма соблазнительная фигура, пропасть добродушия, и, похоже, она хороший товарищ. Я думаю, что ей лет двадцать шесть. Говорит, что работает секретаршей у близорукого человека и потому может не следить за своей внешностью.

3
{"b":"109344","o":1}