ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
77 писем к тебе. Откровения влюбленного мужчины
Как бросить курить самому. Спасите ваших близких
Мой лёд, твоё пламя
Притчи. Большая книга. Мудрость всех времен и народов
Шопоголик и Рождество
Выгорание
Тонкий тающий след
Луна цвета стали
Не надо пофигизма
A
A

Руки Дэйва протянулись с двух сторон, поймав ее в ловушку у кухонной раковины, теплые губы коснулись ее затылка.

– Прости, – проговорил он. – Я вовсе не имел в виду того, что сказал.

Она фыркнула, продолжая яростно тереть тарелку.

– Тогда почему ты это сказал?

– Потому что… – Он не закончил фразу, предпочитая прильнуть губами к ее шее.

– Потому – что? – Она выгнула плечо, чтобы как-то остановить его.

– Потому что я был разочарован, – заявил он. – Потому что всю неделю я не мог ни о чем думать, кроме как об этой чертовой кровати, с тобой в ней. Потому что я забыл об этих проблемах с твоими родителями. Потому что, – он тяжело вздохнул, – я не хочу спать в комнате Сэма. Я хочу спать с тобой. Я хочу проснуться рождественским утром и увидеть на подушке рядом со мной твое лицо. Потому что… Есть еще тысяча этих проклятых «потому что». Но в конце концов они сложились в одно. Я вышел из себя, потому что ты отняла у меня единственное место, где я чувствовал близость к тебе. Мне нужна эта кровать, Алекс.

С неожиданным рыданием она уронила тарелку обратно в раковину и, повернувшись, спрятала лицо на его груди так же, как когда-то, когда искала – и всегда находила – утешение.

– О, Дэйв, – прошептала она, давая выход слезам, – я так несчастна!

– Знаю, – вздохнул он, прижимая ее к себе и нежно поглаживая по спине.

Наконец, всхлипнув последний раз, она затихла. Дэйв взял ее за подбородок и заглянул ей в лицо. Она безропотно подчинилась.

– Моя мать убьет меня, если увидит тебя в таком виде, – сокрушенно сказал он. – Один взгляд на твое лицо – и она обвинит во всем меня, даже не выслушав.

Алекс невольно улыбнулась: во всех спорах Дженни неизменно принимала сторону Алекс независимо от того, была та права или нет.

– Прощаешь меня? – спросил Дэйв, нежно отодвигая светлый растрепанный завиток от ее мокрой щеки. – Давай заключим мир, Алекс, – торопил он. – Пусть это Рождество будет добрым. Черт, я даже готов уступить эту проклятую кровать твоим родителям, если это сделает тебя счастливой!

– Кто сказал, что это сделает меня счастливой? – возразила она, залезая в карман его брюк за носовым платком. Ее рука в поисках платка скользнула вниз вдоль его бедра, и Алекс почувствовала, как он вздрогнул от легкого прикосновения ее пальцев.

– Ах ты, дерзкая плутовка! – воскликнул Дэйв. Эта позабавившая его случайность напомнила ему о прежней проказнице Алекс, которую, как ему казалось, он потерял навсегда. – Мир, Алекс, – взмолился он. – Пожалуйста!

– Ты назвал детей надоедливыми отпрысками! – сурово напомнила она.

– Неужели я такое сказал? – очень правдоподобно ужаснулся он.

– И не только!

– Не понимаю, как это ты не запустила в меня чем-нибудь, – сокрушенно пробормотал он. – Ну прости меня, и заключим мир?

Алекс обдумывала это предложение, наслаждаясь тем, что пальцы Дэйва нежно ласкали ее лицо и шею.

– Ты действительно миллионер? – с любопытством спросила она.

– А что, я и это сказал? – Он поднял брови. – Я, должно быть, на время потерял рассудок.

– И все-таки? – настаивала Алекс.

– Если я скажу «да», это добавит мне немножко уважения? – с иронией поинтересовался он.

– Возможно.

– Тогда да, – кивнул он. – Ты видишь перед собой миллионера. С несколькими миллионами. Я добавил это только для того, чтобы повысить свой рейтинг, как ты понимаешь.

Это было сказано легко и небрежно, почти шутя, но тем не менее задело что-то в глубине души Алекс. Она знала, что это было правдой, что ее муж действительно очень богат, но никогда не осознавала этого. Для нее он был просто Дэйв – мужчина, которого она любила.

– Мир? – спросил он, наклоняясь и нежно касаясь губами уголка ее рта.

– Да, – пробормотала она, закрыв от удовольствия глаза.

Дэйв поднял голову.

– Из-за моих миллионов?

– Конечно, – улыбнулась она. – Какие у меня еще могут быть причины для примирения?

Он засмеялся. Если он хоть что-нибудь знал наверняка об Алекс, то это то, что она лишена корысти. Он запечатлел поцелуй у нее на макушке и потянул за собой к двери.

