ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

7

В четверг в половине седьмого утра Аннетта почувствовала себя нехорошо. Острая боль внизу живота – и на мгновение ей показалось, что она теряет сознание. Аннетта медленно подтянулась к краю кровати и посмотрела на часы. Дэниел и Джо обычно не заходят к ней до семи часов, а сиделка приезжает не раньше восьми. Аннетта встала с постели, посмотрела на Дона, спящего под воздействием таблеток, и осторожно прошла мимо его кровати к двери, ведущей в гостиную. Едва она добралась до дивана, как боль накатила опять. Аннетта согнулась, схватившись за живот. Взглянула на кнопки звонков на стене и, сделав усилие, дотянулась до одной из них. Уже через минуту она услышала, как кто-то бежит по коридору. Джо был тут как тут:

– Что случилось?

– Джо…

– Что, дорогая? Не волнуйся, не волнуйся. – Джо повел ее обратно к дивану, сел рядом и обнял ее. – Тебе больно?

– Мне… Кажется, началось, Джо. Хорошо бы вызвать врача.

– Ты уверена?

– Ужасная боль. – Аннетта судорожно вздохнула.

Джо тут же встал и подошел к телефону, стоявшему на боковом столике.

– Уже едут, – произнес он, вернувшись к ней. – Долго ждать не придется. Ложись.

– Я не могу, Джо. О, дорогой мой, – Аннетта застонала.

– Ну, полно, полно, – Джо крепко прижал ее к себе. – Ничего страшного. Пока отдохни, а я позвоню отцу. Он принесет тебе горячего питья, это может помочь.

Джо протянул свободную руку, нажал на другую кнопку, и через минуту в комнату вбежал Дэниел. На мгновение замер, оценивая ситуацию. Затем подошел к Аннетте и спросил:

– Началось?

– Папа… папа, но ведь еще слишком рано!..

– Знаю, дорогая, но ничего страшного. Такое часто случается. Вот увидишь, все будет в полном порядке… Что с врачом?

– Я позвонил ему, он уже в пути.

– О Боже! – Лицо Аннетты скривилось в муке. Она скрючилась так, что мужчинам пришлось поддерживать ее.

– Какого же черта он не торопится? – пробормотал Дэниел.

– Он спал, я разбудил его. Ему нужно одеться.

– Сюда езды пять минут на машине.

– Послушай, иди разбуди Мэгги. Только осторожно. Не нужно, чтобы Дон знал об этом. По крайней мере, пока.

Мэгги и доктор вошли в комнату почти одновременно. Аннетта лежала на кровати, грудь ее вздымалась. Она схватила доктора за руку и простонала:

– Пожалуйста, сделайте что-нибудь.

– Мы все сделаем, дорогая, не беспокойся. Как часто наступают схватки?

– Кажется, что все время… все время… Доктор повернулся, оглядел комнату и бросился к телефону.

– „Скорая" примчится с минуты на минуту, – сказал он, вернувшись.

– „Скорая"? – Аннетта попыталась сесть.

– Да, она самая. И лежи спокойно, сейчас поедешь в больницу.

– Я… я думала…

– Что бы ты там ни думала, теперь будешь размышлять в больнице. Сейчас твое место там. Ты и не заметишь, как все пройдет. Нечего волноваться. – Врач повернулся к остальным: – Я бы на вашем месте оделся. Одному из вас надо поехать с ней.

Джо сказал Дэниелу:

– Оставайся здесь и присматривай за Доном. С ней поеду я.

Удивительно, но Дэниел, не раздумывая, согласился:

– Ладно, парень, хорошо.

И оба поспешили каждый в свою комнату, чтобы одеться, так как оба дела не терпели отлагательства.

До приезда „скорой" у Аннетты случились три еще более болезненные схватки. Но когда мужчины переложили ее на носилки, она повернулась к ним, говоря:

– Я… я могу идти сама. И… я хочу повидать мужа.

Врач и Дэниел помогли ей подняться на ноги и повели в сторону спальни. К счастью, суета и суматоха не разбудили Дона. Аннетта наклонилась над ним и поцеловала в щеку. Но когда Дон пошевелился во сне и пробормотал что-то, доктор быстро отвел Аннетту от кровати. В коридоре он сказал:

– Ты уже достаточно ходила. Ложись на носилки и забудь обо всем, кроме того, что тебе предстоит родить прекрасного малыша. Я буду рядом и зайду к тебе попозже. Я уже связался с доктором Уолтерсом, он будет ждать тебя.

