ЛитМир - Электронная Библиотека

— О да! Жаль, но вальс мне пока не позволен.

Отметив, что ее подопечная имеет успех, Александра невольно улыбнулась.

— Могу я быть сегодня вашим первым кавалером?

— Конечно, милорд. — Щеки Розы еще больше порозовели, но то был румянец счастья. Виконт взял ее под руку.

— С твоего разрешения, Люсьен, я представлю мисс Делакруа своей матушке и знакомым.

— Кузен! — с надеждой воскликнула Роза. Люсьен критически оглядел приятеля, словно не зная, стоит ли ему доверять.

— Да брось, дружище! Клянусь, я буду хорошо себя вести!

— Ловлю на слове.

Александра с невольной завистью следила, как красивая молодая пара исчезает в толпе. Все шло превосходно, оставалось лишь надеяться, что Роза, с успехом применит то, чему ее научили.

— Итак, от одной родственницы избавились, — деловито заметил граф. — Остается пристроить Фиону.

— Племянник, я тебя покидаю, — оживилась Фиона, высмотрев в толпе свою приятельницу.

— Ни в коем случае! — отрезал тот. — Сплетен с вас вполне достаточно на год вперед.

— В таком случае пойду разыщу Розу. Кто-то должен за ней присматривать.

— Не столько за ней, сколько за вами.

— Ну уж нет!

Не слушая, граф направился к пожилой, элегантно одетой паре, сидевшей в сторонке.

— Маркиз, маркиза, хочу представить вам свою тетушку, миссис Фиону Делакруа. Тетя, это лорд и леди Меррик.

— Очарована, очарована! — воскликнула Фиона, приятно пораженная титулом новых знакомых, и тут же уселась в соседнее кресло.

Александра приготовилась занять место рядом, как то подобает компаньонке светской матроны, однако граф удержал ее за локоть.

— Вам здесь не место, мисс Галлант, — сказал он тихо. — Я не настолько жесток.

— Не могу же я остаться с вами! — Александра высвободилась, надеясь, что это прикосновение прошло незамеченным. — У меня есть обязанности, и это всем известно.

— Мы можем вместе поискать Розу.

— Я сама ее отыщу, ваша помощь здесь не требуется.

— При чем тут помощь? Оставшись один, я буду смертельно скучать.

Они прошли через анфиладу богато убранных покоев.

— Кто эти Меррики?

— Одна милая пара из Суррея, оба глухи как пробки. Они так никогда и не узнают, что говорила им миссис Делакруа.

— Вы знали, что эти люди будут здесь, — предположила Александра.

— Да, и заранее им благодарен.

— Но вы же не думаете, что на каждом балу найдется глухая пара! К тому же ваша тетка успела завести кое-какие знакомства.

— Возможно, ее знакомые сделают все, чтобы Мерриков приглашали на каждый бал.

Они вошли в один из салонов особняка, где Роза и виконт Белтон стояли, окруженные полудюжиной молодых людей.

— Надо же, мою кузину еще не растерзала разъяренная толпа, — благодушно заметил граф.

— Я присмотрю за ней, милорд.

— А я рассчитываю по крайней мере на один вальс.

Раздражение Александры вернулось. Этот человек знать не желал правил хорошего тона!

— Вам должно быть известно, что Роза еще не имеет права танцевать вальс.

— Разве кто-то говорил о Розе?

Она встрепенулась от предвкушения… и тут же заметила, что по углам начались перешептывания.

— Простите, но я не должна более оставаться в вашем обществе!

— Должны, раз я вам плачу.

Лорд Килкерн отвернулся и подозвал лакея с подносом, на котором стояли напитки. Александра попыталась подобрать разумные доводы в свою защиту, но тщетно: ее опыт дискуссий с упрямыми как ослы графами был все еще невелик.

— Милорд, гувернантка не может выйти в круг на тур вальса, когда среди приглашенных находится принц-регент! И какая мать согласится выдать свою дочь за человека, способного публично пригласить на вальс… меня!

— Назовите меня разок Люсьеном, и я отпущу вас к Розе.

— Ни за что!

— Отчего вы покраснели?

— Я вовсе не покраснела, и не пытайтесь настаивать на своем. Танцевать с вами я не стану. Если вам нечего терять, то я не хочу пасть еще ниже в глазах общества!

