1
2
3
...
20
21
22
...
63

— Что-то тебя совсем не видно в последнее время, — заметил Роберт, поздоровавшись.

— Да и тебя тоже.

— Верно. Я не вылезал из дому с самого приезда матушки. — Он подождал, пока лакей нальет вина и отойдет к другому столику. — Пришлось выслушать все провинциальные сплетни.

— Что-нибудь занимательное?

— Ни словечка? В Лондоне жизнь куда интереснее — столько событий!

— Назови хоть одно. — Люсьен рассеянно разглядывал вино на свет.

— Пожалуйста! Один известный холостяк нанял в гувернантки к своей юной и невинной кузине развратницу, на совести которой убийство.

Люсьен едва не поперхнулся вином.

— Такие ходят слухи, — поспешно добавил Роберт. — Еще говорят, что трудно решить, кто красивее, кузина или гувернантка. Эта женщина должна быть поистине роковой, чтобы означенный холостяк решился рискнуть жизнью ради обладания ею. «Обладать» в данном случае — это «иметь в своем распоряжении». Тонкая игра слов.

Первым порывом Люсьена было грудью встать на защиту мисс Галлант. Потом ему захотелось смеяться. Обладать Александрой! Этого не дано никому.

— Некий холостяк, — начал он с усмешкой, — нанял означенную особу потому, что счел наиболее подходящей кандидатурой на эту должность. Если ты хотел задеть меня, Роберт, забудь об этом. Мне наплевать на слухи.

— Не задеть, а поставить в известность. И хотя мне мало верится в твой неожиданный приступ деловой сметки, я принимаю объяснение.

— Кстати, ты-то совсем неплохо выглядишь, — заметил Люсьен раздраженно.

— Мне удалось хорошо выспаться, и только поэтому я способен так долго терпеть твое общество. Пожалуй, я еще минут пять протяну за одним столом с тобой, дружище.

— Тогда сделай одолжение и объясни, каков был, по-твоему, мой мотив.

— Изволь. Твоя кузина хороша собой, но так несносна и так плохо воспитана, что понадобился пример для сравнения, на фоне которого она бы выигрывала, — вот ты и нанял женщину, которую считают преступницей, к тому же ослепительно красивую, чтобы перепало и тебе самому.

— Что ж, разве я не гений?

— Ты дьявольски изворотлив!

— Благодарю.

Люсьен не стал вдаваться в детали, тем более что версия Роберта была почти прямым попаданием. Роль дьявольски изворотливого человека импонировала ему гораздо больше, чем роль мямли и недотепы.

— Я теперь страшно сожалею, — продолжал Роберт, — что не явился к Говардам. Впрочем, не я один нахожусь во власти сожалений. Могу прозакладывать тысячу гиней, что на следующем вечере, куда ты приглашен, никто не скажется больным.

— Хорошо бы, чтобы главной приманкой стала моя кузина, а не ее гувернантка, — буркнул Люсьен.

— Приманкой будет каждый по-своему, даже ты. — Роберт засмеялся. — Между прочим, открой секрет своего обаяния, в связи с женитьбой он мне нужен позарез! На то и друзья, чтобы делиться секретами.

— У меня нет ни единого.

— Друга или секрета?

Понимая, что ответа на этот вопрос не требуется, Люсьен только усмехнулся.

Глава 8

Александра не имела ни малейшего понятия, знает ли лорд Килкерн о слухах, которые, похоже, ширились день ото дня. Если он и знал, то не подавал виду. Разумеется, решать ему, и все же он мог бы сделать благородный жест и поставить ее в известность.

В данный момент они находились в вестибюле особняка Харгроу, ожидая, пока дворецкий объявит об их прибытии. Александре было отчего-то не по себе, но выказать слабость означало бы нарушить собственные заповеди и подать Розе плохой пример.

— Что с тобой, Лекс? — шепотом спросила Роза, видимо, что-то заподозрив.

Ну вот, прекрасно, подумала Александра. Если даже семнадцатилетняя дебютантка видит ее насквозь, что же говорить о светских сплетницах, острых на глаз и на язык?

— Со мной? Ничего. Ты готова?

— Да — весело чирикнула Роза.

— И почему было не открыть окна? — брюзгливо заметила Фиона, безостановочно работая веером. — Я сейчас умру от духоты!