– Пойдем, поговорим, пока я буду переодеваться, – предложил он, и они пошли наверх.

Спальня была залита теплым светом. Дэйв бросил тоскливый взгляд в сторону кровати.

– Мы можем остаться здесь на эту ночь, – небрежно заметила Алекс, получив в ответ легкий шлепок, и, смеясь, они оба прошли в ванную.

Это было чудесное Рождество, счастливое, веселое и беззаботное, но оно быстро прошло. Пришло время решать, будет ли Алекс продолжать занятия в классе Зака. Дэйв ничего не говорил, но его мнение об этом было легко прочесть по его лицу каждый раз, когда он заставал ее с альбомом в руках. Алекс не заводила разговор на эту тему просто потому, что хотела принять решение самостоятельно.

Постепенно между ней и Дэйвом снова стал возникать барьер: они опять превратились в двух осмотрительных незнакомцев, живущих под одной крышей. Алекс не могла не признать, что на девяносто девять процентов это связано с их неудовлетворенностью в постели. Дэйв был очень чувственным мужчиной, и ее неспособность отдать ему всю себя задевало его мужское самолюбие. Он ненавидел те ограничения, на которых она настаивала, – темнота, тишина и ее нежелание без оглядки следовать инстинктам. Алекс опасалась, что, если ничего не изменится, он отправится искать удовлетворения где-нибудь еще.

Избавится ли она когда-нибудь от этого страха? Дэйв сожалел о своем увлечении так же, как и она. Но боязнь того, что он действительно может уйти, лишала ее той уверенности, в которой она так нуждалась. Она жила в постоянной тревоге, почти ощущая ее физически. Все это отражалось на ее нервной системе и даже на желудке, который продолжал беспокоить Алекс все последние месяцы. Месяцы, которые так изменили ее жизнь…

10

Была среда, два часа дня. Дэйв складывал в стопку документы, которые он подготовил для совещания, когда зазвонил телефон на его столе.

– Мистер Мастерсон, вам звонит леди, которая представилась как миссис Мастерсон.

Неприятный холодок пробежал по его спине. Алекс никогда не звонила сюда. Несчастный случай? С кем-то из детей?

– Соедините, – скомандовал он.

Десятки мрачных предположений пронеслись в его голове. Но взволнованный голос, раздавшийся в трубке, не был голосом Алекс. Дэйв тряхнул головой, чтобы прийти в себя.

– Повтори все сначала, мама, – попросил он эту другую миссис Мастерсон. – Я ничего не понимаю.

Через несколько минут он уже был в машине и на огромной скорости мчался домой. Мать открыла дверь, как только он подъехал.

– Она там, – встревоженная Дженни указала сыну на гостиную. – Она так расстроена, Дэйв!

Дэйв подошел к двери, открыл ее и увидел Алекс, съежившуюся на уголке дивана. Она сидела, уткнувшись лицом в диванную подушку, ее хрупкая фигурка сотрясалась от рыданий. Он осторожно приблизился к ней, сбросив пиджак и ослабил узел галстука; его руки слегка дрожали.

– Алекс? – негромко окликнул он, присев перед ней и нежно дотронувшись до вздрагивающего плеча.

– У-уходи-и, – прорыдала она в подушку.

Дэйв нахмурился, озадаченный и слегка испуганный. Он никогда не видел ее в таком состоянии. Поглаживая ее плечо, он пытался сообразить, что же могло так ее расстроить? Зак Колэм! Догадка переполнила его гневом. Если этот ублюдок довел ее до такого состояния, если эта свинья посмела так обидеть ее, когда она только-только оправилась от той обиды, которую нанес ей он сам…

– Алекс… – Дэйв придвинулась ближе, провел дрожащими пальцами по ее волосам и почувствовал, что она пышет жаром. Интересно, сколько времени она сидит здесь и плачет? – Ради всего святого, – взмолился он, – ответь мне! Скажи, что случилось?

Алекс затрясла растрепанной головой. Дэйв напряженно сглотнул, не зная, что делать. Затем с мрачной решимостью поднял ее и устроил у себя на коленях вместе с подушкой. Она не оттолкнула его, а прижалась к его груди, по-прежнему прижимая к лицу подушку и продолжая плакать.

27
{"b":"109805","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
И дети их после них
Трудный возраст века
Папа, у меня есть бизнес. Как нормально зарабатывать в 16 лет
Охотничий Дом
Русский язык для билингвов 8–10 лет. Сборник текстов. Списать и пересказать
Лука, или Темное бессмертие
Сердце Зверя
Развод. Как выжить после расставания, а не из ума
Жирожабль семейного счастья. Вредные советы для неутомимых мам, которые хотят получить 28 часов в сутках