— Виной всему ваш собственное упрямство, — недовольно заметил граф.

Внезапно ей все стало ясно. Причина происходящего — ее отказ назвать его по имени тогда, в библиотеке.

Александра сделала глубокий вдох.

— Хорошо. Люсьен, могу я подойти к Розе?

— Можете, Александра, — сказал он медленно, смакуя каждый звук. На губах его при этом играла настолько самодовольная улыбка, словно он только что получил корону.

— Я вижу, вас легко осчастливить, милорд! Возможно, вам стоит изменить метод поиска супруги. Если каждая кандидатка будет произносить ваше имя, вы сможете легко исключить всех шепелявых, писклявых и заик!

Улыбка графа померкла, и Александра решила спасаться бегством, не дожидаясь ответного выпада. Подойдя к Розе, она бросила осторожный взгляд через плечо. Зачем ей вздумалось задирать его? Он уже однажды предупредил ее насчет игры с огнем, и все же она продолжала рисковать. Интересно, почему?

Люсьен хорошо понимая, что не может вывести в круг свою гувернантку — это было бы слишком дерзко даже для него. Он явился в дом Харгроу не для того, чтобы еще раз шокировать высший свет, а для поисков невесты, и вовсе не желал заранее настроить против себя матерей возможных кандидаток.

Тем больше он был разочарован, потому что и в самом деле привык получать желаемое, а на этот раз его авансы раз за разом терпели неудачу. Его так и подмывало силой вытащить Александру на вальс — тогда она получила бы по заслугам за свое упрямство, а он насладился бы ее близостью.

Лавируя между гостями, он направился в бальный зал, где заметил у стола с прохладительными напитками рыжеволосую красавицу, окруженную поклонниками. Элиза Дуган была для Люсьена объектом довольно занятного соперничества: в прошлом сезоне он одержал победу без особых усилий, но красивый приз быстро его утомил. Сейчас, встретив взгляд Элизы, он лишь кивнул и отправился на поиски иной, никем еще не подстреленной дичи.

Вскоре ему на глаза попалось желаемое — дебютантки сбились в стайку, как подросшие цыплята, впервые выпущенные на птичий двор. Они, если можно так выразиться, топорщили перышки и нервно попискивали. Люсьен вспомнил розовые перья и возблагодарил Бога за то, что в его доме они изъяты из употребления.

Убедившись, что поблизости не видно одной острой на язык гувернантки, он приблизился.

— Добрый вечер, леди…

Ему ответил нестройный хор голосов, и всю группу всколыхнула волна реверансов.

Люсьен присмотрелся внимательнее. Из дебютанток в списке была лишь половина, но на первый взгляд все они выглядели презентабельно.

— Я вот тут подумал, не осталось ли у кого-нибудь из вас хотя бы одного танца на мою долю, — произнес он самым небрежным тоном.

На юных лицах разом возникли изумление и растерянность. Люсьен запоздало сообразил, что поставил вопрос в корне неверно — чересчур неопределенно, как если бы задавал его лишь из вежливости. Правила хорошего тона предписывали в таких случаях отказ. Он мысленно чертыхнулся. Наставления Александры сделали из него настоящего мямлю!

— Мисс Перкинс, — решительно перебил он смущенное бормотание ближайшей дебютантки, — без сомнения, у вас осталась свободная кадриль. Мисс Карлтон, я прошу всего один вальс.

— Конечно, милорд, конечно! — облегченно защебетали обе. Остальным Люсьен позволил до поры до времени упорхнуть, зная, что ему за глаза хватит болтовни с двумя выбранными кандидатками. В конце концов он решил подкрепить свои силы стаканом виски. Как ни крути, дорога к супружеству чертовски скучна и утомительна!

— Вселяешь страх в невинные души? — спросил, подходя, Роберт Эллис.

— А где моя кузина? — в свою очередь, полюбопытствовал Люсьен, с наслаждением отпивая виски.

— Мисс Галлант увела ее взглянуть на миссис Делакруа. Чудесная девушка! Скажи на милость, зачем ты наговорил о ней с три короба глупостей?

— Так Роза тебе понравилась? — изумился Люсьен.

— Она восхитительна.

— Ты спятил!

22
{"b":"110","o":1}