1
2
3
...
22
23
24
...
63

— А ты слишком критически настроен.

— Не всегда, друг мой. При определенных обстоятельствах я прощаю женщине все. — Люсьен подавил вздох. — Только не сейчас.

— А что ты делал среди дебютанток?

Граф сердито сверкнул глазами. Что за черт! Уже и жену нельзя подыскать без того, чтобы все и каждый не совали в это нос!

— Мне тридцать два, — начал он неохотно. — Других родственников мужского пола не имеется. Остальное сообразишь сам.

Покончив с объяснениями, Люсьен поспешно пошел прочь туда, где оставил Фиону. К счастью, он нашел ее на том же месте. Чуть в стороне Александра и Роза были поглощены беседой с потрясающей брюнеткой возрастом немногим старше Розы, и Люсьен не замедлил подойти к ним.

Александра повернулась к нему с такой ласковой улыбкой, что все его существо радостно встрепенулось.

— Милорд, позвольте представить вам ту, о которой вы, помнится, уже наслышаны. Леди Виктория Фонтейн. Лорд Килкерн.

Так вот что ее так порадовало! Не его появление, а появление близкой подруги. Люсьен поклонился с равнодушной вежливостью.

— Я много наслышана о вас, милорд! — Брюнетка адресовала ему лукавую улыбку, без сомнения, с легкостью пленявшую мужские сердца.

— Неужели? — Повинуясь неожиданному и не совсем понятному порыву, Люсьен поднес ее руку к губам и прильнул к ней долгим поцелуем. — Оставьте мне вальс, и мы сможем обсудить, много ли знаем друг о друге…

Он услышал за спиной странный звук, словно Александра едва слышно ахнула, и тотчас сжал губы. Что это было, ревность? Если бы! Скорее, она опасалась сплетен. Для женщины со скандальной репутацией она принимала чересчур близко к сердцу его скандальную известность.

— Я буду в восторге, милорд, — проворковала Виктория.

— Но не в таком, как я, миледи, — возразил Люсьен, думая, что встретил еще одно отнюдь не эфемерное создание.

— Ты что, решил жениться, дружище?

Он с досадой повернулся. Неужели обязательно вопить во все горло? Вообще-то Роберт Эллис говорил вполголоса, но острый слух считался одним из непременных атрибутов людей светских, а это означало, что назавтра весь Лондон будет в курсе выводов, сделанных виконтом Белтоном насчет намерений лорда Килкерна.

— Да, решил, — со вздохом признал Люсьен. — Что дальше?

— Но твой отец и все такое…

Он заметил, что Александра насторожилась.

— Ради Бога, выражайся яснее.

— Ты поклялся никогда не связывать себя узами брака!

— Я передумал.

— Да, но…

— А почему бы, собственно, ему не жениться? — вмешалась Фиона. — Что может этому воспрепятствовать?

Люсьен чуть не заскрежетал зубами. Меньше всего он нуждался в таком союзнике. От едкой отповеди его удержала лишь суматоха у стола с прохладительными напитками: одна из дебютанток лишилась чувств, ее подняли и под руки увели в женский будуар.

— Бедняжку хватил тепловой удар, — злорадно заметила Фиона. — Я же говорила, что надо открыть окна!

— Мисс Перкинс! — заметил Роберт, тоже с оттенком злорадства. — Одной партнершей меньше, дружище.

— Подумать только, что за совпадение, — вполголоса произнесла Александра. — Стоило упомянуть, что лорд Килкерн собирается жениться, как среди дебютанток начались обмороки.

Едва заиграла музыка, Роберт тут же бросился к Розе.

— Этот танец мой, верно, мисс Делакруа?

Они вышли в круг. После того как Викторию тоже увели, Люсьен остался в обществе тетки и Александры. Сам он обычно пропускал первые туры, предпочитая осмотреться, и сейчас был благодарен этой своей привычке.

Александра подошла к нему и встала рядом.

— Я в тупике, милорд.

— По какому поводу?

— Мне казалось, вы ничего особенного не ждете от будущей жены.

— Не жду, — подтвердил Люсьен, собираясь с силами для отражения новой атаки на его метод поиска невесты.

— Но теперь ясно, что ваша невеста должна быть достаточно сильна духом, чтобы не падать в обморок, и достаточно умна, чтобы поддержать с вами беседу хотя бы в течение пяти минут.