— Ах, несбыточные надежды! — пробормотал граф, подавая наконец их приглашения. — Тетушка, кто молчит, тот экономит воздух.

— Племянник! — Александра могла лишь порадоваться тому, что и этот вечер не ей приходится отражать атаки миссис Делакруа — сама она была совершенно не в форме для этого. Хотя Люсьен не досаждал ей со времени короткого разговора в кабинете, он ни на минуту не забывал о ней, и это ее нервировало.

Их сразу провели в парадную гостиную, однако, как гувернантке, ей удалось стушеваться и тем самым избежать прямой процедуры знакомства с хозяевами дома.

— Боже милостивый! — ахнула Роза, округлив глаза. — Бальный зал открыт! Пол навощен! Я вижу оркестр! Значит, непременно будут танцы!

Вполуха слушая ее восклицания, Александра разглядывала прибывших. Не оставалось сомнений, что здесь — в отличие от вечера у Говардов — собрался подлинно высший свет. Там гости смотрели на лорда Килкерна снизу вверх, здесь он был равным среди равных. Будь Александра подвержена обморокам, она бы лишилась чувств при виде герцога Веллингтона, непринужденно болтавшего с принцем Георгом у стола с легкими закусками. Хотя большую часть гостей она не знала в лицо, но не раз слышала их громкие имена.

— Ну и ну… — прошептала Александра, придвигаясь ближе к графу.

— Впечатляет, не правда ли? — сказал тот с обычным своим спокойствием. — Но вам не о чем волноваться. Здесь нет никого столь острого на язык, как вы, мисс Галлант.

— Как это понимать, милорд? — удивилась она. — Как попытку приободрить?

— Как мой редкий момент слабости, — ответил он с улыбкой.

— Вот уж не думала, что такое возможно!

Очевидно, Люсьен прекрасно знал о распространявшихся в обществе слухах, иначе не пытался бы ободрить ее. Впрочем, его репутация была немногим лучше.

— Я и сам прежде не думал ни о чем подобном.

— Ну так будьте осторожнее, иначе совсем размякнете.

— Только не в непосредственной близости от вас, мисс Галлант.

Она собралась ответить убийственной репликой, но тут от группы гостей отделился белокурый молодой человек и протянул графу руку небрежным жестом давнего друга. Взгляд его при этом перебегал с Александры на Розу, словно он не мог решить, которой из них отдать предпочтение.

— Роберт! — воскликнул Люсьен. — Сумел-таки оторваться от своей ненаглядной матушки?

— Отнюдь нет, пришлось взять ее с собой.

— Знакомься, дружище. Моя тетя Фиона Делакруа, моя кузина Роза Делакруа, мисс Галлант, гувернантка и компаньонка. Дамы, это мой друг, Роберт Эллис, виконт Белтон.

Последовал обмен поклонами и реверансами. Так вот он какой, друг Люсьена, подумала Александра, по крайней мере единственный, о котором он когда-либо упоминал. Виконт был заметно моложе графа, на вид лет двадцати пяти, внешность его весьма выигрывала от сочетания живых карих глаз и белокурых волос. Все же, на ее взгляд, он оказался куда менее интересен, чем Люсьен, видимо, так считала не только она. Александра спросила себя, как бы поступила каждая из дам, то и дело оборачивавшихся в их сторону, получив от лорда Килкерна нескромное предложение. Потом ей пришло в голову, что в некоторых случаях оно было получено и принято. По крайней мере несколько пар глаз смотрело так, как смотрят только соблазненные и покинутые.

— Дорогие дамы, я давно мечтал быть вам представленным, — любезно произнес виконт. — Люсьен постоянно говорит о том, как добры и милы его тетушка и кузина.

— Я тоже рада с вами познакомиться, — сказала Роза, премило вспыхнув. — Здесь столько важных персон, что становится не по себе! Истинное благословение — встретить нового друга.

— Я счастлив войти в число ваших друзей, мисс Делакруа.

— Вы очень любезны, милорд.

— Она что же, вызубрила наизусть эту фразу про благословение? — насмешливо спросил Люсьен, склонившись к уху Александры.

— Слово в слово. И произнесла с должным чувством, вы не находите?

— Будете ли вы танцевать сегодня? — обратился виконт к Розе.

21
{"b":"110","o":1}