Снова начались схватки, и Аннетта застонала. Санитары остановились, и она, тяжело дыша, перевела взгляд на Джо:

– Ты поедешь со мной, Джо?

– Поеду. Не бойся, я поеду с тобой.

Прошло два часа. Джо выпил уже четыре чашки чая и как минимум раз шесть объяснил трем будущим отцам в комнате ожидания, что он сам не отец, а всего лишь брат мужа. Один молодой парень спросил его:

– А где же сам виновник торжества? Убежал?

– Нет, он просто спит, – добродушно ответил Джо.

На это после минутного замешательства парень сказал:

– Что вы говорите! Пьяный?

– Нет, не пьяный, – грустно произнес Джо. – Хотелось бы, чтобы он всего лишь напился. Нет, он попал в аварию.

– Да что вы? – В голосе собеседника чувствовалось смущение. – Вот несчастье-то. Но я просто хотел узнать… – И когда Джо кивнул: „Конечно", парень показал пальцем в конец коридора, где прохаживался один из будущих отцов, и прошептал: – Вот этот захотел поприсутствовать на представлении. Представляете себе? Ему бы мой жизненный опыт, так он рад был бы держаться подальше. Ох, и бывают же люди!

Джо рассмеялся, но мысли его в это время были заняты совсем другим. Он то умолял Бога, то требовал у него, чтобы с Аннеттой все прошло благополучно. Если пришлось бы выбирать между ней и ребенком, то пусть бы осталась она… Ребенок любой ценой – какой бред! Тут церковь не права, он прямо скажет об этом отцу Рэмшоу, как только его увидит. Да хоть бы и отцу Коди! Он бросит это им в лицо! Если ради спасения ребенка пожертвуют жизнью Аннетты, то единственный луч надежды для него погаснет.

Внутри Джо шла постоянная борьба, чувства скрывались под внешней оболочкой невозмутимости. По мере того как рос живот Аннетты, росла и его зависть к Дону. Хотя Джо и знал, что у Дона уже больше никогда не будет детей, он все равно ревновал к нему. Он все время напоминал себе, что этого могло бы и не быть. Если бы он, Джо, был сильным и решительным и в открытую заявил о своей любви к Аннетте, отец не начал бы строить собственные планы по спасению Дона, Дон не оказался бы прикован к постели, а его приемная мать не находилась бы сейчас в психиатрической лечебнице.

– Мистер Кулсон? – Медсестра похлопала его по руке. – Все в порядке, мистер Кулсон, не волнуйтесь, все хорошо.

– Что с ней?

– Все хорошо, говорю вам. Она сейчас спит. Нам пришлось сделать кесарево сечение. У вас маленькая девочка… Я имею в виду, – она улыбнулась, – маленькая племянница.

– Девочка?

– Ну, – сестра снова улыбнулась, – раз племянница – значит, девочка. Тут вариантов нет.

Джо испустил глубокий вздох, в котором чувствовались облегчение и благодарность. Этого было достаточно, чтобы целый ряд голов повернулся к нему. Когда Джо вслед за сестрой вышел из комнаты, один из ожидающих сказал другому:

– Забавный парень. Называет себя деверем, а волнуется больше, чем я.

Деверь в это время смотрел сквозь стекло туда, куда показывала ему медсестра. На детской кроватке лежало что-то, Джо не мог точно разобрать – что. Он видел лишь маленькое сморщенное личико, напоминавшее старушечье.

– Она красавица, – заметила сестра. – Маленькая, весит немногим больше шести фунтов, но такая красавица!

Джо улыбнулся в ответ и спросил:

– Можно ее повидать? Я имею в виду миссис Кулсон.

– Сейчас не имеет смысла, еще какое-то время она будет спать. На вашем месте я поехала бы домой, рассказала бы отцу новости, а затем приняла бы ванну и хорошенько позавтракала. К этому времени она уже придет в себя.

– Спасибо вам, сестра. Так я и сделаю. Но, как вы думаете, смогу я переговорить с доктором до того, как…

Улыбнувшись, она прервала его:

– И на это у вас будет больше шансов, когда вы вернетесь. Дело в том, что доктор сейчас занят, достает еще одного… из глубин.

Джо тоже улыбнулся, еще раз поблагодарил сестру и зашагал прочь.

„Из глубин", – сказала она. Была ли она католичкой?

32
{"b":"109402","o":1}