— То есть мои запросы чересчур высоки?

— Они выше, чем вы пытаетесь показать.

— Ничего страшного. Исключив всех мало-мальски приличных девушек, я снижу запросы и пойду по второму кругу, потом по третьему — и так до тех пор, пока кто-нибудь не подойдет.

— Не лучше ли снизить запросы прямо сейчас и не исключать мисс Перкинс на основании одного обморока? — невозмутимо заметила Александра. — Вдруг ни одна девушка не устоит на ногах при мысли о возможном браке с вами?

— А ведь верно! — оживленно воскликнул Люсьен, в душе желая свернуть ее красивую шею. — Я приглашу Перкинсов на скачки, и это даст их дочери еще один шанс. Что скажете?

Александра кивнула, однако было заметно, что идея ей не по душе. У Люсьена сразу улучшилось настроение. Он скрестил руки на груди и с минуту созерцал танцующих, потом заметил рядом Фиону и нахмурился. Однако вскоре его тетушка вернулась к своим глухим собеседникам, и Александре пришлось последовать за ней, после чего Люсьен снова повеселел.

Так ей и надо.

Глава 9

К большому удивлению Александры, на другое утро миссис Делакруа спустилась к завтраку. Она была в прекрасном расположении духа — почти необъяснимый феномен, учитывая позднее возвращение накануне.

— Роза, мисс Галлант, доброе утро. Неужели Люсьен еще в постели? Чаю! И побольше меду!

— Лорд Килкерн выехал верхом, — сказала Александра, пока лакей подавал все необходимое. — Немного странно видеть вас на ногах в столь ранний час, миссис Делакруа.

— У нас сегодня множество дел, юные леди, — провозгласила Фиона.

Роза чуть не подавилась бисквитом.

— Да, да, у нас дела! Экскурсия в Британский музей.

Александра ушам своим не верила.

— А на завтра я планирую поездку в Стратфорд. Ведь в нем родился Шекспир, верно?

— Да, но…

— Без сомнения, мисс Галлант, вы знакомы с его творчеством.

— Знакома, но…

— Вы должны выбрать лучшую пьесу, и мы прочтем ее сегодня вечером. Роза будет читать за главную героиню.

Александра осторожно поставила чашку. Ей вдруг показалось, что она ухитрилась проснуться совсем в другом семействе.

— Но мы еще не закончили с уроками этикета! Завтра бал у Бентли, как вам должно быть известно.

— Этикету можно учиться и по дороге в музей, — отмахнулась Фиона, — не говоря уже о том, что я не заметила никаких перемен в манерах моей дорогой Розы. Как по-вашему, мой дорогой Люсьен поедет с нами?

Интересно, когда это граф успел превратиться из «племянника» в «моего дорогого Люсьена»?

— Очень в этом сомневаюсь, миссис Делакруа. Сегодня он собирался на аукцион племенных кобыл.

— Мама! — Роза наконец опомнилась от первоначального потрясения, хотя вид у нее был все еще ошеломленный. — Зачем нам в музей? Там пыльно и скучно! И потом, завтра мы с Лекс собирались за лентами и перчатками.

— Глупышка! — Фиона потянулась через стол и фамильярно ущипнула дочь за щеку. — Ты помнишь, как мы мечтали повидать все достопримечательности Лондона?

— Нет, мы не…

— И погода благоприятствует. Мы славно повеселимся!

Александре пришла в голову разом сотня занятий поинтереснее поездки в музей, но она промолчала, тем более что лорд Килкерн не явился вовремя, чтобы положить конец этой авантюре. Британский музей числился в списке мест, где она собиралась побывать, прежде чем оказалась под крышей Балфур-Хауса, да и Розе этот познавательный тур мог принести пользу, пусть даже и не в охоте за мужем.

Выехала Александра без всякого энтузиазма, однако позже, в греческом зале музея, поздравила себя с тем, что согласилась. Ей приходилось видеть наброски, но они не передавали изысканной красоты статуй. Мисс и миссис Делакруа хихикали над обнаженными богами и богинями, но Александра этого не замечала — она стояла словно завороженная, пальцы ее шевелились, как будто скользя по мраморным формам.

— Вот для чего мужчины ваяли богов, — негромко произнес рядом знакомый голос.

23
{"b":"110","o":1}