1
2
3
...
12
13
14
...
63

Люсьен со вздохом поднялся в фаэтон и приказал везти себя в боксерский клуб. В Лондоне у него было не менее полудюжины любовниц, и новый сезон должен был существенно увеличить эту цифру. Беда была в том, что с появлением Александры он потерял интерес к другим женщинам, отчасти потому, что находил их пустышками в сравнении с ней, отчасти именно из-за их готовности прыгнуть к нему в постель.

Он желал Александру и хотел пробудить в ней желание той же силы, однако, вопреки очевидному интересу к нему, она с успехом противилась любым его порывам и даже не теряла рядом с ним присутствия духа — во всяком случае, ничто не мешало ей делать едкие выпады в его сторону. Это ему даже нравилось… но, черт возьми, ему надо было как можно скорее подыскать жену.

Люсьен оглядел стайку юных леди, появившихся из лавки, когда он проезжал мимо. Хорошенькие глупенькие болтушки. Он отвернулся и тут же забыл о них.

Женившись, он вполне может иметь любовницу — одно другому не помеха. Любовницей может стать Александра, если только он сумеет ее добиться. А добиться надо, иначе его слепое увлечение гувернанткой станет попросту нелепым.

Ничего, он сможет выместить досаду на сегодняшнем противнике, кто бы это ни был, для этого джентльмен и посещает боксерский клуб. В противном случае ему пришлось бы подстеречь мисс Галлант, к примеру, на вечерней прогулке с терьером… или заманить в кабинет как бы для важного разговора… или выследить, когда она пойдет в библиотеку…

Люсьен тряхнул головой. Нет, надо, непременно надо жениться!

Глава 5

— Ты должна сосредоточиться, Роза, — строго сказала Александра. — Нам еще предстоит пройти пять перемен блюд.

— Зачем это, если мне ничего нельзя будет есть! Какая нелепость!

Девушка надула губы. Александре пришлось напомнить себе о жалованье в двадцать пять фунтов и о том, что в прошлом ей уже приходилось иметь дело с юными упрямицами.

— Это вовсе не нелепость, а хорошие манеры. Вот, к примеру, вино. Ты его пригубливала чуть не полминуты.

— Подумаешь, пустой бокал! — Роза хихикнула. Александра позволила себе чуточку расслабиться. Если бы вино и еда были настоящими, ко вторнику ее подопечная не уместилась бы в шедевр мадам Шарбон. К счастью, речь шла об уроке, как держать себя за столом, а не об уроке гастрономии.

— Мне кажется. Роза, тебе просто нужен отвлекающий маневр. Стоит задать вопрос, как ты хватаешься за бокал.

— Мисс Брукхоллоу говорила, что это хороший способ обдумать ответ.

— Отчасти она права, но ты можешь сделать так лишь однажды, иначе все вокруг догадаются, в чем дело, а сама ты к концу ужина будешь самым неприличным образом пьяна.

— Но как же тогда обдумывать ответы?

— Есть ряд других способов, — небрежно ответила Александра, хотя в глубине души начинала опасаться за исход мероприятия, ради которого все и затевалось.

Они едва коснулись умения поддерживать разговор, а до остального дело и вовсе не дошло, и это при том, что ужин у Говардов должен был стать испытанием не только для Розы, но и для нее самой!

— Запомни пять несложных действий: сначала одно, потом другое и так далее, от вопроса к вопросу. Следи за мной. — Александра подняла бокал и сделала крохотный глоток вина. — «Да, лорд Уотли, я понимаю». — Потом взяла с колен салфетку и коснулась уголков рта. — «Это просто удивительно!» — Вернув салфетку на колени, она тщательно ее расправила. — «Неужели вы так и поступили?» — Под конец Александра захватила вилкой кусочек с тарелки, прожевала и проглотила. — «В самом деле, занятный случай». — Она взяла что-то с воображаемого блюда посреди стола и положила себе на тарелку. — «О, благодарю вас!».

Роза снова захихикала.

— Не так уж сложно, правда? — Александра чуть наклонила голову. — Вино, салфетка, салфетка, еда, добавка. Если затруднишься с ответом, просто вспомни, что следует дальше по списку, и сделай это. Можешь составить список сама, если тебе больше нравится. Для более долгого размышления лучше всего жевать. Ну а если ответ приходит сразу, отвечай не задумываясь.

