ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мисс Галлант и Салли четверть часа назад отправились на утреннюю прогулку. Миссис Делакруа в своей комнате. Она вызвала к себе Мэри и Пенни.

Порой Бартлет невыносимо раздражал Люсьена, но у этого слуги были свои положительные качества: он умел держать язык за зубами и не путался под ногами без крайней необходимости.

– Кофе!

– Будет исполнено.

Люсьен оделся, мрачно радуясь тому, что накануне договорился с Робертом съездить на лодочную регату – в противном случае пришлось бы посвятить день мукам вожделения.

Не то чтобы Люсьен прежде не знал отказа – такое хоть и редко, но случалось, однако он никогда не страдал уязвленной гордостью, тем более что кто-то всегда был не прочь его утешить. Вот только на сей раз ему не хотелось утешаться в других объятиях: неудачное обольщение мисс Галлант стало вызовом его мужской гордости. Без сомнения, она готовилась начать день с нравоучительной беседы с Розой о том, как смирять низменные порывы в угоду добродетели, и, может быть, даже лелеяла надежду, что он присоединится к аудитории. Нет уж!

Люсьен выпил кофе в своей комнате и, вместо того чтобы спуститься к завтраку, приказал отправить к нему мистера Маллинса сразу по возвращении.

– Это все, что пришло вам в голову? – едко спросил он, просмотрев список.

– За столь короткий срок – да, – с достоинством ответил нотариус. – Хочу заметить, милорд, что имен пятнадцать и каждая кандидатка отвечает всем вашим требованиям.

– Хорошо, – смягчился Люсьен. – К тому же две из них будут завтра у Говардов.

– Неужто вы в самом деле вознамерились жениться?

– Вычеркните Шарлотту Бродшоу – ее брат слишком много проигрывает в карты, а я вовсе не хочу всю жизнь оплачивать его долги. И вообще, чем меньше родни, тем лучше. Пересмотрите список.

– Но как же я увяжу родословную с отсутствием родни?

– Не может быть, чтобы высокая смертность была свойственна только нашему семейству.

– Милорд, вы возлагаете на мои плечи…

– …вполне посильную задачу. В пятницу утром мы поговорим снова. Надеюсь, на этот раз времени хватит.

– Сделаю, что смогу. – Скомкав список, нотариус нервно сунул его в карман.

Александра не видела лорда Килкерна весь понедельник и утро вторника. Ее он избегать никак не мог – это был не тот человек, а значит, Люсьен упорно продолжал сторониться своих родных. Хотя такое поведение казалось ей черствостью, Александра была благодарна неожиданному повороту событий: подготовка Розы к дебюту поглощала все ее силы.

Однако втайне она все же сожалела, что они не встречаются пусть мимолетно, пусть на бегу. Александра хорошо помнила поцелуй и несколько минут полного безрассудства – такого с ней не случалось за всю ее предшествующую жизнь. Почему его так влекло к ней и почему он позволил ей ускользнуть? Если бы они вдруг встретились и граф спросил, что она думает о его поступке, вряд ли у нее нашлись бы слова для упреков; а между тем следовало немедленно дать ему знать, что такое поведение недопустимо, и потребовать, чтобы впредь он держался с ней как джентльмен.

Но что, если граф решит исправиться? Если он никогда больше ее не поцелует?

Она услышала негромкий стук, и затем дверь слегка приоткрылась.

– Лекс? Можно к тебе?

– Конечно, входи – мне не терпится на тебя взглянуть.

Роза помедлила на пороге и вошла в комнату медленным плавным шагом, который был отработан накануне. Для ее дебюта мадам Шарбон посоветовала голубой шелк, высокую прическу и нитку жемчуга. Александра с удовольствием одобрила ее выбор.

– Ты прекрасно выглядишь, Роза!

– Спасибо, – ответила девушка, краснея от смущения. – Боже, как я волнуюсь!

– Постарайся это скрывать.

Александра отвернулась к зеркалу, чтобы вплести в волосы зеленую ленту в тон приоткрытым бутонам вышивки, разбросанной по ткани ее платья. Это был самый потрясающий туалет, который она когда-либо видела, и он так мало подходил к ее скромному положению.

– Какая ты красивая! – не выдержала Роза. – Знаешь, я страшно рада, что ты живешь здесь, а не рядом с прислугой. Люсьен ни за что не позволил бы мне ходить туда.

– А разве другие гувернантки жили не в этой комнате?

– Что ты! Кузен сразу предупредил, что не желает терпеть вокруг сразу столько женщин. Они жили в задней части дома, там, где живут Уимбл и мистер Маллинс. Конечно, там чисто и уютно, но тесно, так что негде даже поставить приличный гардероб. Шекспиру бы не понравилось. – Она потрепала терьера, дремавшего на подушке.

Александра помедлила, глядя на свое отражение. В других домах ей неизменно выделялось помещение рядом с прислугой, соответствующее ее промежуточному статусу между хозяевами и теми, кто их обслуживал. До сих пор она не задавалась вопросом, почему лорд Килкерн поступил иначе, и теперь бранила себя за наивность. Один Бог знает, что думают об этом лакеи и горничные Балфур-Хауса и что говорят о ней своей родне и знакомым.

– Тебе нездоровится? – спросила Роза с тревогой.

– Почему ты так решила?

– Не знаю. В самом деле все в порядке? Если мне придется отправиться к Говардам без тебя, я просто умру! О, я так нервничаю!

Отложив щетку, Александра подошла и обняла ее.

– Ты должна быть непробиваемо спокойной в свой первый выход в свет. И потом, я буду рядом. Если случится какое-то затруднение, посмотри в мою сторону, и я подскажу, что делать. Верь мне, все пройдет как нельзя лучше.

Однако Александра все же тревожилась, но не насчет Розы, а насчет ее матери. Правда, граф обещал лично за этим присмотреть, но до сих пор его замечания лишь сильнее раздражали Фиону. Поделиться опасениями с Розой означало бы окончательно ее перепугать, поэтому Александра сочла за лучшее промолчать.

Только спустившись в холл, где их дожидался лорд Килкерн, она поняла, что нервничает как никогда – ведь ей предстояло провести в его обществе значительное время. Она все еще не решила, как держать себя, если ему снова вздумается затронуть запретную тему, и очень надеялась на отсутствие поблизости посторонних ушей – довольно было и тех сплетен, что уже ходили о ней по Лондону из-за приставаний лорда Уилкинса. По правде сказать, на этот раз она вообще не противилась напору лорда Килкерна… Люсьена…

– Дорогие дамы, добрый вечер.

– Мама сейчас спустится. – Роза быстро сделала книксен. – Она… Мне кажется, ей не по душе платье мадам Шарбон.

Александра приготовилась сказать что-нибудь примирительное, если граф в очередной раз обрушит на кузину всю мощь своего черного юмора, но он лишь заметил, что опоздание – признак хорошего тона. Возможно, на этот раз он решил для разнообразия вести себя учтиво.

Глава 6

Поначалу Люсьен собирался выехать к Говардам верхом и предоставить карету в полное распоряжение дам – не из великодушия, а из нежелания целых полчаса терпеть пустую болтовню родственниц; но в конце концов он передумал в надежде на то, что мисс Галлант не откажется делить с ним не слишком просторное сиденье.

Однако на деле ему пришлось довольствоваться соседством Фионы. Колеса громыхали по мостовой, унося их к Говард-Хаусу. Невообразимые кудри миссис Делакруа были упрятаны под элегантную бежевую шляпу, а внушительные телеса – в платье модного покроя, бежевое с коричневым. В таком наряде она могла сойти за светскую матрону, по крайней мере пока держала рот на замке.

Сам Люсьен намеревался провести этот вечер под девизом «делу время – потехе час» и выбрать себе невесту. Карты, выпивка, сигары – все это могло подождать. Невзирая на невысокое положение, Говарды вхожи в приличные дома, и на ужине непременно должны присутствовать леди с дочерьми на выданье. Это все, что требуется, думал Люсьен, пара минут беседы с подходящей кандидаткой вполне может решить дело. Когда речь идет о титуле и состоянии, женщина готова пойти под венец с трухлявым пнем, не то что с молодым интересным мужчиной.

Александра на сиденье напротив что-то вполголоса втолковывала Розе – должно быть, давала последние наставления. Люсьен посочувствовал ей и одновременно мысленно поздравил с тем, что возложенная на ее плечи задача хоть отчасти оказалась ей по плечу. К примеру, вторично выдать замуж Фиону было много труднее – все деньги мира не помогли бы ему найти гувернантку на этот случай.

15
{"b":"110","o":1}