— Гениально! — воскликнула Роза.

— Не смотри так, словно это моя идея, — засмеялась Александра. — Я была в хорошем пансионе.

— Там и такому учат?

— В числе прочего. Частная школа мисс Гренвилл считается одной из лучших.

— Вино, салфетка, салфетка, еда, добавка, — отчеканила Роза. — И как легко запомнить!

— Тогда переходим к тонкостям застольной беседы.

— Кем ты будешь на этот раз? — спросила девушка со вздохом.

— Скажем, леди Пембрук.

— Но я не могу выйти замуж за леди Пембрук!

Александра подумала, что по крайней мере ее подопечную не надо поощрять в желании достичь цели.

— У этой леди есть сыновья. Маркиз Тарентон, например.

— Говорят, он ужасно скучный.

— Зато богатый.

— Ладно уж, пусть будет леди Пембрук.

— Хочу заметить, что твои слова не всегда слышит только тот, с кем ты говоришь. Сказанное может быть использовано против тебя, помни об этом.

В дверь постучали. Александра очень надеялась, что это не лорд Килкерн: для полного счастья им не хватало только его ядовитых комментариев. Но это была Пенни, горничная.

— Миссис Делакруа говорит, что уже время ложиться. Мисс Роза должна хорошо высыпаться.

— Боже! — вырвалось у Александры, когда она взглянула на фарфоровые настенные часы. — Мне и в голову не пришло, что мы так засиделись. Завтра продолжим.

Когда Роза ушла, Александра облегченно откинулась на стуле. Сказать по правде, она терпеть не могла маленькие ухищрения, позволявшие недалеким женщинам скрывать недостаток ума, однако все это могло пригодиться в погоне за мужем. Порывшись в памяти, она так и не смогла припомнить случая, когда бы чувствовала себя настолько неуверенной, как Роза. Впрочем, та дожила до семнадцати с половиной лет под крылом своей матери, почти не ударяя пальцем о палец.

В холле послышался звук голосов, знакомые шаги приблизились к двери. Александра прокляла ту минуту, когда уселась поразмыслить, вместо того чтобы укрыться в своей комнате. Она притаилась в надежде, что опасность минует ее, однако все было напрасно.

— Ну, отослали ее? С вас довольно?

— Просто уже поздно. Роза ушла всего пару минут назад. Не знаю, обрадует вас это или нет, но у нее неплохо получается.

Граф был одет для вечера — как обычно, в серое и черное — и выглядел весьма импозантно. Невзирая на все благие намерения, сердце Александры забилось чаще, а дыхание пресеклось, когда он уселся на соседний стул.

— Неплохо? Насколько неплохо? Достаточно, чтобы не опозориться во вторник? — осведомился он, внимательно разглядывая столовые приборы.

Александра пожалела, что рядом не стоит полный бокал. А еще бы лучше, стакан виски.

— Думаю, да. Хорошо бы вы взяли на себя труд быть к Розе немного добрее.

— Это приказ, Александра?

Как странно было слышать от него обращение по имени! Странно… и волнующе.

— Нет, милорд, просьба. Вашей кузине недостает уверенности в себе.

— Никто ничего не заметит, когда она примется болтать во весь голос.

— Этим грешит ее мать, а Роза почти всегда молчит как рыба.

— Все равно они только и делают, что несут вздор! Они хуже, чем ваш терьер.

Александра хотела возмутиться, сказав, что ее терьер не несет вздора, однако все же сдержалась.

— Могу я задать вопрос, милорд?

Граф повернулся, оперся локтем о стол и положил подбородок на руку. Боже, как же он был красив!

— Задавайте.

— За что вы их так ненавидите?

— Кого? Этих гарпий? Ну да, этих двоих. Вам лучше не знать. — Голос его прозвучал неожиданно мягко, почти ласково. — Не выношу, и все.

Казалось, граф чувствовал себя вполне непринужденно, однако Александре пришлось сделать над собой усилие, чтобы сохранить внешнее спокойствие. Еще никому не удавалось победить ее в словесном поединке, не победит и он!

— Помнится, нечто подобное любил повторять Ричард, — заметила она.

13
{"b":"110","o":1}